Творчество В.С. Высоцкого. Часть 8

vy-sotskij
Здравствуйте, Уважаемые Читатели. Я продолжаю психологический анализ песен Высоцкого и в сегодняшней статье разберу 8 произведений из его творчества.

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «
Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Но перед тем, как проводить анализ его песен, я хочу рассказать об одном коротком и достаточно грустном эпизоде, связанном с творчеством великого поэта.
Во время написания очередной статьи о Высоцком, в моей памяти всплыл эпизод из телепередачи «Монолог», который записывался 22 января 1980 года в студии для дальнейшего показа в телевизионном эфире. Так вот, Высоцкий уже закончил петь, попрощался со зрителями и собрался уходить, но тут ему неожиданно сообщили о том, что у него есть еще несколько минут и что он может успеть еще что-нибудь исполнить! Он обрадовался, как маленький ребенок, и совершенно без подготовки, начал исполнять свою «Балладу о любви»… В этот момент я почувствовал боль и грусть. Он, великий человек, в возрасте 42 лет, за полгода до смерти, как мальчишка, бросился петь, боясь, что допеть ему так и не дадут. Он дорожил каждой минутой эфирного времени, всерьез опасаясь того, что его опять не покажут, опять вырежут, опять не пропустят… И тогда я ужаснулся от мысли о том, насколько же морально задавили, запрессовали и забили советские власти. Он ощущал себя загнанным кроликом, стоящим перед удавом карательной советской машины. Он всегда боялся чего-либо не успеть, ведь ему постоянно вставляли палки в колеса!
Это было вступление, а сейчас я перехожу к сути статьи.

Свой сегодняшний анализ я начну со спортивной песни «Утренняя гимнастика».

Вдох глубокий, руки шире.
Не спешите — три, четыре!
Бодрость духа, грация и пластика!
Общеукрепляющая,
Утром ободряющая —
Если жив пока ещё, гимнастика!

Если вы в своей квартире —
Лягте на пол — три, четыре!
Выполняйте правильно движения!
Прочь влияние извне —
Привыкайте к новизне!
Вдох глубокий, до изнеможения!

Очень вырос в целом мире
Гриппа вирус — три, четыре! —
Ширится, растёт заболевание.
Если хилый — сразу в гроб!
Сохранить здоровье чтоб,
Применяйте, люди, обтирание!

Если вы уже устали,
Сели-встали, сели-встали, —
Не страшны вам Арктика с Антарктикой!
Главный академик Йоффе
Доказал — коньяк и кофе
Вам заменит спорта профилактика!

Разговаривать не надо —
Приседайте до упада,
Да не будьте мрачными и хмурыми!
Если очень вам неймётся —
Обтирайтесь, чем придётся,
Водными займитесь процедурами!

Не страшны дурные вести —
Начинаем бег на месте, —
В выигрыше даже начинающий.
Красота — среди бегущих
Первых нет и отстающих!
Бег на месте общепримиряющий.

Вот что думает по поводу данной песни к.филол.н., литературовед и критик Владимир Новиков (и с ним трудно не согласиться): «Утренняя гимнастика»— песня, которую все мы помним наизусть. Что это — гимн гимнастике или сатира на нее? Да ни то и ни другое. Простенькая с виду, эта песня метит в тех деятелей, которые умеют только «делать вид», в тех, кто всюду ощущает «бодрость духа» и «грацию». Что греха таить, все мы в той или иной степени повинны в склонности к сглаживанию острых углов и конфликтов. И семидесятые годы, когда особенно ярко развернулся талант Высоцкого-сатирика, во многих отношениях оказались периодом «общепримиряющего» бега на месте. Сегодня мы вынуждены мужественно и открыто в этом признаться».

А теперь мой анализ.
Начинает Высоцкий, казалось бы, вполне миролюбиво и, если говорить о первых четырех куплетах, то с уверенностью можно утверждать, что они НЕ содержат каких-либо подтекстов или скрытых смыслов, а вот далее, начиная с пятого – уже интереснее: «Разговаривать не надо — Приседайте до упада, Да не будьте мрачными и хмурыми!» – Высоцкий весьма тонко и, в свойственной его шизоидному типу личности, ироничной манере указывает на то, к чему столь активно призывали народ советские власти: «Разговаривать (т.е. роптать на политическую и экономическую ситуацию в стране) – НЕ надо». А что надо? Правильно, «работать ДО УПАДУ», ведь надо же кому-то выполнять запланированные советскими вождями стахановские планы. Но выполнять их требуется не с мрачным или усталым видом, а с улыбкой на лице, показывая, насколько нездоровый и явно разрушительный для организма трудоголизм, может быть «привычен и мил нашему сердцу, насколько он ему дорог и даже ПРИЯТЕН».
«Водными займитесь процедурами!» – будьте всё время при деле, а если у Вас выдалась свободная минутка – то всё равно чем-то займитесь. Но самое главное — поменьше думайте, и еще меньше — разговаривайте.
Что же касается последнего абзаца, то, на мой взгляд, он полностью отражает развитие страны и благосостояние народа в целом: «красота, среди бегущих первых нет и отстающих – бег на месте – общепримиряющий». И народ, и вся страна, по сути, НЕ развивались, а только и делали, что «топтались на месте», занимаясь своеобразным переминанием с одной ноги на другую. Зато все всеми были довольны. Народ был доволен тем, что НЕ надо соперничать друг с другом, что при ТАКОМ режиме трудовой деятельности НЕ требуется развивать здоровую конкуренцию («мы все работаем на благо государство и, следовательно, на НАШЕ ОБЩЕЕ БЛАГО»), что можно жить в иллюзии процветания, дружбы, равенства и братства, которых в Советской Системе уже ИЗНАЧАЛЬНО ЗАЛОЖЕНО НЕ было, т.к. сами власти жили совершенно по-другому – т.е. имели много больше, нежели простые граждане. А если кто-нибудь из народа бунтовал, слишком высовывался и хотел большего или даже открыто протестовал против советской системы – от таких людей быстро избавлялись – либо расстреливали, либо сажали в тюрьмы (засылали в Сибирь), либо объявляли персонами нон-грата (т.е. «нежелательной персоной», или «нежелательным лицом»). Однако таких «инакомыслящих» во времена советского режима было относительно немного (нередко от «железной руки правосудия» страдали абсолютно НЕВИНОВНЫЕ граждане). Люди мучилась, терпели, но молчали. Их относительно всё устраивало. Мало кто из них задумывался о том, что можно жить ГОРАЗДО ЛУЧШЕ! Что же касается самих властей, то их тем более все устраивало, ведь «топтанием на месте», активной имитацией бурной деятельности и кормлением народа вечными «завтраками» им достаточно долгое время (целых 70 лет) удавалось держать народ под стальным колпаком – вешать советским гражданам лапшу на уши и сдерживать их от резких движений – массовых восстаний и революций. Тем более, что после второй мировой войны в плане боевых действий жилось народу относительно спокойно – они не роптали и давали властям творить «всё, что душе угодно». Ну а те, в свою очередь, радовались и «творили», как умели: Ленин, Сталин и Берия расстреливали и репрессировали, а Брежнев, Хрущев и Андропов – совершали различного рода глупости и активно «топтались на месте».

Следующая песня: «Веселая Покойницкая»:

Едешь ли в поезде, в автомобиле,
Или гуляешь, хлебнувши винца,-
При современном машинном обилье
Трудно по жизни пройти до конца.

Вот вам авария: в Замоскворечье
Трое везли хоронить одного,-
Все, и шофер, получили увечья,
Только который в гробу — ничего.

Бабы по найму рыдали сквозь зубы,
Дьякон — и тот верхней ноты не брал,
Громко фальшивили медные трубы,-
Только который в гробу — не соврал.

Бывший начальник — и тайный разбойник —
В лоб лобызал и брезгливо плевал,
Все приложились,- а скромный покойник
Так никого и не поцеловал.

Но грянул гром — ничего не попишешь,
Силам природы на речи плевать,-
Все разбежались под плиты и крыши,-
Только покойник не стал убегать.

Что ему дождь — от него не убудет,-
Вот у живущих — закалка не та.
Ну, а покойники, бывшие люди,-
Смелые люди и нам не чета.

Как ни спеши, тебя опережает
Клейкий ярлык, как отметка на лбу,-
А ничего тебе не угрожает,
Только когда ты в дубовом гробу.

Можно в отдельный, а можно и в общий —
Мертвых квартирный вопрос не берет,-
Вот молодец этот самый — усопший —
Вовсе не требует лишних хлопот.

В царстве теней — в этом обществе строгом —
Нет ни опасностей, нет ни тревог,-
Ну, а у нас — все мы ходим под богом,
Только которым в гробу — ничего.

Слышу упрек: «Он покойников славит!»
Нет, я в обиде на злую судьбу:
Всех нас когда-нибудь кто-то задавит,-
За исключением тех, кто в гробу.

На мой взгляд, в данной песне Высоцкий справедливо указывает на то, что подлости, гадости, пакости и предательства причинить нам не могут одни лишь покойники. Этот мотив звучит на протяжении всей его песни, которую он начинает относительно миролюбиво и только лишь начиная с третьего куплета постепенно раскрывает перед нами психологический смысл данной композиции: «Бабы по найму рыдали сквозь зубы, Дьякон — и тот верхней ноты не брал, Громко фальшивили медные трубы,- Только который в гробу — не соврал» – в данных строках Высоцкий справедливо полагает, что лицемерят в этой жизни практически все, особенно власть имущие, за исключением одних только Покойников.
«Бывший начальник — и тайный разбойник — В лоб лобызал и брезгливо плевал, Все приложились,- а скромный покойник Так никого и не поцеловал» – и что Истинная Скромность может присутствовать также у одних только мертвых «товарищей», а вот стоящие у руля власти партийные лидеры, напротив, только и делают, что разыгрывают из себя скромняг и праведников, хотя на самом деле совершенно таковыми не являются и, если быть откровенным, то им решительно и глубоко на всех наплевать.
«Все разбежались под плиты и крыши,- Только покойник не стал убегать» – Высоцкий справедливо отмечает, что только лишь одному мертвому безразличны любые невзгоды, катаклизмы и стрессовые ситуации – в отличие от живых, они на него уже НИКАК НЕ действуют.
«Как ни спеши, тебя опережает Клейкий ярлык, как отметка на лбу,- А ничего тебе не угрожает, Только когда ты в дубовом гробу» – великий поэт в свойственной ему ироничной манере указывает на то, что лучшей защитой от клеветы, наветов, сплетен и предательства служит ни что иное, как «дубовый или осиновый гроб». Разумеется, власти наклеивали на великого поэта множество ярлыков, что больно ранило и обидно задевало его чрезвычайно чувствительную шизоидную психику. Что бы Высоцкий ни делал, как бы он ни жил, его все равно давили, травили, отвергали и старались уничтожить.
«Можно в отдельный, а можно и в общий — Мертвых квартирный вопрос не берет,- Вот молодец этот самый — усопший — Вовсе не требует лишних хлопот» – Высоцкий верно подмечает, что в Советском Союзе хорошо может жить только покойник (недаром первый куплет песни «Райские яблоки» он заканчивает словами: «Не скажу про живых, а покойников мы бережем»). По крайней мере, ни финансовый, ни квартирный вопросы его уже точно больше не интересуют – ему не нужно жить в холодной и неотапливаемой коммунальной квартире из 20 семей с одним биде на улице. Или по 20 с лишним лет стоять в очереди на жилье и умирать за полгода до его получения. Проживая вот уже более полутора лет в своей самостоятельной квартире, я искренне поражаюсь тому, как же люди в Советском Союзе могли жить в таких, откровенно говоря, попросту Нечеловеческих Условиях! Я поражаюсь их стойкости и выносливости, а также умению преодолевать жизненные трудности и лишения. Ведь власти сделали всё для того, чтобы люди не жили, а выживали. И если бы не приход демократии — еще неизвестно, чем бы дело кончилось.
«Слышу упрек: «Он покойников славит!» Нет, я в обиде на злую судьбу: Всех нас когда-нибудь кто-то задавит,- За исключением тех, кто в гробу» – Высоцкий весьма точно подмечает тот факт, что неприятностей не следует ждать только лишь от покойников. Все остальные легко могут всадить тебе нож в спину: задавить и уничтожить как тебя самого, так и твое творчество. Собственно, именно так и поступили советские власти с великим поэтом. Поэтому не опасаться он действительно мог только покойников.

Следующий анализ песни Высоцкого – «О Вкусах Не Спорят» («Все относительно»).

О вкусах не спорят, есть тысяча мнений —
Я этот закон на себе испытал.
Ведь даже Эйнштейн — физический гений —
Весьма относительно всё понимал.

Оделся по моде, как требует век, —
Вы скажете сами:
«Да это же просто другой человек!»
А я — тот же самый.

Вот уж действительно — всё относительно,
Всё-всё, всё…

Набедренный пояс из шкуры пантеры.
О да! Неприлично! Согласен! Ей-ей!
Но так одевались все до нашей эры,
А до нашей эры — им было видней.

Оденусь попроще, как в каменный век, —
Вы скажете сами:
«Да это же просто другой человек!»
А я — тот же самый.

Вот уж действительно — всё относительно,
Всё-всё, всё…

Оденусь, как рыцарь я после турнира, —
Знакомые вряд ли узнают меня,
И крикну, как Ричард я в драме Шекспира:
«Коня мне! Полцарства даю за коня!»

Но вот рассмеётся и скажет сквозь смех
Ценитель упрямый:
«Да это же просто другой человек!»
А я — тот же самый.

Вот уж действительно — всё относительно,
Всё-всё, всё…

Вот трость, канотье… Я — из нэпа, похоже?
Не надо оваций — к чему лишний шум!
Ах, в этом костюме узнали? Ну что же…
Тогда я одену последний костюм.

Долой канотье, вместо тросточки — стек —
И шепчутся дамы:
«Да это же просто другой человек!»
А я — тот же самый.

Вот уж действительно — всё относительно,
Всё-всё, всё!
Будьте же бдительны — всё относительно,
Всё-всё, всё…

На мой взгляд, речь в данной песне идет о психологических ролях и масках, а также – о моде. Высоцкий, будучи превосходным психологом по жизни, рассказывает нам о том, что как бы ни и во что бы человек ни одевался, и какую бы маску он на себя не напяливал, его Сущность ВСЕГДА останется НЕИЗМЕННОЙ. Именно поэтому великий поэт и призывает нас к бдительности и предупреждает, что всё в этой жизни (особенно то, что НЕ касается Наук Точных (физики, математики, химии и т.д.) с их весьма твердыми, прочно устоявшимися и, если можно так выразиться, нерушимыми законами) – действительно, носит весьма и весьма относительный характер. «Будьте же бдительны», – говорит он, – и НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ведитесь на то, что человек одел другой костюм. Его сущность при этом ОСТАЛАСЬ ПРЕЖНЕЙ.

Следующая песня: «Ещё не вечер»:

Четыре года рыскал в море наш корсар.
В боях и штормах не поблекло наше знамя.
Мы научились штопать паруса
И затыкать пробоины телами.

За нами гонится эскадра по пятам.
Ha море штиль и не избегнуть встречи.
Но нам сказал спокойно капитан:
«Еще не вечер, еще не вечер!»

Вот развернулся боком флагманский фрегат,
И левый борт окрасился дымами.
Ответный залп — на глаз и наугад.
Вдали пожар и смерть. Удача — с нами!

Из худших выбирались передряг,
Но с ветром худо и в трюме — течи,
А капитан нам шлёт привычный знак:
Ещё не вечер, ещё не вечер!

Ha нас глядят в бинокли, в трубы сотни глаз,
И видят нас, от дыма злых и серых,
Но никогда им не увидеть нас
Прикованными к веслам на галерах!

Неравный бой. Корабль кренится наш.
Спасите наши души человечьи!
Но крикнул капитан: «Ha абордаж!
Ещё не вечер! Ещё не вечер!»

Кто хочет жить, кто весел, кто не тля —
Готовьте ваши руки к рукопашной!
А крысы пусть уходят с корабля —
Они мешают схватке бесшабашной!

И крысы думали: «А чем не шутит черт?!»
И тупо прыгали, спасаясь от картечи.
А мы с фрегатом становились к борту борт.
Ещё не вечер. Ещё не вечер!

Лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза
Чтоб не достаться спрутам или крабам,
Кто с кольтом, кто с кинжалом, кто в слезах, —
Мы покидали тонущий корабль.

Но нет! Им не послать его на дно —
Поможет океан, взвалив на плечи.
Ведь океан-то с нами заодно!
И прав был капитан — ещё не вечер!

На мой взгляд, в данной песне речь идет о ВЕРЕ. Да-да, о той самой вере, прожить без которой попросту НЕВОЗМОЖНО. Вере, лишившись который, мы утратим какой-либо смысл своей жизни, перестанем бороться с жизненными трудностями, преодолевать возникшие на нашем пути преграды, и, в конечном итоге, неизбежно пойдем ко дну. Если ты перестал Верить в лучшее, в свое призвание, в свой смысл жизни, если ты перестал делать правильные шаги по улучшению последней, то она рано или поздно, неизбежно превратиться для тебя в самую настоящую пытку. Поэтому судьба неверующего – глубокая депрессия, которая, к слову сказать, застигла и самого Владимира Семеновича именно после того, как он окончательно разочаровался в ценности собственной жизни, после того, как все попытки улучшить ее для него упорно сводились на нет. Хотя год написания песни – 1968 – поэтому для Высоцкого это, действительно ,был еще не вечер.
Что же касается самого текста песни, то, например, в первых ее строках Высоцкий сразу же призывает людей НЕ сдаваться: «Мы научились штопать паруса И затыкать пробоины телами».
Также в песне наглядно показано поведение людей, которые так и не научились преодолевать жизненные трудности – эти трусы, как крысы, покидали тонущий корабль, опасаясь возможных опасностей, на преодоление которых у них попросту не хватило бы духу.
«За нами гонится эскадра по пятам. Ha море штиль и не избегнуть встречи» – избежать жизненных трудностей НЕВОЗМОЖНО, как бы ты к этому ни стремился.
«Но никогда им не увидеть нас Прикованными к веслам на галерах! » – Высоцкий призывает идти до конца и бороться с жизненными неприятностями до последнего вздоха. Его девиз: «Лучше умереть, нежели сдаться».
«Но нет! Им не послать его на дно — Поможет океан, взвалив на плечи. Ведь океан-то с нами заодно! И прав был капитан — ещё не вечер!» – действительно, другие люди и даже случайные обстоятельства вполне могут помочь нам более чем достойно справиться с жизненными обстоятельствами и победить, хотя, на мой взгляд, в борьбе с ними лучше все-таки рассчитывать только на свои силы. Впрочем, и от помощи извне отказываться также НЕ следует, ведь лишней она точно НЕ будет. И один, как известно, в поле – НЕ воин.

Следующий психологический анализ песни Высоцкого – «Джентльмен удачи»:

Был развеселый, розовый восход.
И плыл корабль навстречу передрягам.
И юнга вышел в первый свой поход,
Под чеpепастым флибустьерским флагом.

Накренившись к воде, парусами шурша
Бриг трехмачтовый лег в развороте.
А у юнги от счастья качалась душа
Как пеньковые ванты на гроте.

И душу нежную под грубой робой пряча
Суровый шкипер дал ему завет
Будь джентльменом, если есть удача
А нет удачи — джентльменов нет.

И плыл корабль туда куда хотел,
Встречался, с кем судьба его сводила.
Ломая кости веслам каравелл,
Когда до абордажей доходило.

Был однажды богатой добычи дележ
И пираты бесились и выли.
Юнга вдруг побледнел и схватился за нож,
Потому, что его обделили.

Стояла девушка, не прячась и не плача
И юнга вспомнил шкиперский завет
Будь джентльменом, если есть удача
А нет удачи — джентльменов нет.

И видел он, что капитан молчал,
Не пробуя сдержать кровавой свары.
И ран глубоких он не замечал
И наносил ответные удары.

Только ей показалось, что с юнгой беда,
А другого она не хотела.
Перекинулась за борт и скрыла вода
Золотистое смуглое тело.

И в грудь себе, пиратов озадачив,
Он разрядил горячий пистолет.
Он был последний джентльмен удачи.
Конец удаче. Джентльменов нет.

На мой взгляд, в данной песне Высоцкий справедливо указывает на то, что в нашей жизни НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ рассчитывать на одну только слепую удачу. Сколь бы ни была благосклонна к тебе фортуна, но далеко на ней все-таки НЕ уедешь. Ведь совершенно очевидно, что достичь какого-либо серьезного успеха без целенаправленной длительной, кропотливой, планомерной и методичной работы – попросту НЕВОЗМОЖНО. – Никакая удача здесь НЕ поможет.
Также при помощи морской тематики в песне, на мой взгляд, блестяще обыграна трагедия Шекспира «Ромео и Джульетта» только уже слегка на новый лад. – Из последних двух куплетов песни становится очевидным, что девушка несколько опередила события и, решив, что юнга Неизбежно Погибнет, сама покончила жизнь самоубийством. Ну а он, увидев ее смерть, сразу же перестал сражаться и также предпочел отправиться на тот свет – чтобы таким образом быть вместе со своей возлюбленной – если не на море, то хотя бы на небесах.
Последний интересный момент в песне, на мой взгляд, представляют следующие строки: «И ран глубоких он не замечал И наносил ответные удары» – Уважаемые Читатели, Вы можете спросить: «А возможно ли Такое в принципе? Не выдумки ли это великого поэта?». Отвечая на данный вопрос, я со всей уверенностью могу заявить: «НЕТ, НЕ выдумки». Действительно, мужской организм устроен таким образом, что, входя в состояние боевого транса, он легко может НЕ замечать (Игнорировать или НЕ ощущать) не просто какие-либо болевые ощущения, но даже очень серьезные ранения и продолжать сражаться, находясь в состоянии, в котором делать это, казалось бы, практически невозможно. Я не буду далеко отсылать Вас за примерами: для того, чтобы наглядно в этом убедиться, достаточно попросту взглянуть на спортсменов, сражающихся в ринге. Иногда они дерутся с сотрясением мозга или даже переломами рук, ног, носа, челюсти, ребер… Можно, конечно, всё списывать на мужество и отвагу данных бойцов, однако суть дела, разумеется, заключается здесь не только в этом – решающую роль в появлении такой аналгезии (уменьшении болевой чувствительности) играет специфическое состояние психики, в котором пребывают эти бойцы во время поединка. Ведь отвага отвагой, однако сразу же ПОСЛЕ БОЯ все операции на их теле проводятся ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПОД НАРКОЗОМ. И это факт. Поэтому данные строки великого поэта полностью соответствуют истине и лишний раз заставляют нас убедиться в его гениальности и широте кругозора.

Следующая песня – «Про Козла Отпущения».

В заповеднике (вот в каком — забыл)
Жил да был Козёл — роги длинные.
Хоть с волками жил — не по-волчьи выл, —
Блеял песенки всё козлиные.

И пощипывал он травку, и нагуливал бока,
Не услышишь от него худого слова.
Толку было с него, правда, как с козла молока,
Но вреда, однако, тоже — никакого.

Жил на выпасе, возле озерка,
Не вторгаясь в чужие владения,
Но — заметили скромного Козлика
И избрали в козлы отпущения.

Например, Медведь — баламут и плут —
Обхамит кого-нибудь по-медвежьему, —
Враз Козла найдут, приведут и бьют
По рогам ему и промеж ему.

Не противился он, серенький, насилию со злом,
А сносил побои весело и гордо.
Сам медведь сказал: «Ребята, я горжусь козлом!
Героическая личность — козья морда!»

Берегли Козла, прям как наследника, —
Вышло даже в лесу запрещение
С территории заповедника
Отпускать Козла Отпущения.

А Козёл себе все скакал козлом,
Но пошаливать он стал втихомолочку:
Как-то бороду завязал узлом —
Из кустов назвал Волка сволочью.

А когда очередное отпущенье получал —
Все за то, что волки лишку откусили, —
Он, как будто бы случайно, по-медвежьи зарычал,
Но внимания тогда не обратили.

Пока хищники меж собой дрались,
В заповеднике крепло мнение,
Что дороже всех медведей и лис —
Дорогой Козел отпущения.

Услыхал Козел, да и стал таков:
«Эй, вы, бурые! — кричит. Светло-пегие!
Отниму у вас рацион волков
И медвежии привилегии.

Покажу вам козью морду настоящую в лесу,
Распишу туда-сюда по трафарету, —
Всех на роги намотаю и по кочкам разнесу,
И ославлю по всему по белу свету!

Не один из вас будет землю жрать,
Все подохнете без прощения!
Отпускать грехи кому — это мне решать,
Это я — Козел Отпущения!»

…В заповеднике (вот в каком забыл)
Правит бал Козел не по-прежнему:
Он с волками жил — и по-волчьи взвыл, —
И рычит теперь по-медвежьему.

А козлятушки-ребятки засучили рукава —
И пошли шерстить волчишек в пух и клочья,
А чего теперь стесняться, если их глава
От лесного Льва имеет полномочья!

Ощутил он вдруг остроту рогов
И козлиное вдохновение —
Россомах и лис, медведей, волков
Превратил в козлов отпущения!

На мой взгляд, в данной песне Владимир Семенович блестяще описывает проявления невротического рабско-тиранического характера: вначале козел отпущения находился в позиции униженного раба и вынужден был терпеть различные издевательства со стороны сильных мира сего. Однако затем, видимо, за терпеливость или выслугу лет – его все-таки повысили, и он, почувствовав власть, полностью перестроил свое поведение – т.е. начал вести себя, уже как личность тиранического типа. Описываемая Высоцким ситуация, в которой сильный тиранит слабого, является достаточно распространенным явлением во всех сферах нашей обыденной, повседневной жизни – на работе, в спорте, в учебе, в личной жизни, при воспитании детей (в детско-родительских отношениях) и т.д. Начальник тиранит подчиненного, тренер – спортсмена, учитель – ученика, жена мужа или муж жену, родители – детей. Но затем ситуация меняется – подчиненного повышают в должности и теперь уже он становится руководителем, спортсмен повышает свою квалификацию и постепенно становится звездой мирового уровня; ученик, прилежно грызя гранит науки и усердно занимаясь, со временем перерастает своего учителя, супруг или супруга находят себе другого человека для совместного проживания, дети вырастают и становятся полностью независимыми от родителей. И вот тогда-то в этих людях, уже ни от кого и ни от чего не зависящих, просыпается спавший доселе Тиран, который стремится во что бы то ни стало взять психологический реванш за годы мучений, кучи истраченных нервов и потерянного здоровья, т.е. попросту говоря, Отомстить своим обидчикам за поруганную честь. Разумеется, из этого правила также есть свои исключения. Так, австрийский психиатр, создатель логотерапии, Виктор Франкл писал: «Одни становятся свиньями, другие в тех же условиях святыми, ибо в горниле страданий выковывается личность».

Что же касается самого текста песни, то в нем скорее описана ситуация «Начальник-Подчиненный», о чем свидетельствуют следующие строки: «Например, Медведь — баламут и плут — Обхамит кого-нибудь по-медвежьему, — Враз Козла найдут, приведут и бьют По рогам ему и промеж ему. Не противился он, серенький, насилию со злом, А сносил побои весело и гордо. Сам медведь сказал: «Ребята, я горжусь козлом! Героическая личность — козья морда!»»
Затем Козел, находящийся в позиции униженного раба, становится Ценным Сотрудником, и, как следствие, отношение к нему постепенно меняется: «Берегли Козла, прям как наследника, — Вышло даже в лесу запрещение С территории заповедника Отпускать Козла Отпущения». Ощутив свою значимость, ценность, важность и, я бы даже сказал, Незаменимость для лесных жителей, со временем Козел становится гораздо более уверенным в себе и начинает вести себя уже совершенно по-другому: «А Козёл себе все скакал козлом, Но пошаливать он стал втихомолочку: Как-то бороду завязал узлом — Из кустов назвал Волка сволочью. А когда очередное отпущенье получал — Все за то, что волки лишку откусили, — Он, как будто бы случайно, по-медвежьи зарычал, Но внимания тогда не обратили».
Как часто бывает на больших производствах или в политике, пока сильные мира сего выясняют друг с другом отношения, набравшие силу рабы, т.н. «третья сила», совершают восстания и совершенно неожиданно захватывают власть в свои руки: «Пока хищники меж собой дрались, В заповеднике крепло мнение, Что дороже всех медведей и лис — Дорогой Козел отпущения». А, придя к власти, рабы уже сами начинают диктовать другим свои условия: «Услыхал Козел, да и стал таков: «Эй, вы, бурые! — кричит. Светло-пегие! Отниму у вас рацион волков И медвежии привилегии. Покажу вам козью морду настоящую в лесу, Распишу туда-сюда по трафарету, — Всех на роги намотаю и по кочкам разнесу, И ославлю по всему по белу свету! Не один из вас будет землю жрать, Все подохнете без прощения! Отпускать грехи кому — это мне решать, Это я — Козел Отпущения!»» – т.е. бывший раб вследствие ряда благоприятно сложившихся для него обстоятельств, сам постепенно превратился в тирана.

Следующая песня – «Много во мне маминого».

Много во мне маминого,
Папино – все скрыто,-
Я из века каменного,
Из палеолита!

Но, по многим отзывам —
Я умный и не злой,-
Значит, в веке бронзовом
Стою одной ногой.

Наше племя ропщет, смея
Вслух ругать порядки:
В первобытном обществе я
Вижу недостатки,-

Просто вопиющие —
Давят и грозят,-
Далеко идущие —
На тыщи лет назад!

Собралась, умывшись чисто,
Во поле элита:
Думали, как выйти из то-
Го палеолита.

Под кустами ириса
Все передрались —
Не договорилися,
А так и разбрелись…

Завели старейшины, а
Нам они примеры —
По две, по три женщины, по
Две, по три пещеры.

Жены крепко заперты
На цепи да замки —
А на крайнем Западе
Открыты бардаки!

Перед соплеменниками,
Вовсе не стесняясь,
Бродят люди с вениками,
Матерно ругаясь.

Дрянь в огонь из бака льют —
Вот надыбали уют,-
Ухают и крякают,
Хихикают и пьют!

Между поколениями
Ссоры возникают,
Жертвоприношениями
Злоупотребляют:

Ходишь — озираешься,
И ловишь каждый взгляд,-
Только зазеваешься —
Как глядь – тебя едят!

Люди понимающие —
Ездят на горбатых,
На горбу катающие
Грезят о зарплатах.

Счастливы горбатые,
По тропочкам несясь:
Бедные, богатые —
У них, а не у нас!

Продали подряд все сразу
Племенам соседним,
Воинов гноят образо-
Ваньем этим средним.

От повальной грамоты —
Сплошная благодать!
Поглядели мамонты —
И стали вымирать…

Дети — все с царапинами
И одеты куцо,-
Топорами папиными
День и ночь секутся.

Скоро эра кончится —
Набалуетесь всласть!
В будущее хочется?
Да как туда попасть!..

Колдуны пророчили: де,
Будет все попозже,-
За камнями — очереди,
За костями — тоже.

От былой от вольности
Давно простыл и след:
Хвать тебя за волосы,-
И глядь — тебя и нет!

Притворились добренькими,-
Многих прочь услали,
И пещеры ковриками
Пышными устлали.

Мы стоим, нас трое, нам —
Бутылку коньяку…
Тишь в благоустроенном
Каменном веку.

…Встреться мне, молю я исто,
Во поле, Айлита —
Забери ты меня из то-
Го палеолита!

Ведь по многим отзывам,
Я — умный и не злой,-
То есть, в веке бронзовом
Стою одной ногой.

На мой взгляд, в целом в данной песне Высоцкий Блестяще описывает все прелести жизни простого человека, проживающего в СССР. Поэтому на психологическом анализе некоторых куплетов я хочу остановиться несколько более подробно. Уж очень они занимательны.
«Собралась, умывшись чисто, Во поле элита: Думали, как выйти из то- Го палеолита». – Собрались советские власти на очередном заседании ЦК КПСС (Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза) и в очередной раз начали ломать голову над тем, как бы скорее от социализма прийти к коммунизму, да еще и уделать при этом проклятую Америку. Но, как это водится в большой политике: «Под кустами ириса Все передрались — Не договорилися, А так и разбрелись…»
«Завели старейшины, а Нам они примеры — По две, по три женщины, по Две, по три пещеры
» – данные строки, что называется, не в бровь, а в глаз, ведь ни для кого не секрет, что советские вожди имели не только по 2-3 машины или по 2-3 квартиры, но и вполне могли позволить себе содержать по 2-3, , любовницы (если не больше) :).
«Между поколениями Ссоры возникают, Жертвоприношениями Злоупотребляют» – и как тут не вспомнить времена правления Ленина, Сталина или Берии? Но и с другими вождями, находящимися на вершине иерархической пирамиды власти, Высоцкий призывает держать ухо востро: «Ходишь — озираешься, И ловишь каждый взгляд,- Только зазеваешься — Как глядь – тебя едят!»
А следующие строки – разве не про власти и не про их отношение к простым людям? – «Люди понимающие — Ездят на горбатых, На горбу катающие Грезят о зарплатах». – Как по мне, то данный куплет – просто в яблочко.
«Счастливы горбатые, По тропочкам несясь: Бедные, богатые — У них, а не у нас!» – Ну, разумеется, в Советском Союзе все были «равны». А Бедные и Богатые – это НЕ у нас, это, например, в гнусной буржуазной капиталистической Америке. А у нас – партийные лидеры и лохи, т.е. прошу прощения, рабочий класс, который день и ночь ишачит, как папа Карло, только для того, чтобы выполнить придуманные вождями стахановские планы.
«Продали подряд все сразу Племенам соседним, Воинов гноят образо- Ваньем этим средним» – и снова в точку. Так, во времена Советского Союза над людьми, имеющими высшее образование, как правило, открыто насмехались и считали их за людей второго сорта – мол: «А что вообще может эта жалкая профессура? Ни гайку закрутить, ни мешок с цементом на десятый этаж без лифта занести, ни грядку вскопать! Не то, что мы – элита, рабочий класс, пролетариат со средне-специальным, а иногда – и без оного, образованием».
«От повальной грамоты — Сплошная благодать! Поглядели мамонты — И стали вымирать…» – действительно, зачем быть грамотным и развивать свои мозги? «Катай на своем горбу партийных лидером и поменьше думай, а то, не дай Бог, еще поумнеешь и начнешь вякать, и тогда уж точно беды не миновать – тебя или посадят, или расстреляют» – именно такого девиза придерживалось большинство советских граждан. Они, как собаки, всё понимали, только вот сказать в открытую что-либо плохое о советском строе – панически боялись.
«Колдуны пророчили: де, Будет все попозже,- За камнями — очереди, За костями — тоже» – ну разве эти строки не о советской власти? Ведь именно она столько лет кормила народ обещаниями светлого будущего, которое наступило только после полной смены тоталитарного режима на демократический. А до этого времени народ 70 лет стоял в очереди за хлебом и колбасой (т.е. за костями) и квартирами (т.е. камнями).
«Притворились добренькими,- Многих прочь услали, И пещеры ковриками Пышными устлали» – и вновь Высоцкий блестяще пишет о лицемерии и ханжестве советской власти.
«Мы стоим, нас трое, нам — Бутылку коньяку… Тишь в благоустроенном Каменном веку» – И как тут не напиться с горя от такой власти?!

И последняя на сегодня песня – «Бег иноходца».

Я скачу, но я скачу иначе,
По полям, по лужам, по росе…
Бег мой назван иноходью.
Значит, по-другому, то есть, не как все.

Но наездник мой всегда на мне,-
Стременами лупит мне под дых.
Я согласен бегать в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Если не свободен нож от ножен,
Он опасен меньше, чем игла.
Вот и я оседлан и стреножен.
Рот мой разрывают удила.

Мне набили раны на спине,
Я дрожу боками у воды.
Я согласен бегать в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Мне сегодня предстоит бороться.
Скачки! Я сегодня — фаворит.
Знаю — ставят все на иноходца,
Но не я — жокей на мне хрипит!

Он вонзает шпоры в ребра мне,
Зубоскалят первые ряды.
Я согласен бегать в табуне,
Но не под седлом и без узды.

Пляшут, пляшут скакуны на старте,
Друг на друга злобу затая,
В исступленьи, в бешенстве, в азарте,
И роняют пену, как и я.

Мой наездник у трибун в цене,-
Крупный мастер верховой езды.
Ох, как я бы бегал в табуне,
Но не под седлом и без узды.

Нет! Не будут золотыми горы!
Я последним цель пересеку.
Я ему припомню эти шпоры,
Засбою, отстану на скаку.

Колокол! Жокей мой на коне,
Он смеется в предвкушеньи мзды.
Ох, как я бы бегал в табуне,
Но не под седлом и без узды!

Что со мной, что делаю, как смею —
Потакаю своему врагу!
Я собою просто не владею,
Я прийти не первым не могу!

Что же делать? Остается мне
Вышвырнуть жокея моего
И скакать, как будто в табуне,
Под седлом, в узде, но без него!

Я пришел, а он в хвосте плетется,
По камням, по лужам, по росе.
Я впервые не был иноходцем,
Я стремился выиграть, как все!
Я впервые не был иноходцем,
Я стремился выиграть, как все!

На мой взгляд, в данной песни в роли Иноходца выступает сам Владимир Семенович. В тексте он указывает на то, что согласен жить в социуме («бегать в табуне»), но БЕЗ каких-либо притеснений со стороны властей, т.е. без жокея в форме советской власти, а также «не под седлом и без узды».
В основном в тексте Высоцкий метафорически красочно описывает притеснения своей личности и своего творчества со стороны властей. Это наглядно отражают следующие строки: «Но наездник мой всегда на мне,- Стременами лупит мне под дых».
«Если не свободен нож от ножен, Он опасен меньше, чем игла. Вот и я оседлан и стреножен. Рот мой разрывают удила» – Высоцкий справедливо полагает, что его творчество все время сдерживали и не давали ему ходу, т.е., фактически, «держали в ножнах» для того, чтобы он не мог представлять сколько-нибудь серьезную опасность для вождей советской системы, чтобы он так и не смог развернуться в полную силу.
«Пляшут, пляшут скакуны на старте, Друг на друга злобу затая, В исступленьи, в бешенстве, в азарте, И роняют пену, как и я» – Высоцкий описывает явно нездоровую конкуренцию, присущую писателям и поэтам в богемном обществе специфических свободных и беспечных нравов. Ее неадекватность выражалась в том, что зеленый свет давали не более талантливым личностям, а, напротив, тем, кто, извиняюсь за выражение, лучше лизал задницу советской власти, т.е. продвигали в советской системе, как правило, бездарных ничтожеств, выучившихся послушно плясать под дудку советской власти. Кстати, коллеги Владимира Семеновича презрительно высказывались о его творчестве, в тайне завидуя его славе и признанию среди простого народа.
«Мой наездник у трибун в цене,- Крупный мастер верховой езды» – Уважаемые Читатели, ну разве эти строки не о советской власти, которая действительно была у простого народа в большой цене, вследствие того, что на нее можно было полностью переложить ответственность за свою жизнь.
«Нет! Не будут золотыми горы! Я последним цель пересеку. Я ему припомню эти шпоры, Засбою, отстану на скаку» – Высоцкий выбирает путь борьбы – он решает сражаться и драться до конца – последнего вздоха, до последней капли крови.
«Что со мной, что делаю, как смею — Потакаю своему врагу! Я собою просто не владею, Я прийти не первым не могу!» – Высоцкий отчетливо понимает, что такая нескончаемая борьба попросту изматывает его, подрывает его здоровье и лишает жизненных сил, что сопротивляясь и сражаясь, он лишь впустую тратит свою жизненную энергию и, таким образом, «потакает» своему главному врагу – советской системе, которая во что бы то ни стало, стремилась уничтожить великого поэта любой ценой. Казалось бы, всё просто – отступись, сдайся – и ты победишь, и, может быть, даже будешь счастлив, или, по крайней мере, останешься жив. Но… Последняя строка данного куплета, с моей точки зрения, раскрывает всю Сущность трагического невротического психологического сценария «Будь лучшим»: «Я прийти не первым не могу!». «Я НЕ могу проиграть, я НЕ могу отступить, я НЕ могу сдаться, я НЕ могу быть вторым, я НЕ могу быть хуже кого-то. Я могу быть ТОЛЬКО ПЕРВЫМ, ТОЛЬКО ЛУЧШИМ, ТОЛЬКО ЕДИНСТВЕННЫМ, ТОЛЬКО САМЫМ СОВЕРШЕННЫМ». И Высоцкому это, на мой взгляд, полностью УДАЛОСЬ. Причем даже при жизни! Завоевав простой народ и сделав его главной аудиторией для своих песен, он одержал самую главную победу в своей короткой, но очень яркой и насыщенной жизни.

На этом на сегодня всё. Вы читали статью о психологическом анализе песен Высоцкого. Девятую часть статьи о его творчестве Вы можете прочесть в заметке «Разбор песен Высоцкого».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.