Применение психологических, деловых и амортизационных писем в трудовой деятельности. Часть 4


Здравствуйте, Уважаемые Читатели, я продолжаю цикл заметок о том, в каких ситуациях следует применять амортизационные письма Михаила Литвака, а в каких – нет, и от их написания, наоборот, следует воздержаться, поскольку это напрямую вредит делу и личностным взаимоотношениям людей в трудовом коллективе.

Уважаемые Читатели, если Вы на моем сайте впервые и не можете найти какой-либо материал или, перед тем, как начать читать, хотите вкратце ознакомиться с содержанием какой-либо статьи, рекомендую Вам перейти в Общий Навигатор, отображающий Краткое Содержание ВСЕХ Полностью Готовых Статей из ВСЕХ Рубрик и Ссылки на них, либо в Навигатор по Статьям Рубрики «Труд. Амортизация и Амортизационные Письма». По мере выхода нового материала Общий Навигатор и Навигатор Данной рубрики регулярно будут Дополняться.

Начать сегодняшнюю заметку я хочу с примера, скопированного с форума Михаила Литвака, в котором попытка применения т.н. «амортизации» выглядит, как откровенное хамство и носит явный провокационный характер, направленный на создание непродуктивного деструктивного психологического конфликта.

Если статья окажется для Вас интересной или полезной, Вы можете помочь проекту, поделившись данной ссылкой, т.е. распространив ее через социальные сети или любые другие интернет-ресурсы.

Тема: Как написать амортизационное письмо сотруднице
Автор: нынешний тренер хабаровского КРОСС-Клуба Алла Прокопенко (ник proka2).
proka2: Добрый день! Прошу совета, как написать амортизационное письмо сотруднице. Возникла ситуация: по работе необходимо делать документы, начальник поручила их сотруднице. Документы нужны мне. Эта сотрудница с обидой говорит мне, как она устала, что у нее нет времени делать эти документы, и предложила сделать их мне самой. Сразу ответить я не смогла. Помогите написать амортизационное письмо. Заранее благодарю. (На мой взгляд, для разрешения данной ситуации достаточно было просто сказать сотруднице о том, что подготовка данных документов — это часть именно ЕЕ работы, и что выполнять ее Алла НЕ будет; Ю.Л.).

Emanon: подойдите к той начальнице, которая вас перенаправила к сотруднице, и задайте вопрос, как нужно сделать те документы, о которых вы говорили. Закономерно у нее возникнет вопрос — ведь вас перенаправили к той сотруднице, и она должна вам их сделать. Тогда и приведите все ее слова – «как она устала, что у нее нет времени делать эти документы», и скажите, что не хотите причинять лишних неудобств той сотруднице дальше будут уже не ваши заботы. (Ох уж эти форумные и интернетные «психолухи» :). Ну зачем нужно такой огород городить, когда можно было просто и спокойно сказать сотруднице о том, что это ЕЕ работа?! Ну для чего, без крайней на то необходимости, впутывать в это дело свою начальницу?!; Ю.Л.).

nata17: Emanon, Я бы тоже сама сделала, если мне это надо. (Зачем? Каждый выполняет Свою Работу. Почему кто-то должен выполнять Чужую? Разве он за это деньги получает?! Люди НЕ могут сказать «НЕТ», НЕ могут дать обратную связь, делают море явно не своей работы, а потом еще и удивляются, почему им на голову все садятся; Ю.Л.).
Она вас обидела подобным предложением?

proka2: Нет, она меня не обидела, просто каждый делает свою работу. Вместо того, чтобы выяснить отношения с начальником, она на меня сливает свою обиду. Вот и хочу написать ей письмо, мол, как я тебя понимаю, ты действительно много работаешь, а я сижу-отдыхаю. Только как правильно это сделать? (Мыслит-то Алла правильно, вот только способ разрешения возникшей у нее конфликтной ситуации выбирает, мягко говоря, далеко НЕ самый удачный; Ю.Л.).
Подошла к начальнику, спрашиваю, кто будет делать документы, а то сотрудница устала, у нее много работы. Получаю ответ: «Пойду, успокою ее». Я спросила, а меня кто успокоит, не подскажите? (А вот это уже явная провокация деструктивного психологического конфликта и откровенный психологический укол в адрес начальницы; Ю.Л.).

nata17: proka2 вы провоцируете скандал.

proka2: Да, Nata17, я это уже поняла. Обошлось без скандала. Спасибо за замечание.

Tasha: Эта тема показалась наиболее подходящей. Суть такая: мне надо попросить у руководителя, чтобы 3 раза в неделю мне не ставили смен или ставили меня в ночь. Но я испытываю некоторую неловкость. Почему? Дни дежурства ставят произвольно, каждый месяц она спрашивает пожелания перед тем, как вывесить график. Во-первых, я каждый раз нахожу какие-то пожелания, во-вторых, последний раз я «напрягла» ее – и уже после вывешивания графика попросила отпуск. Я должна была сделать это заранее. И теперь вот опять просьба. Как мне лучше ей написать? Получается, я опять ее напрягаю. (Здесь мне тоже совершенно непонятно, Зачем писать какое-то, а тем более – амортизационное, письмо. Если начальница готова выслушивать пожелания своих подчиненных, что отчетливо видно из рассказа Tash-и (начальница уже несколько раз спокойно шла ей на уступки), то не проще ли подойти к ней и всего-навсего спокойно и нормально попросить ее, чтобы она не ставила Tash-у в ночные смены? И только если начальница ей откажет, да еще и в грубой форме – только в этом случае можно подумать о написании какого-либо амортизационного письма по Михаилу Литваку. А так – ЗАЧЕМ?!; Ю.Л.).

А сейчас я приведу два коротких примера удачно составленных амортизационных писем в трудовой деятельности.

Королева: Здравствуйте, Литвак Борис Михайлович! Прошу Вашей консультации. Посмотрите, пожалуйста, насколько психологически грамотно составлено это письмо. Адресовано группе людей (коллективу авторов книги), от которых мне нужно получить информацию. Каждому планирую выслать одинаковый текст — авось, хоть один откликнется.
«Добрый день, ………….!
Спасибо за книгу «….», одним из авторов которой Вы являетесь. Книга создана профессионалами с большой буквы – и для профессионалов.
Я приобрела эту книгу как источник информации для нового романа, который сейчас в работе. В числе действующих лиц – …….. Обращаюсь к Вам, как к специалисту высшего класса в этой области.
Буду безмерно благодарна, если уделите мне часть своего времени, ответив на несколько вопросов. Обещаю указать Вас в числе консультантов.
(Список вопросов).
С уважением, X …………………….
(На мой взгляд, данное письмо составлено очень грамотно; Ю.Л.).

Тема: Как написать письмо потенциальному работодателю
Автор: nuts
nuts: Каким образом составить письмо работодателю, если объявления о вакансии не было? Как сделать так, чтобы шанс отказа был минимальным? Цель — как минимум заинтересовать, в идеале — получить приглашение на работу.
Мой вариант: «Здравствуйте. Ваша организация является лидером в области журналистики (к примеру). Возможно, Ваше издательство заинтересовано в новых авторах. Уверенна, что мои профессиональные и личные качества позволят мне хорошо выполнять обязанности в Вашей компании. Вот ссылки на мои статьи… Более подробную информацию Вы можете получить из моего резюме во вложенном файле».

Sonya: Я бы не стала отсылать что-то посмотреть (статьи), а сформулировала свои преимущества сама. Описала бы, почему именно я смогу изменить что-то к лучшему. Конкретика, если возможно. (Верное замечание. Но для максимальной эффективности я бы совместил описание своих конкретных преимуществ, как специалиста, с отправкой к чтению пары статей, которые, дабы не быть голословным, должны были бы подтвердить описанные мною выше преимущества; Ю.Л.).

nuts: Sonya, а можете написать пример письма в общих чертах, как вы себе представляете?

Sonya: «Уважаемый Иосиф Виссарионович! С интересом читаю Ваше издание, всегда нахожу в нем что-то новое и познавательное. Уверена, Вы — лидер в своей отрасли. Всегда мечтала работать с умными и прогрессивными людьми, знающими свое дело и динамично развивающимися.
Хотела бы выслать Вам свое резюме для ознакомления, даже если в данный момент нет свободных вакансий. У меня большой опыт…., меня ценят за…, могу разработать и вести новую рубрику на тему ….
Возможен вариант работы внештатным корреспондентом на испытательный срок.
Подъеду на собеседование в любое удобное для Вас время».
Ссылки на статьи.
Резюме.
Контактная информация.
На собеседование — опрятный деловой вид без распущенных длинных волос, грамотная сдержанная речь, визитка, если есть.

(Совершенно верно. При написании такого письма важно, чтобы оно было кратким, четким и максимально лаконичным – НИ ОДИН работодатель попросту НЕ станет тратить свое драгоценное время на прочтение двадцатистраничного резюме, да еще и в ситуации, когда свободных вакансий в компании нет; Ю.Л.).

А сейчас я приведу пример амортизационного письма из своей практики психологического консультирования, благодаря которому моей клиентке при увольнении из достаточно крупной компании удалось получить с руководства последней компенсацию в размере 4 окладов от своей ежемесячной заработной платы за подорванное здоровье и моральное давление, которое оказывало на нее как непосредственное начальство, так и вышестоящие руководители.

Некоторое время назад ко мне обратилась клиентка А., работающая экономистом в одном из отделов крупной компании. Уже на первой консультации я выяснил, что работа ей совершенно НЕ нравится. Как говорится, НЕ ее – никакого интереса во время работы А. НЕ испытывала – это была для нее сплошная скука и рутина, вызванная спецификой работы – бесконечными анализами и расчетами. Одним словом, от такой трудовой деятельности А. попросту выворачивало наизнанку. Ее живой сангвинический темперамент и циклоидный характер явно требовали работы, связанной с общением с людьми, но НИКАК НЕ с документами, бумагами, договорами, расчетами и анализами, являющимися неотъемлемой частью работы любого экономиста.
Ее отношения с непосредственной начальницей, Б., и коллегами по работе также складывались не особенно гладко. Б. была мягкотелой и слишком податливой, не умеющей толком отстаивать свои права и позиции, как следствие, она легко соглашалась на постоянные переработки, а также выполнение работы на дому и в выходные дни, которыми активно нагружало ее вышестоящее руководство, хотя график работы в компании был, вроде как, стандартный – с 9 утра и до 6 вечера. Одним словом, начальство прогибало Б., как хотело. Однако прогибало оно не только Б. – вследствие ее мягкотелости страдал и весь отдел, которым она руководила. Больше всего доставалось моей клиентке А., поскольку она была одной из самых толковых и порядочных сотрудниц, и также НЕ умела отстаивать своих интересов, прав и позиций, поскольку находилась в невротическом жизненном сценарии под названием «Радуй Других». Именно поэтому в некоторые дни ей приходилось работать до глубокой ночи, и она буквально приползала домой совершенно измотанная. – В их отделе эконом. анализа работа была ВСЕГДА и работы этой было МНОГО. И работа эта А. совершенно НЕ нравилась.
Уже на одной из первых наших консультаций я предложил А. подумать над тем, чтобы сменить работу на что-то более живое, динамичное и подвижное, ну и, разумеется, гораздо более щадящее для ее уже достаточно измотанного регулярными переработками и хроническим стрессом, организма – шуточное ли дело – вкалывать по 10-14 часов по 6, а иногда и по 7 дней в неделю?! И ладно еще, когда у тебя организм относительно молодой и здоровый, полный сил и жизненной энергии. А когда тебе уже за 30 – дела обстоят совсем по-другому. Обидно было также и то, что дополнительного дохода от своих переработок А. практически НЕ получала – руководство компании было крайне скупым, я бы даже сказал, жадным. Как следствие, моя клиентка получала достаточно посредственную заработную плату, которая начислялась ей исключительно за Рабочее Время (т.е. с 9 утра до 6 вечера с понедельника по пятницу), а за переработки ей НЕ доплачивалось. Как следствие таких постоянных изнурительных переработок, вызвавших у А. хронический стресс, моя клиентка «приобрела» целый «букет» психосоматических заболеваний – были здесь нарушения и опорно-двигательного аппарата, и проблемы с сердечно-сосудистой системой, и проблемы с желудочно-кишечным трактом. Одним словом, каких только проблем со здоровьем у нее не было.
Что же касается личной жизни А., то с таким рабочим графиком о ней не могло быть и речи. – На это у нее попросту НЕ хватало ни сил, ни времени. А. все отчетливее понимала, что в таком режиме долго НЕ протянет и что надо уходить.
Однако сменить работу она решилась только спустя год после начала нашей консультационной работы. Я не буду здесь подробно описывать всех сомнений, опасений, страхов, обид, тревог, чувства вины и других отрицательных эмоций, которые вызывала у А. ее «любимая» работа. Достаточно лишь коротко упомянуть о том, что она всё время боялась увольнения, точнее, бессознательно хотела, чтобы ее уволили, но, поскольку А. была ценным и квалифицированным сотрудником, никто увольнять ее, разумеется, даже НЕ собирался. И ее мечта – поскорее сбежать с «любимой» работы всё Никак НЕ осуществлялась. Пришлось моей клиентке действовать самостоятельно.

В один из дней я получил от А. следующее сообщение:
«На работе я осознала, что меня просто использовали по-полной, а сейчас хотят психологически надавить и просто вышвырнуть. (Страхам и опасениям А. так и НЕ суждено было сбыться – как будет видно из дальнейшего текста заметки, вышвыривать ее НИКТО даже НЕ собирался. Более того, после того, как она захотела уйти, ее неоднократно слезно умоляли остаться, обещая ей всяческие блага; Ю.Л.).
Мой начальница ушла в отпуск и распределила обязанности в пятницу, причем самое сложное и ответственное – мне. (Потому, что Б. доверяла А., считая ту честным, порядочным, надежным и ответственным сотрудником. Разумеется, абы кому доверить наиболее важную и сложную часть работы Б. НИКАК НЕ могла; Ю.Л.). А моей коллеги – типа сортировка документов по лоткам и самое простое. Моя коллега устроила истерику, будут ли ей доплачивать за доп. работу или нет. За 2-3 дня до этого я случайно узнала, что взяли втихаря экономиста, который находиться в другом подразделении, в другом городе и ей передали часть моей работы. Получается, что компания втихаря хочет передать мои дела другому сотруднику, а в конце такого-то месяца все сложные проекты завершаются, и я буду уже, в принципе, не нужна. (Возможно, дело обстояло именно так, как описывает его А., но, возможно, что и наоборот – руководство компании хотя бы частично хотело снять нагрузку с отдела Б. и, как следствие, наняло еще одного специалиста, которому и доверило часть работы, выполняемой А.; Ю.Л.). Я разозлилась, и спросила у Б., без свидетелей, будут ли моей коллеге доплачивать за доп. работу, на что она смутилась, начала мямлить, и ответила, что она ничего не решает, все решать будет зам ген.дира. (далее Зам.; Ю.Л.), т.е. оплачивать, скорее всего, будут. Я поинтересовалась, почему мне не доплачивали, когда я ее замещала, пока она была 3 недели в отпуске. (А вот этого А. делать явно НЕ следовало – после драки, как говорится, кулаками НЕ машут – говорить о доплате за работу ей надо было Раньше, а точнее – обсуждать эти вопросы еще ДО начала переработок. Также следует учитывать и тот факт, что ни один работодатель не станет платить сотруднику больше, и чтобы он работал меньше. Как раз наоборот — максимально постарается нагрузить работой за копейки — так устроена вся система современной экономики. Каждый печется в первую очередь о СВОЕЙ НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ выгоде, и поэтому «истерящую» коллегу А. вполне можно было понять – ну кому охота работать за Бесплатно?!; Ю.Л.). Б. ответила, что моя коллега умеет просить, такой уж она человек! Я думаю и почти уверена, что все было частью мести Б., за то, что, когда я уходила в отпуск, она работала на новогодние праздники, и она меня тайно всегда ненавидела и даже завидовала, что я могу сказать открыто руководству, а она нет. Ни на один мой вопрос она не может ответить четко, изворачивается. (Вот это, кстати, помимо того, что свидетельствует о ярко выраженном тревожно-мнительном (тревожно-уклоняющемся, или психастеническом) акцентуированном типе характера, является еще и непосредственным признаком очень плохого и малокомпетентного начальника – хороший начальник всегда говорит Ясно, Четко, Коротко, Конкретно и по Делу. Поэтому работать под руководством такого психологического Незнайки и Мямли крайне нежелательно, разве что в таком случае следует попросту регулярно НЕ выполнять его приказов, а упрямо гнуть свою линию, ведь приказывать нормально, действуя достаточно жестко, он совершенно НЕ умеет и даже боится – «Ах, как бы чего не вышло», – как говорил школьный учитель Беликов в знаменитом произведении Антона Палыча Чехова «Человек в футляре». Одним словом, такой начальник всегда оказывается всего лишь пешкой в большой игре. – Он Ничего НЕ решает, и всегда лишь слепо выполняет чужую волю. Как следствие, он Ничего НЕ может сделать ни для Себя, ни для Своих коллег по работе. В итоге – весь отдел имеют, как хотят. Но вернемся к рассказу А.; Ю.Л.).
В связи с чем, мне стало очень сильно обидно за себя, и я очень разозлилась и хочу поговорить в жесткой форме с руководством, я хочу компенсацию по сокращению и работать еще 6 месяцев у них не хочу. Меня этот вариант теперь не устраивает. Бесплатно уходить принципиально не хочу. Буду тоже им пить кровь. Похоже на месть, конечно. (На последнюю фразу я ответил А., что с Этой работы она, конечно, уйдет. Вопрос только в том, КАК именно – тихо или со скандалом. Пока мне очевидно, что со скандалом. Поэтому я написал ей так: «Смотрите сами, как поступать. Просто бывает, что когда хлопаешь дверью, эта дверь может еще и больно стукнуть тебя под зад. – Например, таким «ударом» для Вас может послужить плохая характеристика на Вас со стороны компании, предъявленная Вашему Будущему Работодателю, если он захочет узнать о Вас подробнее и начнет наводить справки и собирать информацию о Вас на Вашем рабочем месте. Хотя, возможно, и наоборот – именно эта тактика и принесет Вам долгожданный успех. Тут на 100% сказать что-либо пока что невозможно — надо ДЕЙСТВОВАТЬ и смотреть на динамику – ЧТО из этого получается»; Ю.Л.).

И еще: моя коллега смогла правильно найти подход ко всем директорам и теперь считает себя фавориткой и ведет довольно вольно. Экономист она хороший и этим теперь козыряет. На мой вопрос: сможет ли она отправить платежи в банк (моя работа) во время моего отпуска, она устроила истерику и высказала мне, что она и так делает половину моей работы и ей это надоело. (Коллега сразу и довольно четко, хотя, возможно, и не совсем в корректной форме, дает А. обратную связь. В рабочем коллективе, чтобы тебе НЕ сели на голову, так и следует поступать – что-то НЕ нравится – корректно выскажи свою претензию или откажись от дополнительной работы (сказав, что делать ее ты НЕ будешь); Ю.Л.). Начальница промолчала. Я уточнила, что именно она делает, коллега отказалась пояснять.
Мои чувства пошли по схеме: «обида», потом «злость». Дома «поколотила» подушку, стало немного легче. (Хороший способ выпускать пар; Ю.Л.). Но злости еще много. Это мешает амортизировать. Точнее говоря, вообще не могу в таком состоянии. Я избегаю общения с ней и молчу. Чувствую себя «белой вороной»».

Уважаемые Читатели, я думаю, что ни у кого из Вас не вызывает никаких сомнений, что психологический конфликт моей клиентки с коллегой по работе также достиг своего апогея. Наконец-таки А. всё это основательно надоело, и она приступила к решительным действиям.

Во время консультации мы с А. решили, что ей необходимо поговорить с Зам., во-первых, о сроках ее увольнения и размерах компенсации за причиненный ущерб здоровью, а, во-вторых, на тему оплаты будущих переработок.
Если Зам. согласиться на доплату за переработки и компенсацию за «приобретенную» психосоматику, то А. просто скажет, какой размер компенсации ее бы устроил с учетом, как она выразилась «лечения серьезных болезней, которые я заработала, работая в стрессовых условиях». И все.
Если же нет, то А. подготовила весьма гневную речь, которую она собиралась высказать Заму и которую я привожу ниже:
«Я была честна с вами, а вы поступаете нечестно, верить компании я больше не могу, и наш договор на отработку 6 месяцев считаю недействительным. Вы оказываете на меня психологическое давление, вынуждаете уволиться по своему желанию. – Начальница унижала и оскорбляла меня, говорила на меня такие слова: «Давай шевелись, поторапливайся», а вы рекомендовали мне полечить мою плохую память. Также сотрудники отдела создавали мне бойкот, швыряли телефонную трубку молча, когда мне звонили подрядчики по работе, мне создавали невыносимые условия работы. Начальница шантажировала меня на протяжении двух лет тем, что, если вышестоящее руководство узнает о моих ошибках, то будет скандал, оскорбляла мое человеческое достоинство словами: «Как тебе объяснить, чтобы ты поняла» в присутствии моих коллег. Компания эксплуатировала меня для разгребания бардака, созданного в течение восьми лет, перегружала многочисленными заданиями, которые не входили в мои обязанности и для выполнения которых мне приходилось работать по 10-11 часов в течение всего года, не оплачивая при этом за мои переработки, чем нарушала трудовое законодательство, при этом дополнительно сотрудников в отдел не брали. К сожалению, я была вынуждена молчать 2 года, но сейчас я готова отстаивать свои права всеми доступными для меня легальными средствами.
Потом я задам Зам. второй вопрос: «Почему мне не доплачивали за совмещение моих обязанностей во время болезни начальницы, и будут ли доплачивать сейчас?» Если она скажет, что нет, тогда я хочу сказать так: «Я бесплатно работать, как и моя коллега, не буду, а буду выполнять только объем своей работы». Я понимаю, что такой разговор совсем неделовой, но по-нормальному с ними не получается. Но мне очень хочется слить на них все дерьмо, которое они на меня сливали два года, иначе никак не могу успокоиться и их простить. И потом мне тоже нужны деньги, что я, получается, совсем лохушка».

Разумеется, НИКАКИМ деловым стилем здесь даже близко НЕ пахло. В речи А. буквально через каждое слово были слышны упреки как в адрес ее непосредственной начальницы, так и в адрес всего вышестоящего руководства. Хотя всему виной, как проявление невротического жизненного сценария «Радуй других», явилась, прежде всего, невротическая терпеливость самой А. – всё это время она МОЛЧАЛА И ТЕРПЕЛА, попросту НЕ давая вышестоящему руководству НИКАКОЙ обратной связи и совершенно напрасно рассчитывая на то, что все ее труды заметят и воздадут ей за них по заслугам. Разумеется, ее труды и Заметили, и воздали за них по Заслугам – нагрузили А. ОЧЕРЕДНЫМИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ПЕРЕРАБОТКАМИ. – «Раз ты, девочка, безропотно пашешь, как вол, да еще и доплаты за свои труды Никакой НЕ требуешь – так давай-ка мы тебе ЕЩЕ КАКОЙ-НИБУДЬ РАБОТЕНКИ ПОДКИНЕМ. Благо, в отделе ее МНОГО».
Одним словом, прочтя гневную речь своей клиентки, я рассказал А. о том, что пока она не уберет мешающий ей эмоциональный компонент – ни в плане работы, ни в плане взаимоотношений с коллегами дела у нее с мертвой точки так и НЕ сдвинутся. И что по-нормальному, т.е. по-деловому, говорить с ними она еще пока даже близко НЕ пробовала, что мешают ей в этом накопившиеся негативные эмоции, и что ни ее коллеги по работе, ни непосредственное начальство, ни вышестоящие руководители совершенно НЕ виноваты в том, что ОНА всё это время Безропотно ТЕРПЕЛА подобное к себе отношение, НИКАК НЕ отстаивая своих интересов, прав и позиций. Также я рассказал А. о том, что, как писал Сенека, «тот, кто хочет подчинить себе обстоятельства, должен подчинить себя разуму». И что гештальттерапия, которую периодически посещала моя клиента и которая, как метод психотерапии, направлена была исключительно на работу с эмоциями, однако совершенно НЕ учитывала когнитивный компонент в психотерапии, помочь ей в данном случае совершенно НЕ могла. Ведь для того, чтобы достичь успеха в делах всегда необходимо поступать по разуму, но НИКАК НЕ руководствуясь возникшими эмоциями и чувствами, которые, в идеале, должны служить всего лишь индикатором твоего состояния, но отнюдь НЕ поводом к действию, поскольку, если в делах руководствоваться в первую очередь эмоциями, то тогда здесь очень легко наломать серьезных дров – наделать поистине огромных глупостей и совершенно НЕНУЖНЫХ, нередко – непоправимых, ошибок.
Впрочем, о том, во что превратилась современная гештальттерапия я напишу в статьях рубрики «Лохотроны и НЕлохотроны». Кстати, буквально на днях (13.12.2015) от профессора кафедры клинической психиатрии ОНУ им. Мечникова, Розанова В.А., на семинаре которого мне довелось побывать, я узнал о том, что по целому ряду Объективных Научных Исследований, проводимых в США, гештальттерапия, как метод современной психотерапии, показала ПОЛНЕЙШУЮ СВОЮ НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ И НЕПРИГОДНОСТЬ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ.

Возвращаясь к письму А., я отметил, что лучше говорить не про то, что она Постоянно Много Работала, а про Конкретные Случаи Конкретных Переработок (например, с декабря по май такого-то года наш отдел работал по 12 часов 6 дней в неделю, разгребая завалы на таком-то участке).
Также я рекомендовал А. наконец-таки начать вести себя, как психологически зрелая личность, т.е. взять всю ответственность за сложившуюся ситуацию исключительно НА СЕБЯ и перестать упрекать в чем бы то ни было руководство компании, полностью перекладывая на нее всю ответственность за СВОИ бесконечные переработки и недоплаты. Ведь, как я уже писал выше, каждый начальник хочет, чтобы его подчиненный работал больше, а получал меньше. И это совершенно НОРМАЛЬНО. Уважаемые Читатели, если Вы с этим НЕ согласны – то просто поставьте себя на место Вашего непосредственного руководителя, а его – на своё. И Вам сразу всё станет ясно.

Постепенно А. немного успокоилась. Разум возобладал над эмоциями, и уже через несколько дней я получил от нее следующее сообщение:
«Я все-таки поговорила с Зам., но спокойно, в стиле амортизации. Предложила 2 месяца обучать нового сотрудника, а компании – выплатить мне компенсацию, так как искать работу и ходить на собеседование у меня времени нет, а на фоне стрессов у меня образовались болезни, а я продолжаю работать в таком же режиме, и буду усугублять свое самочувствие. Что начальнице Б. и сотрудникам со мной не комфортно работать, что не хочу создавать им стресс. Она раскритиковала меня за то, что не ищу работу, как-то это странно. Но обещала подумать и встретиться такого-то числа для разговора.
В общем, тянут время и давят психологически для того, чтобы я ушла сама.
Пойду ва-банк, подам в суд. Рискую плохой рекомендацией, но уходить на улицу не хочу.
Я признаю свою ошибку, что вовремя не ушла и позволила мной пользоваться, но и мне хочется, чтобы компания что-то заплатила за такое обращение со мной.
Хочу поинтересоваться у Зам. результатом нашего разговора. Она тиран, но компания в сложной ситуации – кроме меня мой участок никто не знает, хотят придержать меня, тянут время.
Юрист, к которому я обратилась за помощью, советует жесткий вариант — написать жалобу в трудовую комиссию.
Я хочу сначала попробовать легкий вариант, но не могу прочувствовать, какую стратегию выбрать:
А) ухудшение здоровья из-за работы, поэтому искать работу и работать мне сложно, запрещены стрессы и нагрузки и работа за компьютером по вечерам, что, в принципе, правда;
Б) все сваливать на начальницу Б., на наш межличностный конфликт, и то, что я ее не устраиваю, что тоже правда.

Я рекомендовал А. при дальнейшем общении с Зам. объединить пункты А) и Б) и еще раз пообщаться с ней на эту тему. Поэтому нами было решено написать ей деловое письмо, текст которого был следующим: «Уважаемая Зам., уделите мне, пожалуйста, 10 минут вашего времени. Я хотела бы уточнить 2 важных для меня вопроса у уполномоченного руководителя, которому я могу доверять. Моя начальница Б. сказала, что все вопросы по увеличению зарплаты, доплатам за дополнительную работу решаете только Вы. Б. сказала, что вы уже взяли нового экономиста и уже передали часть моих обязанностей ей, т.е. вы будете меня сокращать, как вы с вами договаривались?»

На это письмо мы получили следующий ответ:
«Добрый день, А., насколько мне известно, в данном случае, речь шла о расторжении трудового договора по обоюдному согласию. Как мы уже говорили, мы придем к единому решению, которое будет приемлемым для обеих сторон. В конце этой недели в офисе будет Генеральный Директор (далее Генеральный; Ю.Л.). Он переговорит с Вами более детально. После этого я свяжусь с Вами для обсуждения соглашения.
С уважением, Зам.».

Моя клиентка справедливо заметила, что Зам. попросту тянет время:
«Вроде, я и не нужна, но без меня тоже не могут. И, как я вижу, платить тоже не хотят, поэтому подводят к тому, что я сама хочу уйти. С завуалированным визитом у нас была проверяющая в четверг и вывела меня на разговор. Она сказала, что начальница обращалась к ней за специалистом, на замену меня, а такого специалиста, как я по валютного контролю найти сложно. И за такие смешные деньги!!! (Деньги компания платила, действительно, смешные; Ю.Л.).
Идет третья игра, которая выматывает меня, и я хочу ускорить процесс.
Я думаю написать ответное письмо. Есть вероятность, что его разошлют всем и вся, но, думаю, у меня выхода нет – Зам. избегает разговора со мной. Хочу написать ей письмо. Помогите, пожалуйста, его составить».

Я согласился с выводами А. о том, что руководство компании попросту тянет время и морочит моей клиентке голову – никакой конкретики, никаких сроков, никаких цифр.
После чего мы решили написать психологическое strong>письмо по Михаилу Литваку, но только НЕ Заму, а непосредственно на имя Генерального Директора (далее Генеральный). Его текст мы с клиенткой правили, наверное, раза четыре. Однако окончательный вариант составленного нами письма А. все-таки решила согласовать и выправить вместе с юристами. И хотя их вариант мне совершенно НЕ понравился, но для полноты картины я все-таки приведу текст составленного ими письма, а вот текст нашего письма, наоборот, приводить НЕ буду, поскольку для данной статьи это уже НЕ имеет Никакого смысла – ведь о результатах, которые могло бы иметь составленное нами письмо, наверняка знать мы НЕ можем – поскольку его текст так и НЕ был отправлен ни Заму, ни Генеральному. Итак, письмо юристов:

«Уважаемый, Генеральный. Я работаю в такой-то компании на должности экономиста в таком-то отделе, согласно трудовому договору от такого-то числа такого-то года.
В течение всего времени нашего сотрудничества я добросовестно и старательно исполняла свои обязанности, предусмотренные трудовым договором. Каких-либо нареканий или взысканий от руководства не получала.
Однако в таком-то месяце такого-то года, после разговора с начальницей Б., мне стало известно о ее личной ко мне неприязни, которая существует с момента моего поступления в нашу компанию. На протяжении стольки-то лет совместной работы я испытывала постоянное давление со стороны Б. в виде постоянных придирок и бездоказательных обвинений в некомпетентности, которые Б. ни разу подтвердить не смогла.
В результате действий Б. я не могу сосредоточиться на выполнении своих трудовых обязанностей, что, несомненно, вредит нормальной деятельности компании, так как продуктивность моего труда снижается.
Недавно я прошла медицинское обследование, в результате которого у меня выявлены… (Далее шел длинный список психосоматических расстройств моей клиентки, который я здесь опускаю; Ю.Л.). По мнению лечащего врача, ухудшение моего здоровья является следствием нахождения в постоянной стрессовой ситуации по месту работы. В настоящий момент я прохожу обследование на наличие еще таких-то заболеваний, появление которых, возможно, связано с поднятием тяжестей во время переезда компании в новый офис. В случае, если выяснится, что в процессе работы в компании моему здоровью причинен существенный вред, я вынуждена буду требовать компенсацию в установленном законом порядке.
Уважаемый Генеральный, мне нравится работать в нашей компании. За время нашего сотрудничества, кроме материального вознаграждения, я получила большой опыт и развила свои знания. Мне хотелось бы и в дальнейшем с Вами работать. Однако в таких условиях моя нормальная трудовая деятельность невозможна.
На основании изложенного прошу:
Определить порядок служебных взаимоотношений сотрудников эконом. отдела, исключающий возможность негативного психологического воздействия друг на друга и ограничивающий общение исключительно служебными вопросами. Обязать руководителей оформлять свои претензии к сотрудникам по поводу служебного соответствия в письменном виде.
Прошу принять решение по моей просьбе в течение двух недель. В случае, если Вы сочтете невозможным наше дальнейшее сотрудничество, готова рассмотреть вопрос о расторжении трудового договора по соглашению сторон».

В тот же вечер А. написала мне о том, что юристы советовали открыто не угрожать, поскольку никаких реальных доказательств о переработках моей клиентки нет, и компания об этом знает.
Затем А. сообщила мне о том, что практически сразу ей перезвонила Зам. и сказала, что сильно удивлена: «Она опять меня спрашивала, хочу ли остаться. Я ответила, что в силу сложившихся обстоятельств, которые плохо повлияли на здоровье, я не могу. Мы договорились о встрече в среду».

Мне составленное юристами письмо НЕ понравилось своей неконкретикой по части суммы выплаты от компании и ситуации, при которой моя клиентка действительно должна была бы обратиться в трудовую комиссию. В составленном ими письме я выделил несколько моментов и прокомментировал их следующим образом:
1) «В случае, если выяснится, что в процессе работы в компании моему здоровью причинен существенный вред, я вынуждена буду требовать компенсацию в установленном законом порядке»
Здесь непонятно, Каким Способом и в Каком Размере Вы будете требовать положенную Вам компенсацию. Данная фраза звучит так, как будто Вы в любом случае пойдете в трудовую комиссию, и если последняя что-то накопает, то компания должна будет Вам заплатить. Разумеется, здесь лучше было бы четко указать сумму компенсации, которую Вы требуете с компании и написать, что в случае невыплаты ее Вам в такие-то сроки, Вы вынуждены будете обратиться в трудовую комиссию с целью подачи жалобы на компании и взыскания, таким образом, с компании своих денежных средств.
2) «Исключающий возможность негативного психологического воздействия друг на друга и ограничивающий общение исключительно служебными вопросами».
Разумеется, выполнить данное требование ВООБЩЕ НЕ реально. Для его выполнения необходимо, чтобы Вы работали изолировано, в отдельном кабинете или на дому. Без какого-либо соприкосновения с коллективом или начальством. Особенно с учетом того, что человек Вы обидчивый и часто можете смешивать психологические уколы и деловую конструктивную критику (т.е. замечания по делу, или т.н. деловой конфликт). Т.е. данная фраза в письме попросту нелепа.
3) После прочтения письма лично у меня сложилось стойкое ощущение того, что Вы и дальше планируете работать в данной компании и очень хотите в ней остаться. Как-то это НЕ вяжется с тем, что Вы так страстно желали поскорее из нее уйти.

На что моя клиентка ответила мне следующее:
«Вот в том-то и вопрос, я говорила юристам, конкретнее надо, а они побоялись, так как нет доказательств и заставить я их не могу, придет комиссия и ничего не подтвердится и что!?
Вы правы, Зам. так и спросила – хочу ли я остаться!?
Юристы запугали, мол работы сейчас нет, куда пойдешь… Невротики))».

Я ответил А. следующее: «Со своей стороны юристы, конечно, правы. Я тоже полагаю, что реальных доказательств нет. Но все-таки последнее слово в таких вопросах должно оставаться за ВАМИ, а не за ними. Им-то все равно, что в документ вписывать — их дело — предупредить. И в какой-то степени они действительно правы — Вы действительно можете остаться БЕЗ работы, если трудовая комиссия НЕ подтвердит, что Вы перерабатывали. Но и Вам надо было бы действовать пожестче и писать, соответственно, тоже в жестком стиле».

Моя клиентка ответила мне так:
«Юра, добрый день! Да, точно. Наверное, нужно жестко написать, иначе они все в шутку-прибаутку переводят.
Сегодня утром Зам. сказала, что они свяжутся со мной в понедельник или вторник. Опять тянут время.
Юристы сказали, что лучше подождать ответа от них, но, боюсь, это затянется.
Как Вы считаете, будет ли правильным, если я напишу Генеральному письмо примерно такого содержания:
«Уважаемый Генеральный, в процессе разговора, состоявшегося такого-то числа касательно моей ситуации, мне не было предложено никакого определенного варианта решения ситуации, и мы не пришли ни к какому определенному решению.
Из всех обсуждаемых вариантов, учитывая мое состояние здоровья, и его возможное ухудшение с каждым днем, и невозможность работы в сложившейся обстановке в офисе и невозможность переезда в другие регионы, единственным приемлемым решением является увольнение по согласованию сторон, с выплатой компенсации.
Я готова работать и передать все свои дела до такого-то числа любому сотруднику, которого Вы укажите.
В случае нерешения моей ситуации до такого-то числа, как я вас просила в своем письме, я буду вынуждена обратиться в трудовую комиссию за защитой свои прав».

Я ответил А., что текст письма она составила абсолютно верно и может смело его отправлять и ждать реакции руководства.

Через пару дней я получил от А. следующее сообщение:
«Юра, добрый день! Вы были правы — цирк продолжается. Разговор состоялся. Я поняла, что это Я нормальная, а они идиоты, нет хуже ещё…
Они начали уговаривать меня остаться в компании. Оказалось, что у меня много положительных качеств. И это Я себя накрутила, а вот девочки обо мне прекрасного мнения. После слов о моем здоровье, начали предлагать и отдельный кабинет, и стол-трансформер, и любую работу на любом проекте. (Что называется, забеспокоились и забегали! Только сейчас до руководства компании наконец-таки начало доходить, что они Реально могут потерять весьма значимого и ценного для них сотрудника, который на протяжении всего времени работы в компании прекрасно справлялся со своими трудовыми задачами и рабочей деятельностью. Конечно, осознание к руководству все-таки пришло, да только вот поезд для них уже УШЕЛ. – В своем решении покинуть данную компанию моя клиентка оставалась непреклонной, и решения своего так и не поменяла; Ю.Л.). Но главное ничего конкретного – должности, обязанностей, зарплаты. Ни о чем. Стали угрожать, что я хочу все бросить и уйти, потом стали угрожать, что мне не на что жить, и я без работы. Мне же нужна работа и, скорее всего, офисная и сидеть все равно придется.
Итог — мы не договорились. Я им сказала своё решение, но не сказала, что пойду в трудовую комиссию. (А вот это, конечно, было большой ошибкой – сказать о трудовой комиссии однозначно следовало; Ю.Л.). Генеральный обещал дать письменный ответ. Пока не дал. Я думаю, что буду ждать истечения 2 недель, потом напишу письмо в комиссию, но не знаю нужно ли их предупредить об этом?
Фраза встречи: они не могут найти экономиста! В общем, я их уговаривала, какая я плохая, и они найдут лучше.
Как можно по-деловому с такой компашкой работать? Они сами не знают, что хотят, а потом удивляются, почему такой хаос. Главное – со мной все в порядке».

Я ответил А., что у нее действительно много положительных качеств и с ней действительно всё в порядке. Но что про поход в трудовую комиссию сказать руководству компании все-таки следовало бы. – Чтобы они, так сказать, были в курсе дела и отчетливо понимали, ЧТО их ждет, если денег моей клиентке они все-таки НЕ заплатят.

Уважаемые Читатели, о том, чем закончилась данная история, Вы сможете прочесть в пятой части статьи про амортизационные письма Михаила Литвака – в заметке под названием «Образцы написания деловых писем».

Если информация оказалась для Вас интересной или полезной, Вы можете поддержать мой научно-образовательный проект, развитием которого я занимаюсь с июня 2011 года, щелкнув 1-2 раза по рекламе от гугла (которая идет вверху справа, по середине или в конце статьи; кликать желательно 1 раз в 5-7 дней) или же перечислив любую сумму денег на любой из указанных реквизитов:

Номер Яндекс-кошелька 410011188544707

Номера кошельков системы WebMoney
R205274311238 (для перевода Рублей)
Z302112294428 (для перевода Долларов)
E186152531138 (для перевода Евро)
U394282857424 (для перевода Гривен)
B294345348664 (для перевода Белорусских рублей)

Денежные переводы от системы Western Union. Для оформления перевода необходимо предварительно связаться со мной по емейлу y.lemekhov@gmail.com, скайпу y.lemekhov или через социальные сети ВКонтакте или Фейсбук для получения всех необходимых данных.

ТОЛЬКО ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ. Карта Приват-Банка Гривневая
Банк ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Получатель ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Расчетный счёт 29244825509100
МФО 305299
Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570
Номер карты 5168757282814500 Лемехов Юрий Александрович (Лємєхов Юрій Олександрович).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.