Применение психологических, деловых и амортизационных писем в трудовой деятельности. Часть 1

Письма 1
Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней заметке речь пойдет о том, как правильно писать деловые письма (используя для этого Принцип Психологической Амортизации Михаила Литвака), при помощи которых Вы сможете успешно решить ряд определенных производственных проблем, например, таких, как сохранение и улучшение взаимоотношений с начальником, подчиненными и коллегами по работе или расставание с ними без каких-либо психологических (личностных) конфликтов, и ненужных Вам скандалов и ссор.

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «
Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Перед тем, как использовать данный материал, во избежание каких-либо неприятностей или досадных недоразумений рекомендую Вам проконсультироваться со специалистом. В противном случае Вы действуете исключительно на свой страх и риск и вполне можете получить совершенно НЕ тот результат, которого ожидаете.

Основная часть материала сегодняшней заметки была взята с официального сайта Михаила Литвака (cross-club.ru), из его книг «Психологическое айкидо», «Командовать или подчиняться» и «Принцип Сперматозоида», а также дополнена рядом примеров из моей практики психологического консультирования.

А сейчас передаю слово Михаилу Ефимовичу:

«Пример №1. Снятие начальника.

Прежде чем приступить к изложению сути дела, хочу познакомить вас с некоторыми положениями иерархологии – науки о продвижении вверх. (Подробнее о последней я напишу в статье «Принцип Питера»; Ю.Л.).
Подлежат увольнению сверхкомпетентные и сверхнекомпетентные. Поэтому если ваш начальник компетентен или некомпетентен, своими попытками добиться его увольнения вы только укрепите его положение. На компетентном начальнике держится весь коллектив, его не уволят. Некомпетентный никому не мешает, ибо фактически отстранен от дел, его тоже не уволят. Так, некомпетентного в медицине и управлении главного врача больницы снять невозможно. Судьба больных зависит от работы его заместителей, заведующих отделениями, лечащих врачей, которые не достигли своего уровня некомпетентности. Нововведений он не любит, поэтому придраться к нему нельзя. Сверхкомпетентных увольняют, потому что они дезорганизуют работу учреждения в целом, сверхнекомпетентных – потому что они несут угрозу существованию учреждения.
Если начальник на месте, то от нападок на него его положение только упрочится, а если он сверхнекомпетентен (некомпетентность — это не основание для увольнения начальника), то не лучше ли его побыстрее снять?

(Сверхнекомпетентность начальника выражается в том, что его деятельность уже напрямую вредит производству, т.е. своими действиями он подрывает авторитет предприятия и успешно тянет всё производство на дно, тогда как просто некомпетентный начальник своей деятельностью всего лишь НЕ способствует развитию предприятия, росту его показателей, поскольку сам толком НЕ разбирается ни в самом трудовом процессе, ни в навыках общения и управления своими подчиненными, а учиться этому НЕ хочет. Что-либо новое вводить он либо опасается, либо ленится, т.е. является добившимся некоторых успехов (иначе НЕ стал бы начальником) консерватором. Однако, в отличие от сверхнекомпетентного начальника, он, как правило, НЕ вставляет палки в колеса тем сотрудникам, которые эти самые колеса и крутят (главное, чтобы такие сотрудники не были сверхкомпетентными, т.е. чтобы постоянно НЕ лезли к нему с идеями внедрения чего-либо Нового). Таким образом, несмотря на то, что трудовая деятельность некомпетентного начальника явно НЕ способствует показателю роста производительности и эффективности его предприятия (т.е., по сути своей – НИКАКАЯ), однако управляемое им предприятие все-таки приносит некоторую, пусть и незначительную, прибыль, и по факту снимать такого начальника не за что. – Ну а раз рост показателей есть, то и Слава Богу. Поэтому каким бы этот самый рост мог быть при более корректном управлении под руководством более компетентного начальника, никого уже, как правило, НЕ интересует.
Сверхкомпетентный начальник – это тот, который всюду лезет и, во что бы то ни стало, пытается внедрять в производственную деятельность что-либо новое. Его светлая голова полна множества гениальных идей, требующих немедленной практической реализации. Однако, как показывает практика, внедрение таких нововведений либо вообще может оказаться совершенно неудачным (т.е. толком НЕ работать), либо требовать определенного времени, сил и денег на его обкатку и приспособление к условиям производства. Ведь очевидно, что далеко НЕ все новшества оказываются удачными – многие из них бывают не только неэффективными, но и вредными. Поэтому и в том, и в другом случае трудовая деятельность всего производства, равно как и его производительная эффективность явно начинают страдать, что, разумеется, высшее руководство устраивать НЕ может. Ведь очевидно, что инновации надо вводить постепенно – т.е., не слепо и наобум, а имея для этого все необходимые условия. Ну а, поскольку сверхкомпетентный начальник стремится внедрять новшества любой ценой и, как правило, с пеной у рта отстаивает свои позиции, его достаточно быстро снимают с должности; Ю.Л.).

Дорогой мой читатель! Подумайте, не сверхкомпетентны ли вы? (Среди моих читателей таких довольно много). Если вы заинтересованы работать в этом учреждении, но не хотите подвергнуться иерархической прополке, тщательно прячьте свою сверхкомпетентность. Самый легкий способ – это постоянный беспорядок на письменном столе, некоторая небрежность в одежде и оформлении документов или не вполне своевременная их подача. Вас будут журить, но вы сможете спокойно делать свои дела, продвигать свои идеи, в общем, расти. Вам не поручат таких «серьезных» дел, как организация встреч и конференций, представительство в других учреждениях и пр. А когда вы вырастете, то будет уже поздно. Прополоть вас уже будет трудно.
Но это лирическое отступление. Давайте вернемся к снятию начальника. Читайте дальше и действуйте!
Обычно, когда возникает недовольство начальником, пишется жалоба в вышестоящие инстанции, приезжает комиссия и проверяет деятельность учреждения. Делает замечания. Все остается на своих местах. Хочу сразу заметить, что если начальник на месте, то своей деятельностью вы только укрепите его положение: некомпетентность не есть основание для увольнения. Жалобы в вышестоящие инстанции обычно бесполезны. Давайте подумаем, почему?
Действуют законы иерархии и законы психологии. Законы иерархии связаны с родительским чувством. Мой подчиненный как бы мое дитя. И когда на него жалуются, я неосознанно становлюсь на его защиту.
(Данная мысль требует некоторого пояснения, поскольку здесь Михаил Литвак, на мой взгляд, НЕ совсем прав. Так, с моей точки зрения, выведенное им умозаключение Законом НЕ является, т.к. нередко бывают ситуации, когда после подобных жалоб начальника все-таки Снимают. Особенно если еще ДО поступивших на него жалоб от подчиненных, у него имелись достаточно серьезные конфликты с Вышестоящим Руководством. Однако если отношения с последним у Вашего начальника достаточно ХОРОШИЕ, то снять его оказывается практически НЕВОЗМОЖНО – НИКАКИЕ методы Вам здесь НЕ помогут. Тут всё решают крепкие связи. И это факт, считаться с которым следует хотя бы потому, что без его учета Вы легко можете попасть в достаточно трудное положение и сделать хуже в первую очередь Самому Себе. – Так, если Вы будете ругать своего начальника (или даже хвалить его, как советует ниже Михаил Литвак), то, имея крепкие связи с вышестоящим руководством, он после этого, практически 100%, на своем рабочем месте все-таки останется, а вот Вас после этого вполне могут даже уволить, или, что еще хуже, – подставить. Так что будьте осторожны и не порите горячку; Ю.Л.).
В соответствии с законами психологии, когда на человека нападают, я его защищаю. Здесь действует закон идентификации
(НИКАКОГО закона Идентификации в НАУЧНОЙ ПСИХОЛОГИИ НЕ существует. Данный «закон» является не более чем субъективной точкой зрения самого Литвака; Ю.Л.). Так, машина сбила пешехода. Я под машину не попал, но возмущен водителем, ибо неосознанно становлюсь на место жертвы (ведь на этом месте мог бы быть и я!).
(И вновь мнение Михаила Ефимовича Законом НЕ является. Ведь тогда, по Такой «Логике» (по такому «закону идентификации») водитель другой машины должен был бы возмутиться НЕ водителем автомобиля, а непосредственно того поведением пешехода, которого сбили – ведь на месте сбившего его водителя вполне мог бы быть и он :). Да и все мы прекрасно знаем, как некоторые бабушки переходят дорогу – со скоростью в 2 миллиметра в час, на красный свет, через 4 полосы несущихся на полной скорости машин. И что теперь – становиться на Их сторону, если их случайно сбили после того, как они нарушили ВСЕ Правила Дорожного Движения?! А мотоциклисты, которые совершенно НЕ умеют ездить и нередко так и норовят заехать под колеса какого-нибудь Камаза, водитель которого оказывается еще и виноватым в смерти какого-то придурка-экстремала, которому, видишь ли, жить надоело… Так что в ряде случаев человек вполне может стать и НЕ на сторону Жертвы подобного инцидента. Как следствие, точка зрения Литвака вновь является не более чем его личным и субъективным умозаключением и, как следствие, вновь Лишена истинности содержания. Поэтому и сделанный им вывод Законом Психологии НЕ является. Тем более, что в последней, как науке НЕТОЧНОЙ (т.е. гуманитарной) жесткие законы ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЮТ. В НЕТ законов, а есть лишь определенные ЗАКОНОМЕРНОСТИ. – Это Вам НЕ математика с физикой, где Вы точно знаешь, что 2+2 ВСЕГДА = 4, а яблоко по закону всемирного тяготения ВСЕГДА падает на голову Ньютона :). Нет, в психологии, в лучшем случае, с 95% долей вероятности (подчеркну – В ЛУЧШЕМ случае, ведь нередко данный процент – оказывается гораздо НИЖЕ), 2+2 действительно, будет равно 4, но в остальных 5% случаев 2+ 2 вполне может быть равно 3 или даже 6. Но я отвлекся. Вновь передаю слово Михаилу Литваку; Ю.Л.).
Ну а если я один раз спас человека, то потом у меня к нему возникают родительские чувства, он как бы становится ближе. Любой врач это может заметить. Очень приятно встречать человека, которого ты спас. И чем тяжелее было состояние больного, чем больше трудов было положено, чтобы «вытащить» его, тем психологически он становится тебе ближе. Вот почему повторные жалобы еще более неэффективны.
Пытаясь снять начальника, подчиненные создают «общественное мнение», сообщая о нем негативную информацию равным с ним по должности. Но последние его защищают. Туг действует механизм идентификации: они тоже воюют со своими подчиненными. Мало кто догадывается, что если хочешь снять своего начальника, его следует… хвалить. А если уж ругать, то ругать начальника своего начальника, который чинит последнему препятствия, не дает ему, прогрессивному, сделать все, что тот задумал. Хвалите своего начальника перед равными ему по должности. Хорошо ли идут дела в группе, плохо ли, при таком подходе ваш начальник приобретает врагов более могущественных, чем вы. Правда, если дела идут успешно, своей деятельностью по снятию начальника вы сделаете ему хорошую рекламу.
А теперь подумайте, какая реакция будет у тех, кому вы хвалите своего начальника? Вышестоящий начальник никогда не поверит вашему начальнику, что тот не организовал кампанию в свою защиту. Равные вашему начальнику по должности будут завидовать ему, потому что его любят подчиненные. На очередном совещании кто-нибудь из них выступит и скажет, что дела в вашем подразделении идут плохо потому, что ваш начальник распустил своих подчиненных, т.е. вас. Несколько месяцев планомерной работы, и вашего начальника снимут. К вам же не будет никаких претензий. Вы же его хвалили!
(А вот это – очень мудрый и грамотный совет от Михаила Ефимовича, который в ряде случаев может дать прямо-таки потрясающий эффект, но применять который, разумеется, следует только с учетом внесенного мною выше дополнения о связях Вашего начальника с его вышестоящим руководством. Иначе здесь очень легко попасть впросак. Поэтому, перед тем, как использовать подобные приемы на практике, я настоятельно рекомендую Вам как следует проанализировать свою текущую рабочую ситуацию на предмет уместности их использования и, в случае каких-либо сомнений, либо НЕ применять их вовсе (чтобы, в конечном итоге, НЕ сделать себе хуже), либо обратиться за помощью к высококвалифицированному специалисту. В противном случае Вы сильно рискуете выглядеть, как герой романа Ильфа и Петрова «12 стульев», великий комбинатор и сын турецкоподданого в одном лице, Остап Бендер, при сеансе одновременной игры в шахматы в городе Васюки 🙂 – т.е. как бы Вам потом не пришлось отбиваться от разгневанного начальника (ну, того самого, которого Вы самонадеянно решили снять при помощи написания амортизационных писем) «шахматной доской» :); Ю.Л.).
А вообще-то лучше всего не тратить время на такие дела, а заниматься собою, своим личностным и профессиональным ростом. Это растение, когда ему становится тесно, не может само перейти на другое место и зависит от садовника. Вы же можете уйти с того производства, которое мешает вашему росту, а сейчас можно создать и свое собственное. Только уходить следует тогда, когда пребывание в данной группе становится тормозом для личностного роста, а не из-за конфликтных отношений. Во втором случае следует оставаться в группе до тех пор, пока не станут ясны, механизмы конфликта и он не будет изжит. Если эта работа не проведена, то и на новом месте конфликты неизбежны, потому что, в принципе, законы общения везде действуют одинаково.
Но если все-таки хотите этим заняться, вот несколько рекомендаций.

Многие, когда хотят снять начальника, ругают его. Те, кто знают
суть принципа сперматозоида, хвалят его в глазах равных по должности и ругают начальника своего начальника.
Вот какое письмо пришло в одно из министерств.
«Дорогой товарищ министр!
Просим защитить нашего начальника цеха от происков директора завода, который хочет расправиться с нашим начальником цеха, который никаких недостатков, кроме того что он пенсионного возраста не имеет. Так, его директор завода обвиняет в том, что он не дает ходу рационализаторам, не поощряет инициативу… и т.д. А если он был груб с Н., так тот его довел (Н., естественно, один из самых толковых и сильных работников. Одним словом, были описаны все его промахи, но со знаком НЕ и обвинялись в этом другие; М.Л.).
(Очень грамотный ход; Ю.Л.).
Просим приехать на месте и разобраться. Снимать надо не нашего начальника цеха, а директора завода. Если мы будем разбрасываться такими кадрами, как наш начальник цеха, то ничего хорошего не будет для нашего завода.
Коллектив работников цеха.
Естественно, никто ему не поверил, что он не подговаривал коллектив написать это письмо. Была создана комиссия, которая вскрыла еще больше недостатков, чем было описано в письме, и начальника цеха уволили».

Стоит отметить, что просто так, всего за несколько промашек, снять начальника будет чрезвычайно трудно. Поэтому, если за ним не водится каких-либо особо тяжких грехов, то, с моей точки зрения, нет смысла тратить свое время и силы на попытку снятия его с должности. Лучше заняться собой и собственным развитием. Более того, если снять начальника не получится, и он узнает, чьи это были происки, то может попытаться отомстить. Надо ли Вам это – решайте сами».

Уважаемые Читатели, а сейчас я приведу пример из практики своего психологического консультирования, в котором покажу, как при помощи психологически грамотного общения и с использованием амортизационного письма обратившемуся ко мне клиенту уже через полгода удалось снять занимавшего достаточно высокую должность и мешавшего ему нормально работать, начальника.

Ко мне обратился женатый мужчина П., 39 лет, работающий в достаточно крупной компании и занимающий в ней относительно высокую должность (выше него находились только начальник и две его зама, один из которых являлся непосредственным начальником самого П.). Через некоторое время П. подружился со своей коллегой по работе, К., замужней женщиной, 31 года, из соседнего отдела. У них сразу же нашлось много общего, появились общие интересы, взгляды на жизнь и темы для общения. Одним словом, возникла взаимная симпатия. По должности они находились практически на одном уровне. – Над ней находились те же трое начальников, что и над П. + еще один, ее непосредственный, руководил которым второй зам. начальника, О.
Этот самый О. склонял К. к интимной близости и предлагал ее стать его любовницей (при этом он уже имел сексуальную связь со своей секретаршей), а когда узнал, что К. симпатизирует П. и проводит с ним достаточно много времени как в рабочее, так и в нерабочее время, то устроил ей скандал по поводу того, что она, якобы, не вовремя подготовила какой-то приказ и явно намекал на то, что П. в течение всего дня активно мешал ей работать. К. отреагировала на претензии О. достаточно эмоционально, после чего у них вышел небольшой скандал.
Разумеется, П. НЕ хотелось разрывать с К. теплых отношений, однако, в свою очередь, опасался, что О. может сильно ему навредить – даже вплоть до увольнения. Естественно, у него возник вопрос: «Что делать и Как вести себя в этой ситуации?» Именно тогда П. и обратился ко мне за помощью.

Я порекомендовал ему для начала применять приемы психологического айкидо и, в частности, принцип амортизации. Т.е. соглашаться со всеми, пусть даже и абсурдными нападками со стороны О. в свой адрес. А далее, когда немного освоится – обучить этим приемам свою подругу К.
Далее я посоветовал П. хвалить О. перед равным ему по должности зам. начальника другого отдела (т.е. непосредственным руководителем самого П.), а также вышестоящим начальством. В итоге рано или поздно у них неизбежно должна была возникнуть к О., как минимум, неприязнь (ведь близкими друзьями они НЕ являлись), а в лучшем случае – даже зависть и ненависть. Как говорится: «Хочешь навлечь на начальника неприятности — хвали его». Именно так в итоге и получилось.
После этого я спросил П., почему он НЕ углубляет отношения с К., если у них есть взаимная симпатия? И порекомендовал ему подумать о том, как бы этого добиться. Ведь формально О. был прав, поскольку в рабочее время К. действительно должна была РАБОТАТЬ (или, по крайней мере, создавать видимость), но НИКАК НЕ гонять чаи с П. Т.е. его отношения с К. либо надо было углублять (разумеется, НЕ на рабочем месте), либо разрывать.
Последнее, что я посоветовал сделать П. – это четко разобраться в том, ЗА ЧТО ЕМУ ПЛАТЯТ ДЕНЬГИ и ПО КАКИМ ПРИЧИНАМ ЕГО РЕАЛЬНО МОГУТ УВОЛИТЬ? Ведь именно увольнения и потери работы П. боялся больше всего. Ответив на эти вопросы и несколько разобравшись в ситуации, П. заметно успокоился. Он понял, что является квалифицированным и достаточно ценным сотрудником, что увольнять его НИКТО НЕ собирается, и что сделать это может только его Непосредственный Начальник, но НИКАК НЕ О. Затем я рассказал П. о том, что спокойно себя может чувствовать лишь тот сотрудник, у которого, условно говоря, написано заявление об увольнении – т.е. тот, который является уникальным высококлассным специалистом и профессионалом своего дела, и потери работы совершенно НЕ боится потому, что с легкостью может устроиться на другую.

Далее П. и К. исправно выполняли мои рекомендации – при общении с О. – применяли амортизацию в труде и расхваливали его перед всеми. Несколько позже стало известно, что О. – является скрытым алкоголиком. Он еще какое-то время пытался цепляться по мелочам к выполняемой П. и К. работе, выступая в роли психологического вампира «Синей Бороды» (подробнее о котором Вы можете прочесть в статье «Книга о психологическом вампиризме») перейдя по соответствующей ссылке), но вскоре забросил это дело, как абсолютно бесперспективное – выстраивая грамотную линию своего поведения и общения, П. и К. в его психологические игры, разумеется, играть НЕ собирались, что О. попросту бесило.
Помимо этого П. постоянно делал О. комплименты и восхищался им примерно следующим образом: «Вы опытный профессионал, грамотный высококлассный специалист, подскажите, пожалуйста, как мне сделать лучше».
Также обо всех придирках со стороны О. я рекомендовал П., как бы между делом, рассказывать вышестоящему начальству со знаком плюс, например: «О. сегодня забраковал два документа по такой-то причине (причина, разумеется, должна была быть нелепой и абсурдной; Ю.Л.). И, в целом, он, конечно, прав, потому, что беспокоится о качестве работы нашего предприятия, несмотря на то, что несколько тормозит его работу». (Т.е. акцент здесь делался на том, что маловажно со знаком плюс, при этом то, что действительно важно, упоминается как маловажное и незаслуживающее особого внимания).
Что же касается сексуальных домогательств О. к К., то здесь я также рекомендовал ей использовать приемы психологического айкидо: «О., ну, ты же понимаешь, что я тебя не достойна, что любовница я плохая – в постели – как бревно, и потом, я плохая сотрудница и плохой человек. А характер у меня просто ужасный – я вспыльчивая, нервная, напряженная. Слушай, я к тебе очень хорошо отношусь и не могу позволить, чтобы ты со мной мучился еще и в интимной жизни. – Хватит того, что ты вечно из-за меня (моей лени, халатности, безответственности, нерасторопности и непунктуальности) по работе переживаешь! Давай я начну меняться. Изменю себя, стану лучше работать, исправлю свой характер — и сразу после этого мы обязательно будем вместе, ведь тогда я смогу подарить тебе, человеку, который мне глубоко симпатичен и приятен, и свое тело, и свою душу – ведь не могу же я подсовывать дорогому мне человеку такое г..но». И всё в таком духе, а все их отношения сводить сугубо к производственным, т.е. общаться с ним исключительно ПО ДЕЛУ и по линии Взрослый-Взрослый (о чем подробнее можно прочесть в статье под названием «Трансакционный анализ Берна»). Поэтому, действуя строго в стиле психологического айкидо, т.е. избегая ответных уколов на мелочные придирки со стороны О., К. сумела значительно сократить их количество. – Конечно, иногда он все-таки бывал на нее раздражен и даже зол, но отыгрываться на ней по-настоящему и мстить за мелкие рабочие промахи все-таки не решался, поскольку К., весьма умело используя амортизацию в труде, каждый раз давала ему понять, что такое поведение с его стороны только отсрочивает и задерживает исправления ее характера и, как следствие, их интимную близость.

Спустя какое-то время, видя, что во время общения с К. у него больше НЕ получается давить на нее и выбивать из достаточно устойчивого эмоционального равновесия, О., как настоящий алкоголик (подробнее о поведении которого можно прочесть в статье «Психотерапия алкоголизма»), начал давить на жалость. Вначале она реагировала на его нытье достаточно враждебно, т.е. наносила ему психологические уколы по линии Родитель-Дитя (о чем Вы также можете почитать в статье о трансакционном анализе Берна, ссылку на которую я оставлял выше). Я же порекомендовал ей попросту пропускать его жалобы мимо ушей, отвечая примерно следующим образом: «Да, понятно, нехорошо конечно, сочувствую, неприятная ситуация, но ты же умный, смелый, волевой (и т.д. по тексту) – ты с этим справишься, я уверена, я знаю». Таким образом, получая спокойные равнодушные ответы с ее стороны, О. достаточно быстро понял, что особого успеха такая тактика ему НЕ принесла, начал злиться Еще Больше и стал делать уже серьезные глупости.

Так, например, в конце недели, уже после окончания рабочего дня, он, явно будучи в нетрезвом состоянии, заявился к К. в кабинет и начал требовать от нее немедленного прекращения их отношений с П., а затем вообще стал угрожать увольнением не только К., но и П. В конце своего пьяного монолога О. начал требовать от нее «компенсации своих моральных страданий в виде их интимной близости», на что К. ответила ему достаточно резко: «Никогда, не дождешься!». Как ни странно, но именно этот эпизод сыграл для нее решающую роль в своем внутреннем отношении к О. Так, если раньше она еще периодически жалела его, думая о том, как же несладко ему приходится, то после Такого его поведения вся жалость к нему у нее полностью прошла, а вместо нее возникло чувство отвращения, которое, в конечном итоге, переросло в полнейшее равнодушие. – Теперь на все его манипулятивные и провокационные фразы о том, что ему не хочется жить, внутренне она реагировала уже совершенно спокойно и попросту переводила все разговоры в рабочие русло. После этого О. на какое-то время стал вести себя более-менее прилично и с непристойными предложениями к ней больше НЕ клеился.
Разумеется, тот факт, что О. начал употреблять алкоголь уже и на рабочем месте и периодически появляется там в нетрезвом состоянии, не могло ускользнуть от внимания начальства, тем более, что на ряде корпоративов О. вел себя совершенно неадекватно – забирал выпивку у других людей, напивался до бессознательного состояния, забывал говорить тосты, открыто приставал к своим сотрудницам и т.д. Одним словом, всем было очевидно, что его болезнь, имя которой – «Алкоголизм», стремительно прогрессирует. И хотя никаких решительных действий в отношении О. начальство пока НЕ принимало, но определенные выводы для себя однозначно сделало.

После всех вышеописанных событий, видя полную безрезультатность своих действий, О. начал требовать от непосредственного начальника К., Ф., чтобы тот запретил ей общаться с П. Эта информация дошла и до самого главного их начальника.
Ну а поскольку К. начала сильно переживать по этому поводу (т.к. боялась, что из-за нее у Ф. могут быть проблемы), возник вопрос, как сгладить и эту ситуацию.

Разумеется, вначале я узнал, как на такое поведение О. реагирует сам Ф.? Что говорит по этому поводу? Ведь вполне возможно, что К. вообще зря переживает и Ф. находится на ее стороне, а О., в свою очередь, не может ничего сделать Ф., так как попросту НЕ имеет на это НИКАКИХ полномочий?
П. ответил, что Ф. несколько расстроен и, что хотя он является высококлассным профессионалом, но все-таки подчинен О., и, как следствие, несколько зажат, поэтому и не может дать последнему должный отпор, т.к. побаивается за свое рабочее место. Однако уволить Ф. О. НЕ может, т.к., во-первых, НЕ имеет на это соответствующих полномочий, а во-вторых, вряд ли станет это делать, поскольку с трудом найдет специалиста такого уровня, да и работают они вместе уже достаточно долго. На вопрос К. о том, какие у Ф. к ней претензии непосредственно по работе, тот ответил, что никаких, но что К. НЕ следует общаться с П.
Здесь я рекомендовал К. вновь использовать принцип амортизации и во-первых, амортизационно посоглашаться со всеми доводами Ф., а во-вторых, извиниться за то, что она — плохая работница и что своим поведением подводит своего непосредственного руководителя, за что ей очень и очень стыдно и т.д. и т.п. — т.е. покаяться перед ним, чтобы Ф. понял, что она испытывает некоторую вину за случившееся. Ведь очевидно, что раз Ф. – начальник, то ему виднее. Недаром говорят, что начальник всегда прав, даже когда он точно НЕ прав. Спорить-то с ним все равно нежелательно.
Что же касается непосредственного общения с П. в рабочее время, то здесь я рекомендовал К. сообщить Ф. о том, что она приложит все усилия, чтобы с ним по возможности не общаться, по крайней мере, НЕ делать этого без крайней на то необходимости. А если П. и К. будут общаться и их все-таки застукают, то в этом случае им попросту следует придать их разговору деловое русло – т.е. чтобы их общение при посторонних людях носило исключительно деловой характер, например, если К. принесла П. бланки, то ему следует спрашивать ее о чем-либо касательно этих бланков. Ведь очевидно, что П. и К., как сотрудники Одной Компании, в любом случае должны были иногда пересекаться друг с другом просто по делу. А если бы их за такое общение кто-нибудь начал упрекать, то им обоим следовало бы немедленно амортизировать, т.е. посоглашаться со всеми доводами обвинителей, а затем сказать, что общение носило сугубо деловой характер. Такое поведение П. и К. явилось прекрасной профилактикой незаслуженных обвинений в их адрес.

П. и К. исправно выполняли все мои рекомендации в течение примерно четырех месяцев. В это время на фирме, где работал П., наметилась глобальная «перестройка» и смена кадров (в том числе, и верхушки). Незадолго до ее начала, мы с П. составили и отправили амортизационное письмо на имя главного управляющего, направленное на снятие О. с должности зама. Я подсказал своему клиенту, как правильно писать деловое письмо его вышестоящему начальству. И вот каким оно получилось:

«Уважаемый Иван Иваныч, Вы, как наш руководитель, знаете, что в такой-то компании есть заместитель О. Мы, сотрудницы экономического отдела, знаем О. давно и только с самой лучшей стороны. Он молод, а у нас в руководстве уже люди преклонного возраста. Он отличный профессионал, прекрасно разбирается во всех тонкостях своей профессии. Он чуткий, отзывчивый руководитель, всегда готовый помочь (и морально и финансово) подчиненным и не оставить их в беде. Сейчас, когда идет переназначение высшего руководства, может быть, можно рассмотреть кандидатуру О. на должность заместителя начальника Главного Управления.
Он очень хорошо относится к нам, женщинам, некоторых даже любит. А то, что иногда выпивает, так мы понимаем это Россия и руководителю, надо расслабляться и встречаться с руководящими работниками других организаций. А если он иногда и бывает груб, так только с нерадивыми работниками. Мы считаем, что О. это — образец спокойствия, выдержанности и мужественности! А если он и срывается на ком-то из подчиненных, и кричит на них, так это они его сами доводят.
Мы ещё раз просим назначить О. на вышестоящую должность.
Если мы будем разбрасываться такими кадрами, как наш О., то для нашего предприятия ничего хорошего уже не будет.
С Уважением, коллектив эконом отдела».

Спустя два месяца я получил от П. следующее письмо: «Здравствуйте, Юрий, спасибо Вам за помощь. У нас (П. и К.) был конфликт с зам. директора О. Результат: О. был уволен в четверг. Все рекомендации мы выполняли. Последние два месяца он нас не трогал, общение было только по работе. Спасибо».
Разумеется, увольнению О. в большей степени способствовало НЕ само амортизационное письмо, а его неадекватное поведение, вызванное употреблением алкоголя, в том числе и на рабочем месте. Но и без грамотного применения амортизации в труде еще неизвестно, чем бы дело закончилось, и не наломали бы П. и К. дров, действуя самостоятельно и под воздействием негативных эмоций.

Что же касается самих П. и К., то история их служебного романа имела дальнейшее продолжение. Так, спустя некоторое время П. вновь обратился ко мне за помощью при решении ситуации, которая была практически полностью идентична предыдущей. – К его любовнице К., с которой у него происходили редкие интимные встречи, начал «клеиться» С., который работал с ними в одной компании, но в другом управлении. Иногда К. и С. вместе обедали, а их общение носило чисто дружеский характер. Так, по крайней мере, думала К. Но, как известно, дружбы между мужчиной и женщиной НЕ существует, а выдумали ее именно женщины с одной-единственной целью – сохранить общение с теми мужчинами, которых они не рассматривали как потенциальных сексуальных партнеров, но от общения с которыми получали иногда какие-то мелкие выгоды и, как следствие, прекращать его НЕ собирались. Впрочем, теме мужской и женской дружбы я посвящу отдельную статью. А сейчас вернемся к ситуации с К. и С.
В пятницу С. прислал К. смс-сообщение о том, что ему, якобы, на почту пришло письмо следующего содержания: «К. сейчас проводит время с П. Я все расскажу ее мужу». Хотя, разумеется, это был блеф, поскольку: 1) уходили с работы К. и П. не вместе, 2) порознь добирались до гостиницы и 3) уходили из нее тоже поодиночке. Одним словом, они справедливо полагали, что о том, когда и где происходят их интимные встречи, НИКТО НЕ знает.
Незадолго до смс-ки, С. периодически устраивал К. истерики по поводу того, что она ходит пить чай к П. и позволяет ему провожать себя до метро.
Через некоторое время после смс-ки, П. на почту пришло письмо следующего содержания: «Твоя подруга – просто блядь. Хорошо с ней потрахался в пятницу? И с С. шуры-муры крутит, жопой своей крутит направо и налево. Не боишься заразу подхватить и домой жене принести, раз она и с тобой и с С. спит. Мало ли с кем еще эта шлюха трахается. Вот расскажу ее мужу о ее похождениях, когда приедет ее забирать с работы. Посмотрю, повеселюсь, как вы мордобой устроите на глазах у всех возле входа. Поржем глядя на вас».

Разумеется, у П. возникло ощущение, что письмо ему, равно как и смс К., отправил С. Он понимал, что угроза рассказать все мужу К. – это, скорее всего, блеф, но все-таки несколько встревожился и решил обратиться ко мне за помощью.

Информации, предоставленной П., для меня оказалось недостаточно, и я попросил его уточнить следующие моменты:
1) Как ведет себя К. с С.? Не может ли она каким-то образом сама провоцировать его на Такое поведение? Лично у меня после рассказа П. создалось ощущение, что С. имеет на К. какие-то виды. И происходит это далеко НЕ на пустом месте. Ведь, по сути, аналогичная ситуация у нее возникла и с алкоголиком О.
2) Конечно, замечательно, что против последнего составленное нами амортизационное письмо сработало просто идеально. Однако если рассуждать логически и здраво, то убрать пол коллектива такими письмами вряд ли получится. Поэтому возникает вопрос следующего характера: «Какова реальная угроза того, что муж К. может приехать за ней на работу?»
3) Как оценивает П. характер С. по части подлости, мстительности и решительности? Реально ли он способен (если муж К. все-таки приедет за ней на работу), рассказать ему о свиданиях П. и К.?
4) Водится ли за С. что-нибудь плохое? Не был ли он уже замешан в подобных интрижках? Нельзя ли на него накопать какой-нибудь компромат?

П. рассказал мне следующее:
1) С алкоголиком О. ситуация была несколько иной в том плане, что приставал он ко многим и многих женщин считал, как бы, своими. При этом постоянно плакался им о своей нелегкой доле. Он и сейчас продолжает жаловаться своей любовнице-секретарше, что его уволили с работы. Что же касается поведения К. относительно С., то ведет она себя с ним по-товарищески и отношения их носят характер сугубо дружеский, хотя последние время С. пытается перевести их в более интимную плоскость, но К. все его попытки достаточно категорично пресекает.
2) Муж К., Т., иногда приезжает за ней после работы, поэтому чисто теоретически С. вполне может рассказать ему свои выдумки.
3) По поводу характера С., П. полагал, что он – достаточно слабохарактерный, нерешительный, нытик и мямля с неустроенной личной жизнью.
4) Никакого подобного «криминала» ранее за С. не числилось (по крайней мере, П. об этом известно НЕ было), а компромат на него накопать было практически нереально – он работал в другом управлении.
В заключение П. сообщил мне о том, что буквально на днях К. по почте переслали то письмо, которое уже ранее было отправлено П. Его автор, разумеется, НЕ представился, но было очевидно, что это – С.

На это я ответил, что любое общение со стороны С. К. необходимо полностью переводить исключительно в Деловое Рабочее Русло, а в целом — постараться свести к Минимуму, т.е. все дружеские посиделки, чаепития, обсуждение сплетен, задушевные беседы и совместные обеды – Полностью ИСКЛЮЧИТЬ, т.е., как и в случае с алкоголиком О., свести всё к линии поведения Взрослый-Взрослый. А на любые предложения С., которые специфики самой работы совершенно НЕ касаются, К. следует вежливо отказываться, аргументируя это занятостью по работе, желанием проводить время с семьей, несовпадением графика обедов и т.д. и т.п.
Что же касается возможной мести со стороны С., то виделась она мне крайне маловероятной. Во-первых, потому, что С. был достаточно труслив – а такие личности предпочитают действовать исподтишка и напрямую светиться НЕ желают, опасаясь ответной мести. Во-вторых, потому, что даже если бы С. рассказал Т., мужу К., о ее связах с П., то влететь при этом могло бы не только П., но и самому С. Ведь Т. легко мог догадаться о том, что тот повел себя подобным образом далеко НЕ случайно и вовсе НЕ из дружеских соображений. И что от потенциального конфликта, возникшего между П. и Т., С. получал самую ПРЯМУЮ выгоду. – Так, если бы в идеале, П. и Т. передрались бы между собой, а затем оба бросили К., то С. вполне мог воспользоваться создавшейся ситуаций с целью вновь подкатить к ней с намеками на интимную близость. В-третьих, даже если бы С. от Т. за компанию и не влетело, а досталось исключительно П., то все равно таким поведением С. фактически сам вырывал себе яму – ведь муж-рогоносец, скорее всего, начал бы контролировать каждый шаг своей неверной жены и тогда ей уж точно было бы НЕ до романтических свиданий, в том числе и с самим С. В-четвертых, если бы С. рассказал всё Т., то повесил бы на себя клеймо стукача и предателя до конца своих дней (как минимум, в Этой компании). А ведь за такие дела его и с работы запросто уволить могли – главное ведь – причина, а повод, он всегда найдется. Ведь у его начальника тоже вполне мог иметься роман с кем-нибудь из своих подчиненных или коллег по цеху и вряд ли ему сильно пришлась бы по душе идея подобного разоблачения со стороны его сотрудника.
Что же касается возможной отправки разоблачающего письма или смс-ки от С. мужу Т., то вероятность того, что он знает его координаты, была крайне мала, да и вряд ли он бы на это отважился. К тому же далеко НЕ факт, что муж бы воспринял эту информацию всерьез и сразу же полез бить морду П. Хотя, разумеется, здесь всё зависело от характера самого мужа.
Одним словом, мы с П. сошлись на том, что шантажные действия со стороны С. лишены сколько-нибудь реального основания, поэтому вряд ли могут быть приведены в исполнение и носят не более чем устрашающий и запугивающий шантажный характер, а единственной их целью является желание отравить жизнь П. и К.

После моих рекомендаций К. свела всё общение с С. к минимуму, и, хотя какое-то время он бесился и истерил еще больше, однако затем его злоба и истерики резко пошли на спад, что было совершенно неудивительно, поскольку на все его провокации К. отвечала ему НЕ той же самой монетой (т.е. НЕ наносила ему психологических уколов по линии Родитель-Дитя, типа: «Да хватит тебе истерить, ведешь себя, как истеричная женщина», «Что ты за мной бегаешь, как хвостик и все время мямлишь», «Ты выглядишь жалко», «Прекрати паясничать и возьми, наконец-то, себя в руки. Ты мужик или кто?!» и т.п.), а строго придерживалась стиля общения и поведения по линии Взрослый-Взрослый и выстраивала все свои диалоги с С. соответствующим образом.
Единственным вопросом, ответ на который все еще беспокоил П., было письмо, а точнее, то, как ему на него следовало реагировать. Здесь я также подсказал ему как в данной ситуации правильно писать деловое письмо. Далее мы с моим клиентом составили следующий текст:
«Здравствуйте, Уважаемый Доброжелатель (к сожалению, не знаю Вашего имени, иначе обратился бы к Вам лично). Спасибо Вам как за заботу о моем здоровье, так и заботу о здоровье моей семьи. Мне приятно! К сожалению, качество секса с «моей шлюхой-подругой» (кстати, уточните, пожалуйста, о ком здесь идет речь), оценить я не могу, так как люблю свою жену и ей верен. Возможно, на этот вопрос Вам сможет ответить сам С.? (Он ведь наверняка знает, о ком и о чем здесь идет речь).
Да, конечно, я только За то, чтобы Вы рассказали все мужу той женщины, с которой спит С. Да я и сам с удовольствием понаблюдаю за тем, как эти двое (муж К., Т., и ее любовник С.) будут друг другу морды бить! Вы только предупредите меня, пожалуйста, заранее, чтобы я, не дай бог, этого не пропустил, да еще и камеру с собой прихватить успел, потому, что, как мне кажется, такие вещи обязательно надо снимать на видео, а затем выкладывать их на Ютуб в открытый доступ.
Так что еще раз большое спасибо Вам за Ваши внимание и заботу, как ко мне, так и к моей жизни. С нетерпением жду Ваших следующих писем. С Уважением, П.».

Что же касается ответа на письмо, которое пришло на почту к К., то на него мы с П. вначале составили, а затем и отправили следующее письмо: «Здравствуйте, Вы, должно быть, ошиблись адресатом? Я исхожу из того, что по содержанию письмо явно адресовано какому-то мужчине. А я – женщина».
Больше С. их НЕ трогал.

Уважаемые Читатели, на этом на сегодня всё. В следующей статье под названием «Как написать психологическое письмо», Вы узнаете о том, как, руководствуясь определенным алгоритмом, самостоятельно составлять подобные амортизационные письма, а также сможете ознакомиться еще с несколькими практическими примерами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.