Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 2

Диалог с Максимом2
Здравствуйте, Уважаемые Читатели. Сегодняшняя заметка является продолжением статьи-интервью, согласие на публикацию которого дал мне мой клиент Максим, которому врачи-психиатры поставили диагноз вялотекущей шизофрении с деперсонализацией (или шизотипического расстройства, кодируемого в МКБ-10 шифром F21). Первую часть заметки-интервью Вы можете прочесть в статье «Деперсонализация при шизотипическом расстройстве».

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «
Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

Итак, сразу публикую продолжение моего диалога с Максимом:

Я: Для того, чтобы симптомы невроза прошли — надо пропить таблетки. У Вас невроз застаревший — его надо лечить еще и лекарствами. Вы имеете в виду, от чего Невроз появился?

Максим: А это не может быть чем-то более серьезным? (Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что Максим все-таки сомневается в легкости своего заболевания. Это очень хороший знак для типа течения данной болезни. Люди с ядерной формой шизофрении и с шизотипическим расстройством истерического или ипохондрического содержания, в подавляющем большинстве случаев даже НЕ сомневаются в том, что их симптоматика носит сугубо невротический характер, или что они вообще Полностью Здоровы; Ю.Л.).

Я: Например?

Максим: Да кто знает. Я вообще не понимаю суть проблемы. И от чего это, и даже что это…

Я: Причинно-следственная связь здесь такая: невроз — это психогенное (возникшее вследствие психологической причины), конфликтогенное (в Вашем случае — межличностный конфликт) обратимое заболевание. Был конфликт с мамой — началась симптоматика. Конфликт стих — симптоматика ослабла, но для ее полного снятия Вам необходимо пропить лекарства. Деперсонализация, можете об этом почитать в интернете, является частым симптомом при тревожных невротических расстройствах. (И вновь мне приходится обманывать Максима с целью направить его для получения медикаментозного лечения к врачу-психиатру; Ю.Л.).

Максим: И при шизофрении, МДП (маниакально-депрессивном психозе; Ю.Л.).

Я: Это Вы у меня на сайте прочитали о вялотекущей шизофрении? :).

Максим: И поражениях ЦНС (центральной нервной системы; Ю.Л.). Да.

Я: Понятно. Ну да. У меня теперь после этих статей все спрашивают – «А не шизофреник ли я?» (Действительно, спрашивают об этом достаточно часто. Поэтому я и решил написать цикл данных статей-интервью с целью показать моим читателям, какая симптоматика на Самом Деле соответствует вялотекущей шизофрении с деперсонализацией, а какая – нет; Ю.Л.).

Максим: Я все-таки попал на вялотекущую деперсонализационную шизофрению.

Я: Деперсонализация — это симптом. Это НЕ заболевание. Такой симптом может быть при РАЗЛИЧНЫХ заболеваниях. Невроз, шизофрения, и т.д.

Максим: А если это не связано с мамой, и возникло так – то что?

Я: Ну, Максим, вероятность этого крайне мала. Вы себя хотите к шизофреникам приписать? (Нет, пока я НЕ вправе раскрывать перед Максимом свои карты о том, что прекрасно понимаю, чем он На Самом Деле болен. Однако в скором времени (уже в конце этой статьи) я это, безусловно, сделаю, дабы НЕ вести какой-либо двойной игры; Ю.Л.).

Максим: Нет. А можно :)?

Я: Органической почвы для возникновения данного расстройства у Вас НИКАКОЙ нет — у Вас же нет ни эпилепсии, ни опухолей головного мозга, ни обмороков, ни сотрясений мозга или черепно-мозговых травм. При органике есть четкий очаг или необходимо, чтобы человек какое-то время употреблял наркотики. (Это действительно так. О том, как я исключил органическую этиологию (причину возникновения) заболевания Максима, Вы можете прочесть в первой части заметки, ссылку на которую я оставлял в начале статьи; Ю.Л.).

Максим: Может быть, это и есть невроз, а, может быть, это и вправду не он. Ну, вы понимаете(

Я: Ну, если не он — тогда что?

Максим: Человек с шизофренией хоть раз обращался к вам?

Я: Да, обращались люди.

Максим: Что в них было отличного?

Я: Ну, Максим, всю симптоматику я Вам перечислять НЕ буду — тут, как говорится, уже интернет в помощь :). Но был БРЕД — который есть при этом заболевании и которого НЕТ при неврозах. Была также разорванность мышления (бессвязная по смыслу речь — если не понятно, забейте в поисковик — там будут примеры). (Подробнее о данной симптоматике Вы можете прочесть в статье «(Расстройство мышления»; Ю.Л.).

Максим: Да это я все знаю. (Видимо, до того, как все-таки обратиться ко мне, Максим уже успел «перелопатить» пол-интернета :); Ю.Л.). Но они что, прямо в психотическом состоянии с вами говорили?

Я: Ну да.

Максим: Речь четкая и ясная? Или смазанная?

Я: Нет, речь у них была, как набор часто бессвязных слов, мысли пропадали, с темы на тему соскальзывали. Речь — это отражение функции мышления. (Мы говорим так, как мы мыслим; Ю.Л.).

Максим: Знаете, что я думаю, и думал все время… Глупости, конечно, но мне казалось, что у меня посерьезнее невроза.

Я: А что именно? Шизофрения? Или органическое поражение мозга?

Максим: Но и настораживало то, что люди при шизофрении даже вначале не могут допускать этого. А может и могут. (Верно, в большинстве случаев – это действительно так. Однако случай с Максимом, в какой-то степени уникальный, если можно так выразиться; Ю.Л.).

Я: Не могут допускать, что они больны?

Максим: Чувствовать, что что-то не то, но не считать больными, ведь внутренний мир у них меняется, и они ощущают это. (Верно, это действительно так; Ю.Л.).

Я: Максим, в принципе, такое может быть только в самом-самом начале заболевания и недолго. Вы можете снять все свои сомнения — 1 раз (больше НЕ нужно) обратиться к врачу-психиатру — описать всю симптоматику, ответить на его вопросы. И спросить — что это — невроз или шизофрения. И поставить на этом жирную точку. Если врач говорит — что это невроз, то больше НЕ надо ходить по врачам. (Я вновь пытаюсь направить Максима к врачу-психиатру; Ю.Л.).

Максим: И он ответит, что все хорошо, молодой человек, а сзади всадит в меня сочный шприц галоперидола.

Я: Галоперидол, в основном, используется только для снятия острой бредовой и/или галлюцинаторной симптоматики и для купирования психомоторного возбуждения, которых у Вас точно НЕТ :).

Максим: Да. Ну, он самый известный. Вот и вставил. А вы не можете в полной мере разграничить их?

Я: Вы можете сходить с кем-то из друзей, родственников или хороших знакомых к врачу — с любым, кому доверяете и знаете, что в случае чего — он Вам поможет и в обиду не даст. Пообщавшись с Вами, на текущий момент симптомов шизофрении у Вас я НЕ вижу. Но Вы сомневаетесь. Это вызывает у Вас тревогу. Поэтому я и говорю, что можете 1 раз пройти обследование — и жить спокойно.

Максим: А что в него входит?

Я: Да просто общение с психиатром — придете, скажете, что так и так — у меня деперсонализация. Что это? Невроз или шизофрения? Он с Вами побеседует и скажет уже 100%. Если боитесь идти один — возьмите с собой любого надежного человека, которому будете доверять и который в обиду Вас точно не даст. Хотя сейчас НИКТО НИКОГО НАСИЛЬНО НЕ запихивает.

Максим: Я знаю. Хотя… Я не пойду к докторам.

Я: Запихивают только тех, кто опасен для себя и/или для общества. Тоже вариант. Тогда Вам придется мне на слово поверить.

Максим: Знаете, если бы я и заболел шизофренией, то кататонической. (В данном умозаключении Максима, разумеется, отсутствует логика и нарушена причинно-следственная связь; Ю.Л.).

Я: Почему именно ею? 🙂 Ею сейчас очень редко кто болеет.

Максим: А представьте, как я эффектно застыну. Знакомая мамы училась в медицинском, и она это все видела – женщина в ступоре была одна – когда, будучи студентами, трогали ее все за руки и т.д. – пальцы были, как каменные.

Я: Да, есть такое. Максим, я предлагаю на сегодня наше общение закончить? Причину я Вам сказал — это невроз. Чтобы убрать симптоматику — нужны лекарства. Я Вам их выписать не могу — я не врач. Если Вы можете деперсонализацию сейчас переносить — то можете к врачу не обращаться, тем более, что Вы их побаиваетесь и относитесь к ним насторожено. Если с мамой какие-то проблемы возникнут — то Вы всегда можете мне написать и устроить наше с нею общению — думаю, оно пойдет на пользу. Хорошо?

Максим: Да. Спасибо огромное. Было интересно с вами.

Я: Пожалуйста. :).

На этом нашу консультацию мы закончили, а спустя некоторое время, Максим сам написал мне, и наш диалог с ним продолжился:

Максим: Здравствуйте, Юрий. Вероятно, вы меня помните. Мне поставили диагноз неврозоподобной шизофрении (с преобладанием деперсонализационного расстройства), как сказал врач, он рассматривал это с целой группой психиатров, и все они абсолютно согласны с этим диагнозом. (Для меня это было ПОБЕДОЙ! Значит, Максим все-таки обратился к врачу, а значит – ему смогут помочь! Однако вначале нашей с ним беседы я и виду не подал, что рад тому, что произошло, а продолжал делать вид, что не особо понимаю, о чем идет речь, но постепенно переводя диалог в нужное мне русло; Ю.Л.).

Я: Добрый вечер, Максим. Что ж, может быть, психиатрам и виднее. Вы ходили к врачу?

Максим: В стационаре лежал. (А вот это для меня, если честно, было очень странным. Как я уже упоминал в первой части статьи, лечение вялотекущей формы шизофрении НЕ требует от человека пребывания в стационаре психиатрической клиники – медикаментозную помощь он может получать либо амбулаторно, либо даже в домашних условиях; Ю.Л.).

Я: Вы считаете, что они точно правы? Даже так! Серьезно. Вы сами обратились за помощью? Или как в стационар попали?

Максим: Сам. Врач сказал, что с деп-онной шизофренией больные часто обращаются сами, в отличие от всех остальных. Самокопание в своей болезни, ощущение измененности и запуск этого без причины, как сказал врач. Он говорил откровенно, ну, не прям в лоб. Готовил, похоже. Еще я общался с больными невротической деперсонализацией в самые первые дни, и симптомы у них совсем не те – там причина есть, о которой они постоянно думают: кредит и т.п. (Конечно, это так. Это одно из главных отличий людей, больных неврозом, от людей, больных ядерной формой шизофрении или шизотипическим расстройством – при Неврозе психологическая причина для возникновения данной симптоматики ВСЕГДА ЕСТЬ, а при шизофрении ее ВСЕГДА НЕТ; Ю.Л.).

Я: Понятно, Максим. Тогда Вы меня извините — это моя ошибка, и я не правильно определил Ваше заболевание.

Максим: Юрий, если у меня сейчас полностью отсутствует удовольствие и чувства к родственникам, а мать раздражает, что дальше? Знаете, я не нытик, но это мне кажется полно безнадегой.

Я: А что еще сказал Вам врач? Может быть, пропить тогда соответствующие препараты – какие-то слабые нейролептики, чтобы снять эти симптомы?

Максим: Юрий, да не поможет. Я думаю, как бы помереть скорее, честно говоря. (Риск суицида у людей с любой из форм шизофрении очень высокий, так что к словам Максима следует относиться максимально серьезно. Ни о каких шутках, фарсе или игре на публику речи здесь даже близко не идет; Ю.Л.). Юрий, спасибо вам большое, именно с вашего совета я обратился в стационар.

Я: Максим, подождите. Вам сейчас тяжело это принять. Но это же НЕ ядерная форма, а вялотекущая. С ней люди до 70-80 лет доживают и остаются практически нормальными. (Ну, до 80 – это я, конечно, перегнул, но до 70 – да, вполне. Я лично наблюдал такие случаи; Ю.Л.). Даже работать могут. Вы же не просто так родились и пришли в этот мир. У каждого есть своя цель. И она явно заключается НЕ в смерти, а в жизни человека и его деятельности, какой бы эта деятельность ни была.
Возьмите того же Эйнштейна. А ведь он тоже был болен. Но почему-то никто НЕ придает этому значения. А почему? Потому, что он гений. Шизоид — это вообще характер ГЕНИЯ. (Действительно, личностям шизоидного типа (куда можно включить и людей с любой из форм шизофрении) принадлежит достаточно много гениальных открытий; Ю.Л.). Без преувеличений это пишу. А Савелий Крамаров. Тоже ведь страдал шизофренией. Так у них Ядерные формы были, а у Вас всего лишь вялотекущая.

Максим: Юрий, у меня есть одна мысль, вы будете с ней согласны? Мне кажется, что первый приступ, если можно так выразиться, был в 14. Я резко увлекся индийской философией. Рассказывал о ней каждому знакомому, ходил только по тому месте на плитке, где нет шва. (Ритуал, который указывает на тяжесть заболевания и назвать который невротическим попросту НЕВОЗМОЖНО – Уважаемые Читатели, я напомню, что ритуалы у невротиков носят вполне нормальный, логичный и обоснованный характер – например, класть под подушку учебник перед сдачей экзамена. У людей же с ядерной формой шизофрении или шизотипическим расстройством, ритуалы носят крайне Нелепый, я бы даже сказал, абсурдный характер – они совершенно НЕ укладываются в рамки жизни обычного невротика – ну зачем нам в повседневной жизни наступать на трещины в асфальте или, как пишет Максим, ходить по шву? С какой целью? Очевидно, что данный ритуал носил явно НЕ невротический характер, а являлся одним из симптомов психического заболевания; Ю.Л.). Навязчивости, с которыми я АБСОЛЮТНО не боролся, и мало того, считал их абсолютно естественными. Навязчивости были в виде переплевывания три раза через плечо по три раза (итого: 9). (Еще одно важное отличие невротических навязчивостей от навязчивостей, возникающих в структуре любой из форм шизофрении. В наше время в нашем высококультурном обществе у нас через плечо, действительно, НИКТО НЕ плюется. Мы просто говорим: «Сплюнь через левое плечо», ограничиваясь исключительно словесной формулировкой данного ритуала; Ю.Л.).

Я: Про швы — да, это уже симптом. Про навязчивости со сплевыванием. Ну, в принципе, да, редко кто сейчас именно Так Делает. Обычно мы просто говорим — поплюй через левое плечо три раза. (Я постепенно начинаю соглашаться с Максимом, подводя его к мысли о том, что психиатры действительно были правы; Ю.Л.).

Максим: Вы добр. Честно. Не встречаю таких. Спасибо, отмотаю свои 70). Но, как я думаю, без семьи. Желаю вам всего доброго).

Я: Максим, ну почему сразу без семьи?! Судя по фото — Вы симпатичный парень и девушки наверняка обращают на Вас внимание. Спасибо. Понимаете, этот диагноз — это НЕ приговор. Люди с этим десятки лет живут, и нормально живут. (Действительно, бывает, что даже люди с ядерной формой заводят семьи, а иногда – даже работают. Так что данный диагноз – это, действительно, НЕ приговор; Ю.Л.).

Максим: Юрий, общаюсь с одной.

Я: Ну вот видите — общаетесь.

Максим: Понимаете, она, вроде, приятна, но отталкивает чем-то. И побороть эту, как бы, любовь-ненависть я нее в силах. Недавно прочитал о такой вещи, как амбивалентность, и понял, откуда это. (В данном случае Максим действительно описывает такое эмоциональное расстройство, как Амбивалентность, которая, наряду с деперсонализацией, также является одним из ключевых симптомов при шизофрении; Ю.Л.). И самое смешное — у меня пропало половое влечение в 17 лет!!!! Восстановится ли? Извините за вал вопросов, с другими не обсуждаю). С врачом общался не особо. А невротики – неприятные люди, у которых одни только проблемы, все плохо и зацикленность на себе. По моим наблюдениям).

Я: Т.е. пропало половое влечение Вообще? Нет эрекции вообще? Амбивалентность — согласен, здесь есть. Но знаете, если не пробовать заводить отношения, то невозможно почувствовать истинность эмоций и чувств к человеку. Проблемы, в принципе, есть у всех людей. И у невротиков — да, в том числе.

Максим: Да, с эрекцией хуже стало, но ведь прямых сбоев нет. Возможно, из-за снижения либидо ну просто до минимального состояния. Знаете, я намалевал себе картину следующую: через лет так семь или десять у меня грубый дефект – мне ничего не надо, я лежу на диване.

Я: Скажите, а настроение в последнее время у Вас подавленное? Просто, Максим, то, что Вы пишете — это явные симптомы депрессии. Нет радости в жизни. Половое влечение при депрессии снижается Автоматически. (Достаточно часто любая из форм шизофрении, помимо основной симптоматики, сопровождается еще и депрессивной. А вот обратное утверждение в подавляющем большинстве случаев в корне неверно: любая депрессия практически НИКОГДА НЕ протекает с симптоматикой шизофренического спектра; Ю.Л.). Психиатры не сказали, что у Вас еще и депрессия? Грубого дефекта при вялотекущей форме ВООБЩЕ НЕ возникает (когда больные просто лежат на диване). Подвижность полностью сохраняется до конца жизни. (Да, это, действительно, Так; Ю.Л.).

Максим: Сказал, что на фоне моей формы монотонно подавленное настроение – это само собой разумеется.

Я: Ну, хорошо, допустим так. Но какие-то лекарства он Вам назначал пить?

Максим: Да.

Я: Эти препараты Вам помогают?

Максим: Да, я пью, но чувство сделанности мира и своих действий осталось, как будто я – безликая марионетка. (Разумеется, полностью убрать явления деперсонализации как при ядерной, так и при вялотекущей формах шизофрении по факту НЕ способно НИ ОДНО лекарство. Несколько ослабить симптоматику, и сделать жизнь больного более-менее сносной – ДА, но убрать ее полностью – к сожалению, НЕТ; Ю.Л.). Знаете, я с врачом именно эту тему плотно обсудил, и он сказал, что я граничил с психическим автоматизмом. (О т.н. «психических автоматизмах» Максим расскажет в третьей части заметки-интервью. Что же касается развернутого галлюцинаторно-параноидного синдрома Кандинского-Клерамбо, наблюдающегося, как правило, при ядерной форме шизофрении, то его у Максима ТОЧНО НЕТ; Ю.Л.).

Я: Настроение после этих препаратов у Вас лучше стало?

Максим: Нет. Надо было мне не выпендриваться, и кататонией заболеть. Знаете, мне в голову недавно мысль пришла: я хотел выпить очень большую дозу алкоголя и посмотреть: если после этого ничего не измениться – значит, это вялотекущая, если острый психоз – значит, это был продром. (Максим имеет в виду продромальный период, который протекает между инкубационным периодом и собственно заболеванием. Мой клиент полагает, что сейчас клиническая картина его заболевания всё еще НЕ носит полного и развернутого характера, а только-только, так сказать, созревает (инкубационный период), и может еще более усугубиться – т.е. перерасти в Ядерную Форму. Разумеется, это НЕ так. И проверка алкоголем в данном случае по факту ничего бы НЕ изменила; Ю.Л.). Еще один забавный случай вспомнил: четыре года назад у матери новорожденный умер — меня это не задело, мне было все равно. (И вновь Максим описывает признак, который является одним из ключевых симптомов расстройства эмоций, наблюдаемых как у шизоидных личностей, так и при шизофрении любой формы – т.н. «симптом дерева и стекла»: такие люди могут НИКАК НЕ отреагировать на смерть близкого человека (тверды, как дерево), однако очень болезненно относятся к вещам, которые чрезвычайно важны Сугубо для Них Самих, однако, с точки зрения социума, чрезмерно больших переживаний явно НЕ стоят – например, смерть или болезнь любимого животного, увядание цветка, проблемы абортов, голод в Южной Африке и т.п. – Конечно, услышав из новостей про голод в Зимбабве, мы можем несколько сопереживать этому народу, но НЕ более того – нас куда больше интересуют НЕПОСРЕДСТВЕННО НАШИ Текущие Бытовые Проблемы (например, почему зимой при -10 градусах у нас неожиданно выключили отопление), нежели проблемы погибающих от голода зимбабвийских детей. И это Совершенно Нормально. Ведь помочь «Голодающему Поволжью» мы по факту все равно Ничем НЕ можем, да и позаботиться о своем собственном тепле и уюте нам, разумеется, ГОРАЗДО ВАЖНЕЕ – дети из Зимбабве далеко, а вот нашим детям при –10 предстоит находиться в холодной неотапливаемой квартире. У шизоидных же личностей все наоборот – пусть свои дети мерзнут и болеют – нам главное помочь детям из Зимбабве; Ю.Л.).

Я: Кататония — это еще хуже. Максим, я думаю, что алкоголь здесь ничего НЕ решит и может только навредить. А на счет того, что эти препараты не помогли — Вы говорили об этом врачу? Что он сказал Вам? Периодически нужно его посещать?

Максим: Я с ним об этом не говорил, допью курс хотя бы, а там и увижу. (Да, все-таки психиатрам люди с любой из форм шизофрении редко доверяют свои эмоциональные душевные переживания, предпочитая держать их в себе во избежание, как они полагают, неприятностей; Ю.Л.). А мне интересно, сейчас проводят курсы инсулинотерапии? И еще меня удивляет то, что аутизации у себя я не замечаю, т.е. друзей и приятелей у меня нет, из дома не выхожу, (вот это и есть явные симптомы аутизации; Ю.Л.), но с некоторыми одноклассниками я общаюсь нормально и порой веду себя в разговоре энергично, завожу беседу сам. Общение, конечно, поверхностно, но это при вялотекущей форме не удивительно, что я порой общителен?

Я: Я думаю, что инсулинотерапия Вам точно НЕ нужна — этот вид терапии уже в прошлом :). (Действительно, загонять пациента в состояние инсулиновой комы – это, наряду с лоботомией и электросудорожной терапией – явно НЕ выход; Ю.Л.).
Видите как — то есть Вы общаетесь, пусть и не со всеми людьми. А с теми, кто Вам симпатичен или интересен. Согласитесь, таковыми могут быть далеко НЕ все люди. Поэтому Ваш диагноз — это точно НЕ приговор. Многие люди с таким диагнозом и семьи заводят, и работают. (Я стараюсь поддерживать Максима, как могу – в конце концов, хотя бы как-то приспособиться к своему состоянию и несколько улучшить свою жизнь (насколько это возможно с учетом их заболевания) такие люди вполне могут; Ю.Л.).

Максим: Спасибо вам, вы помогаете смотреть мне на себя не как на безумца, и безработного неудачника в будущем).

Я: Знаете, Максим, на человека можно смотреть как на стакан с водой, которая наполняет его ровно на половину: кто-то говорит, что все люди больны (и это действительно так — у кого-то шизофрения, кто-то болен эпилепсией, кто-то – неврозом, у кого-то слабоумие или расстройство личности) — для них стакан всегда наполовину пуст. А кто-то смотрит на всех людей, как на здоровых, но со своими особенностями — для них стакан всегда наполовину полон — в каждом можно найти что-то хорошее. Те же слабоумные, например, могут являться квалифицированными штукатурами или малярами, или укладчиками камня. — Т.е. выполнять ту работу, которую, например, чистоплюй и интеллигент вроде меня, делать попросту НЕ захочет. Так что каждому свое и своя профессия. (Уважаемые Читатели, я не очень люблю использовать метафоры в своей речи, однако в данном случае сделать это было более чем уместно, учитывая яркое, красочное, образное, поэтическое и метафорическое мышление людей шизоидного типа – ведь мы с Вами должны уметь разговаривать с каждым человеком на понятном ЕМУ языке. Так, например, в диалоге с человеком эпилептоидного типа, учитывая его, как правило, замедленный темп мышления и сложность восприятия образных высказываний, применять метафоры в своей речи я бы точно НЕ рискнул; Ю.Л.).

Максим: Вы так интересно рассказываете). Вас не смущает, что шизофренно больной сам обратился к докторам? Бывали у вас раньше такие парадоксы?)

Я: Я читал о таком, но лично ко мне — точно НЕТ.

Максим: Вы знаете, интересно то, что больные остальными неврозоподобными формами к врачам не торопятся и не думают. С фобиями и навязчивостями. У вас на сайте очень информативная статья есть об этом, где пациентка сидела на шее у мамы, и товарищ аллерголог с умным видом опроверг диагноз психиатров. У вас есть какая-то методика для разграничения невротиков от шизоневротиков? Шинотиков. Хмм, интересное словцо. То есть, так сказать, объединение «шизо» и «невроз» в более исчерпывающее.

Я: Да, это точно, что не торопятся. Ну, методики, как таковой нет — это смотрится по сочетанию симптомов. Шинотик? 🙂 Не слышал такого слова.

Максим: Интересное слово, я их, кстати, много придумываю. (Уважаемые Читатели, в первой части заметки-интервью я уже коротко упоминал о том, что людям с различными формами шизофрении присуще такое расстройство речи, как Неологизм, который заключается в придумывании новых, понятных только самому человеку, слов и во вкладывании в обыденные повседневные бытовые слова Нового значения, придания им нового смысла; Ю.Л.).
Знаете, иногда хочется заняться спортом, но не могу себя поднять на что- либо. Вот такой вот я :). Юрий, я смотрю, что вы атлетического телосложения. Как вы этого добились? Или оно у вас было всегда? (Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что интересы у людей, больных вялотекущей шизофренией с деперсонализацией вполне могут быть общепринятыми. Такие люди могут интересоваться не только тренажерным залом, но также танцами, музыкой, поэзией, чтением различной литературы, живописью, архитектурой, лепкой, программированием и многим-многим другим. В своей работе «Строение тела и характер» немецкий психиатр Эрнст Кречмер условно разделил всех шизоидных личностей на два типа – на эстетов и анэстетов. Так вот, вне всяких сомнений, Максим однозначно относится к Первой категории; Ю.Л.).

Я: Добился. Сейчас еще поправился. Вешу порядка 95 кг при росте 193 см. Был достаточно худым вообще. Добился с помощью тренировок вначале в тренажерном зале, а затем — все оборудовал дома — есть силовая стойка, штанга, блины, гантели разборные, скамейка. Спортом хорошо заниматься, главное — чтобы нагрузки были умеренными. Можете, если дома ничего нет, просто приседать, отжиматься от пола, пресс качать. Или сделать себе турник, или ходить на турник, брусья на улицу.

Максим: У вас были визиты в психиатрическую больницу с профессиональной целью? Люди там, однако, не дураки, как многие думают. Простите, немного помешался я на теме психиатрии :). Съехал, так сказать.

Я: Да, конечно, я проходил годичные курсы по психиатрии и видел там достаточно много различных пациентов. И люди там — самые разные. Наверное, как и везде по жизни — есть и умные, и глупые :).

Максим: Юрий, а как отличить шизофрению от невроза? Почитаешь симптомы неврозоподобной и невроза – сразу и не отличишь.

Я: Ну, ядерную – просто — по бреду, галлюцинациям и т.д. Неврозоподобную — тут уже все-таки сложнее. Так сразу и не скажешь. Смотря какой формы.

Максим: С ядерной полностью согласен, там и обычный человек, посмотрев на такого больного, у виска пальцем покрутит. В соседней палате был парень, мы с ним одногодки, он мог весь день ходить кругами и повторял фразу что-то наподобие: «У Лары не было кораллов, их украл Карл. Карл у Лары украл кораллы». Так жалко его было. Звучит, может быть, забавно эта его фраза, но выглядело жутковато. Ладно, что это я о плохом, да о жутком :).
(Господа Невротики, а Вы сможете по полдня нарезать круги по комнате и все время повторять одну и ту же фразу про Карла, Клару и кораллы? Разумеется, НЕТ. – Единственное, что Вы можете – так это часами рассказывать о том, что у Вас НЕВРОЗ, или что Вы смертельно больны каким-нибудь страшным, неведомым и, разумеется, неизлечимым заболеванием (которое чаще всего носит соматоформный характер (когда симптомы заболевания есть, а самого заболевания — НЕТ), или онкологией (оказывающейся на деле обычным гастритом, а то и вовсе несварением желудка), или что Вы больны шизофренией и сходите с ума. При этом Вы способны ходить на учебу, работать, заниматься домашним хозяйством, общаться с друзьями и знакомыми (ну еще бы – ведь Вам же надо кому-то рассказывать Как Вы больны), воспитывать детей, а нередко – даже выполнять свой супружеский долг. Вот такие Вы, Товарищи Невротики.
Уважаемые Читатели, обращаю Ваше внимание на тот факт, что жалость к другим людям у людей с любой из форм шизофрении НЕ атрофирована (как ошибочно полагают многие), а носит специфический, достаточно странный и избирательный характер. Так, например, выше Максим честно признавался в том, что когда его мать потеряла ребенка, то жалости ни к нему, ни к ней он совершенно НЕ испытывал. А вот к парню, больному шизофренией, он проникся искренним состраданием. Это еще раз указывает на описанный мною выше симптом дерева и стекла; Ю.Л.).

Я: Мда, это точно. Они действительно могут и ходить, и повторять одно и то же целыми днями. Тяжелые формы и типы течения заболевания.

Максим: А они – это кто? Его болезни я не знаю. Так у него что, была шизофрения? Хотя, это логично, мы ведь сейчас о ней говорили. Я, честно говоря, думал, что он в прямом смысле заработал это себе. Ну, голову травмировал сильно. Ну да бог с ним. Юрий, а возможно, что моя бабушка может быть нездорова? Она немного непонятная. Как бы сказать, Чудаковата местами. Ее отец, кстати, был явно нездоров. Я рассказывал вам о нем Юрий. (Данный материал содержится в первой части заметки-интервью, ссылку на которую я оставлял выше; Ю.Л.). Вас не тяготит общение со мной? Может, я много вопросов задаю или еще что :). Наверное, как в ВК не зайдете, так 250 вопросов от меня.

Я: Да, Максим, я писал об этом больном парне, Вашем одногодке. Он совершал стереотипные действия, что характерно для данного заболевания.
На счет бабушки мне сложно Вам сказать — что Вы имеете в виду под словом «Чудаковата»? Да, про прадедушку я Вашего помню. Диагноза его, кстати, Вы не знаете? (В смысле диагноза, который ему ставили в больнице).
Нет, Максим, совершенно не тяготит. Просто я не всегда имею время быстро ответить :). (Меня, кстати, действительно НЕ тяготит общение со всеми моими клиентами, иначе я бы НЕ занимался психологическим консультированием. Однако у всех людей с шизоидным характером есть одна специфическая особенность – их бывает МНОГО — т.е. они, пребывая в своем внутреннем мире, напрочь ЛИШЕНЫ ЧУВСТВА МЕРЫ при общении с другими людьми (ведь когда я нахожусь в себе, то, следовательно, НЕ могу понять, ЧТО чувствует Мой партнер по общению). Как следствие, очень часто шизоиды совершенно НЕ могут найти общего языка как в рабочих и учебных коллективах, так и со своими сексуальными партнерами в личных и семейных отношениях. Это, действительно, беда абсолютно ВСЕХ шизоидов. Когда же даешь им обратную связь (пусть даже и в предельно корректной форме), они, как правило, на нее сильно обижаются и уходят, а затем занимаются самокопанием и самобичеванием, обвиняя себя во всех смертных грехах. Поэтому, конечно, именно шизоиды в первую очередь нуждаются в обучении психологически грамотному общению, однако обучить их этому, к сожалению, достаточно трудно, а иногда – и попросту НЕВОЗМОЖНО; Ю.Л.).

Максим: Что касается бабушки: переодевала НИЖНЕЕ белье прямо при мне и маме, а на замечание со стороны матери фыркнула. Может издать «звук» прям рядом со мной, а на мои «фу» говорит что я «интеллигент хр%нов». И такие дебильные вещи у нее и раньше, по словам матери, в более слабой форме проскакивали, но сейчас ее это не смущает. Могла еще при мне (когда я помладше был) пройтись без лифчика.
(Расстройство сексуального влечения в форме Эксгибиционизма также достаточно характерно для людей с различными формами шизофрении и шизоидных психопатов.
Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что среди ближайших родственников Максима, как минимум в ТРЕХ поколениях по материнской линии есть люди с явными отклонениями поведения от стандартов психической нормы. Так, его бабушке можно было бы смело поставить, Как Минимум, диагноз шизоидного расстройства личности (F60.1), а матери, как будет видно из нашей с Максимом дальнейшей переписки (и НЕ только в этой статье) – диагноз эпилептоидного расстройства личности (F60.3). Что же касается прадедушки Максима, то из материала прошлой статьи мы знаем, что он пребывал в психиатрической клинике, а затем – застрелил собственную жену и совершил самоубийство, что, очевидно, также свидетельствует о тяжелой форме психического заболевания. Поэтому естественно будет предположить, что как ядерная форма шизофрении, так и шизотипическое расстройство имеют явно просматриваемую генетическую этиологию, т.е. просто так, на ровном месте, как правило, НЕ возникают. И хотя примерно в 50% случаев выявить заболевания у родственников по обеим линиям в ближайших 2-3 поколениях врачам-психиатрам все-таки НЕ удается, однако, несмотря на это, как писал еще Кремчер (книга «Строение тела и характер»): «…тяжелое шизоидное предрасположение, подобно незаметно подкрадывающемуся несчастью, Наследуется в обоих семьях Без того, чтобы была обнаружена Грубая Явная dementia praecox (лишь IV,7 наводит на мысль в этом направлении)…». Далее Кречмер описывает родословную семьи больного шизофренией, детально разбирает характерологические особенности нескольких поколений родственников и приходит к выводу, что: «При анализе этой семьи создается впечатление, что для возникновения явной шизофрении во многих случаях, вероятно, должны встретиться две зародышевые массы, отца и матери, которые относятся друг к другу, как комплементы. Пока не наступает действие комплемента, частичные предрасположения агента, вызывающего шизофрению, МОГУТ УПОРНО НАСЛЕДОВАТЬСЯ ПОКОЛЕНИЯМИ…». Т.е. гены шизофрении НАСЛЕДУЮТСЯ, НО НЕ ПРОЯВЛЯЮТСЯ признаками какой-либо ее формы не только в 2-3, но и в 5, 10 и даже более поколениях, тогда как при сборе анамнеза психиатры ограничиваются расспросами о членах семьи максимум в 2-3 поколениях. Т.е., например, 10 поколений назад кто-то в роду был болен шизофренией, затем, на протяжении целых 9 поколений, ни у кого из потомков она НЕ проявлялась, и тут, «вдруг», «ни с того ни с сего», мы обнаруживаем ее у потомка в 10 поколении. Уважаемые Читатели, я думаю, Вы уже понимаете, к чему я клоню – в 50% случаев, где генетическая этиология возникновения шизофрении выявлена НЕ была и ученые полагали, что причиной ее возникновения могли быть самые различные факторы (в том числе и социальные), так вот, в этих 50% случаев этиологией шизофрении также вполне могут быть ИМЕННО ГЕНЫ, которые просто НАСЛЕДОВАЛИСЬ во многих поколениях, однако до определенного момента носили, так сказать, скрытый характер, попросту «дремали» и НЕ проявлялись! Но вернемся к Кречмеру: «…они фенотипически выражаются в ярких своеобразных личностях, в тех же самых, какие мы встречаем и препсихотически в группе явных шизофрений и у кровных родственников. Они выражаются в более тяжелых случаях в своеобразных изменениях личности в период полового созревания, как, например, неуравновешенных, сбившихся с жизненного пути (IV.2,3 и 7). Но НАСТОЯЩАЯ dementia praecox возникает из этих многих диатез ТОЛЬКО ОДИН РАЗ В ОПРЕДЕЛЕННОМ МЕСТЕ (V, 1). Все это, впрочем, высказывается лишь как предположение». Что ж, свою точку зрения я также высказываю всего лишь как предположение и вполне могу ошибаться, тем более, что провести сколько-нибудь серьезные научные исследования, которые бы подтвердили или опровергли мою гипотезу, практически НЕВОЗМОЖНО – мы НЕ можем детально исследовать родственников в обеих линиях даже на протяжении 3-4 поколений, не говоря уже о 5, 10 и более. Уважаемые Читатели, прошу прощения за столь длинное отступление. Я снова передаю слово Максиму; Ю.Л.).
Кстати, моя мать возбудимая, не терпящая критики женщина. Хотя, лет десять назад она была культурной женщиной, не употребляющей браных слов. Сейчас – чуть что – и мат. Тетя (сестра матери и дочь бабушки) до 30 лет сидела у мамы на шее (у бабушки в смысле), в 17 лет покрыла матом отца публично (не моего, я о ее родителях), что он ушел из семьи и не простил ее (уж не знаю, что сказала), пока сидела на шее у мамы, часто не работала, ходила по компаниям, употребляла алкоголь в большом объеме, была агрессивна к родителям. Сейчас, вроде, успокоилась. Может, на матери гены сказываются (я думаю, что не только на матери Максима, но и на его тете; Ю.Л.), но зарабатывает она хорошо. Но ни копейки не может отложить, все куда-то улетает. Бабушка, кстати, адекватна, но вот такие «приколы» и парадоксы в поведении иногда сквозят. Ко мне родственники относятся тепло, конечно, но они стали меня раздражать, стараюсь не общаться с ними. А звонок по телефону с поздравлением — адская мука. Я люблю побыть один, контактов не поддерживаю, поверхностное общение с парой одноклассников. (Максим вновь описывает симптомы аутизации; Ю.Л.). Прям сочинение целое, да… Кстати, в детстве, мама ни в чем не отказывала и растила как баловня. Семейка фершробен. На самом деле, не так весело. (Фершробен в переводе с немецкого означает странный, чудаковатый, взбалмошный. Одним словом, неадекватный. На одном из сайтов читаем: «Фершробен – это особенности личности, которые выражаются в странных, непонятных для окружающих, причудливых поступках, манерах поведения, движениях, жестах, мимике, в преобладании в речи вычурных, абстрактных, неподходящих по смыслу слов и выражений. Как тип изменения личности, является характерным признаком шизофрении; в менее выраженной форме наблюдается при некоторых видах (гл. обр. при т.н. шизоидной) психопатии, иногда — у здоровых людей»; Ю.Л.).

Я: А бабушка Ваша у психиатра никогда не обследовалась? В клинике не лежала? Очень похоже на расстройство сексуального влечения. Эксгибиционизм называется. Что касается «Сочинения», Максим, Вы не думали заняться писательской деятельностью? Я сейчас серьезно. Просто Вам желательно заниматься деятельностью, требующей большого уединения, и НЕ требующей обилия контактов с людьми. Возьмите Гоголя, например. А ведь у него ядерная форма была… Но каких успехов достиг в своем деле. Красочный, полный метафор и образов, стиль. Что вообще Вам нравится? Может быть, математика, физика, химия? (Точные науки) — могли бы стать вторым Эйнштейном…

Максим: Мне очень нравится математика, да… Если честно, у меня в классе с ней лучше всех дела идут. Опять о бабушке 🙂 – она не то чтобы раздевается демонстративно, она раскрепощена, считает, что все какие-то закомплексованные. Наряду с этим у нее с гигиеной плоховато. Может и ляпнуть прям странное публично. Подобрал слово о бабушке: Беспардонна, и не дает отчет себе, что чудачка. И, главным образом, искренне удивляется, когда ей говорят о ее странности. Знаете, у меня стойкое ощущение, что я отупел. У меня по ощущениям кора мозга атрофируется. Навряд ли с меня Эйнштейн выйдет.

Я: Мда, бабушкино поведение напоминает или расстройство личности шизоидного типа, или вялотекущую форму шизофрении. Максим, Вы НЕ отупели. Это деперсонализация + сенестопатия (странное ощущение, которое может возникать в теле, нередко болезненное). (В первой части статьи Максим уже упоминал о сенестопатии, возникшей в области груди: «как будто в круг вставили сдавленный шарик, а там он разжался в груди». Сейчас он поэтически ярко и красочно описывает сенестопатические ощущения, возникшие у него уже в области головы; Ю.Л.).

Максим: Юрий, а что такое вообще невроз? Я прочитал множество статей, но не могу сделать цельный вывод. Я понял только то, что это психогенное заболевание, и знаю его виды, но где-то пишут, что это, главным образом, сбой вегетативной системы, но толкового ответа найти не могу. А какой он, невротик? Какой он в общении с людьми, в быту? Как его можно в общем охарактеризовать? Вопрос сложный, может быть несколько философский :).

Я: В основе невроза Обязательно лежит именно психологическая причина — например, конфликт внешний — с начальником, женой, родителями. Или же внутренний конфликт — когда человек, например, безрезультатно стремиться следовать каким-то идеалам, стереотипам (или хотя бы тот же кредит у человека вспомните – это же сплошные нервы — отдаст/не отдаст) — всё это вызывает у него сильный стресс, психические травмы, результатом которых становится невроз. Когда же ситуация разрешается — невроз проходит. Но бывают ситуации, что даже когда ситуация разрешается, больной не выздоравливает или выздоравливает не полностью – как правило, это бывает в ситуациях, когда невроз длится уже достаточно долго — тогда невротику надо идти к врачу за медикаментами. Чаще всего это бывает при тревожно-фобическом неврозе. В быту такие люди могут со всем справляться, их невроз в принципе, не выбивает их из жизни. Разве что на короткое время. С неврозом могут и работать, и быть семейными людьми. Вообще быт с невротиком зависит от типа его темперамента и характера. От этого также зависит и его общение с другими людьми как на работе, так и дома. Тут однозначного ответа дать невозможно.

Максим: С неврозоподобной шизофренией дело обстоит совсем не так, верно? А можно каким-то образом вычленить больного этой формой из остального коллектива? Если больного с ядерной формой видно сразу, то как с шинотиками?

Я: Их навязчивости и, якобы, невротические симптомы, не несут под собой психологической почвы, основы. Т.е. Причины психологической НЕТ.

Максим: Юрий, то-есть я правильно понимаю, что когда я в 14 многие месяцы делал ритуалы, ходил по шву и т.д. и не считал их не то что бы чуждыми, а даже странными, я имею ввиду, я это считал нормальным, и не думал даже избавляться от них, т.к. они мне и не мешали. Еще у меня одна вещь была: я боюсь темноты, меня бросает в животный страх при ней, и с того же возраста мне казалось, что в помещении кто-то присутствует, и я как бы мысленно и вслух общался с этим «гостем», задабривая его комплиментами и похвалами, только бы он не сделал чего. Превращал этот все в игру, как вы понимаете. (Господа Невротики, читайте и радуйтесь – у Вас такого ТОЧНО НЕ бывает :). В данных строках Максим описывает расстройство восприятия в форме псевдогаллюцинаций; Ю.Л.).

Я: Ваши ритуальные симптомы — это не невротические ритуалы. Т.е. они выглядят странными. Например, ходить по шву, чтобы сдать экзамен (про экзамен — я условно пишу). А вот перед экзаменом положить книжку под подушку — это ритуал невротический. По поводу гостя в комнате — невротикам это также не присуще. Они могут бояться темноты, но так, как Вы, поступать не будут.
Максим, а могу я быть с Вами ПОЛНОСТЬЮ откровенным? Мне бы хотелось кое-что написать Вам по поводу нашей первой консультации. Быть с Вами До Конца Честным. Хотя я понимаю, что после этого Ваше отношение ко мне, скорее всего, изменится и наше общение вообще может даже полностью прекратиться. (Мне показалось, что наше общение с Максимом носит достаточно близкий и откровенный характер, поэтому я посчитал, что в нем настал наконец тот самый момент, когда я смог бы полностью раскрыть перед ним все свои карты; Ю.Л.).

Максим: Юрий, конечно пишите. Знаете, честно говоря, волнение наплыло после последнего абзаца. Подумалось, что вы скажете наподобие: «Я считаю вас козлом» или что-то вроде, или какую-нибудь страшную тайну.

Я: Нет, совсем не козлом. Максим, отправляя Вас к психиатру под предлогом лечения медикаментами т.н. «невроза», я уже знал, что у Вас НЕ невроз. Но по статистике (ну, по крайней мере, лично моей), НИ один больной, неважно, будь то ядерная форма шизофрении или вялотекущая — НИ один НЕ признал себя больным, НИ ОДИН НЕ обратился САМ к психиатру. Поэтому я и хотел, чтобы помочь Вам, вначале пообщаться с Вашей мамой, если помните — попытаться объяснить ей, что с Вами происходит. У меня, например, был в прошлом близкий друг, который также, как и Вы, болен вялотекущей формой шизофрении. Так вот, до его мамы, к сожалению, мне так и не удалось донести информацию о том, что ему необходимо периодически принимать курс медикаментозной терапии для того, чтобы он мог нормально жить. Просто люди страдают. Причем сильно. На мой взгляд, лучше периодически пить лекарства, чем, например, совершить суицид, который весьма распространен у группы больных ВТШ и ядерной формой. У моего бывшего друга наросла уже и негативная симптоматика. И если ВТШ не лечить, то закончиться может печально. Сам он своей проблемы не осознает.
Именно поэтому я и направил Вас к врачу. Кстати, мне странно, что Вас в стационар положили. С этой формой — такой метод лечения — явно лишний.
Теперь я с Вами до конца честен. Не знаю, изменится ли Ваше отношение ко мне после этого. Но делал я это НЕ с целью навредить Вам, а с целью помочь, насколько это вообще возможно в данной ситуации. Потому, кстати, и НЕ давал Вам НИКАКИХ советов по поводу того, как от этого состояния избавиться.

Максим: Юрий, то есть вы согласны с врачами, что это не невроз?

Я: Да.

Уважаемые Читатели, на этом на сегодня всё. Вы читали статью о вялотекущей шизофрении с деперсонализацией. Продолжение Вы можете прочесть в третьей части заметки-интервью под названием: «Шизотипическая деперсонализация».

3 комментария: Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 2

  1. Стефан говорит:

    Очень интересно Юрий, будем ждать третью часть публикаций про Максима. Если у Вас есть ещё подобные истории, то выкладывайте и их. Кстати, а что там с вашим другом? Может Вы могли бы и его историю рассказать не упоминая каких либо личных данных, чтоб он оставался анонимом? Было бы так же чрезвычайно интересно, всё таки близкий друг это человек которого Вы знаете очень хорошо и история о нём должна изобиловать кучей интересных деталей.

    • Юрий Лемехов говорит:

      Добрый день, спасибо за положительный отзыв :). В скором времени я планирую закончить 3 и 4 (заключительную) части статей-интервью с Максимом.
      Подобные истории у меня, конечно, еще есть, но всё требует времени и рубрика «Психиатрия» все-таки НЕ является основной рубрикой моего блога — данный материал я скорее выкладываю с целью развеять сомнения большинства читателей в том, что они психически больны, ну и чтобы поддерживать свою квалификацию именно как клинического психолога на хорошем уровне. Поэтому статьи на психиатрическую тематику выкладываю я нечасто.
      А на счет бывшего друга — да, я планирую написать статью-историю о его жизни, конечно, без таких подробностей, как описывает Максим, но все-таки. Так что когда-нибудь этот материал точно появится :).

  2. Аноним говорит:

    Ох… я в переходном возрасте тоже с кем -то в темноте общалась… Прошло вроде:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.