Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 3

Диалог с Максимом 3
Здравствуйте, Уважаемые Читатели, я продолжаю цикл заметок-интервью со своим клиентом Максимом, которому врачи поставили диагноз шизотипического расстройства, или вялотекущей шизофрении (F21), основным симптомом которой у Максима является шизотипическая деперсонализация.
С первыми двумя частями Вы можете ознакомиться в статьях «Деперсонализация при шизотипическом расстройстве» и «Вялотекущая шизофрения с деперсонализацией».

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «
Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

А сейчас я передаю слово Максиму, который продолжит наш диалог:

Максим: Юрий, у меня и мать, кажется, не здорова. Сегодня я уехал из дома.

Я: А что с матерью? (Уважаемые Читатели, как Вы заметили, все мои опасения относительно реакций Максима на выложенную мною в конце прошлой заметки правду были напрасны, и мой клиент совершенно нормально отнесся к тому, что я скрывал перед ним тот факт, что отправлял его к врачу-психиатру за медикаментозным лечением не просто так; Ю.Л.).

Максим: Она материлась на меня, орала, сказала, что лучше бы я сдох, что я – тварь и ублюдок, что меня надо было из нее по кускам вытащить. (Уважаемые Читатели, я думаю, что и у Вас теперь НЕ вызывает НИКАКИХ сомнений тот факт, что матери Максима с уверенностью можно было бы поставить диагноз эпилептоидного (или возбудимого, или эмоционально-неустойчивого) расстройства личности (F60.3), о чем я писал еще в предыдущей статье. В четвертой (заключительной) части нашего с Максимом диалога Вы узнаете о том, что мать неоднократно поднимала на моего клиента руку и даже хваталась за нож; Ю.Л.).

Я: Ого-го! Что это на нее нашло?! Она просто так? На ровном месте?

Максим: Да. Она подходит и говорит: «Ты меня отвлек». Я же подметал полы и был удивлен ее заявлением, и сказал, что вовсе ее не отвлекал. И такая реакция.

Я: Жесть! Раньше такого с ее стороны не было?

Максим: В последнее время хуже и хуже. Когда она лежала в больнице, бабушка пыталась узнать ее диагноз, на что они ответили: «Ну, понимаете, у нее, помимо депрессии, еще и характер такой. В общем, это друг на друга наслаивается». Что за характер? Больше мы не узнали. (В МКБ-10 данная патология характера описывается следующим образом: «Расстройство личности, характеризующееся определенной склонностью к импульсивным действиям без учета последствий. Настроение непредсказуемо и капризно. Имеются склонность к вспышкам эмоций и неспособность контролировать взрывчатое поведение. Отмечаются сварливость и конфликтность с окружающими, особенно тогда, когда импульсивные поступки пресекаются и критикуются»; Ю.Л.).

Я: Работу меняла часто или нет?

Максим: Полжизни на одной работает, причем на той, где надо с людьми постоянно общаться.
Юрий, а почему вы подумали тогда, что я не считаю себя больным? Ведь и к психологу обратился, и проблему рассказал… Ну как вы узнали?

Я: Максим, а если бы я тогда прямо сказал Вам об этом — Вы бы к врачу обратились или посчитали бы, что я ошибся?

Максим: Я бы не пошел к врачу.

Я: Поэтому я и НЕ сказал Вам об этом тогда.

Максим: Я к ней (деперсонализации) как бы приспособился, переживал из-за нее, но переживания у меня были не совсем острые, как бы гармонично укладывались. Она мне и мешала, и нет. (В данной фразе Максима четко прослеживается такое расстройство эмоций, как амбивалентность (которая, как симптом, характерна для любой из форм шизофрении) – деперсонализация одновременно и мешала ему, и нет; Ю.Л.).

Я: У Вас она меньше стала после таблеток или такой же и осталась?

Максим: Не боролся я с ней. Вот. Юрий, сказать честно… Я их не пью. (И как тут не вспомнить Высоцкого: «А медикаментов груды – мы в унитаз, кто не дурак» :); Ю.Л.).

Я: Вообще или пили, но перестали?

Максим: Вообще. Знаете, меня насторожило то, что господа психиатры прям настойчиво предлагали мне (после наблюдений и тестов) лечь в больницу: «Мы вас вылечим, мил человек». Юрий, а деперсонализация при ВТШ отличается от невротической?

Я: Понятно. Да, отличается — по причине возникновения — при ВТШ — причины нет, деперсонализация появляется на ровном месте. При условии, что не было черепно-мозговых травм, сотрясений мозга или других факторов, которые могли ее вызвать (например, вирус, проникший в мозг, интоксикация наркотиками, менингит и т.д.). При невротическом расстройстве всегда есть причина.

Максим: Юрий, а если психиатр заболеет ей, то он (опираясь на свои знания) поймет что что-то не так? Или если у него начнется галлюциноз?

Я: Да, должен понять. Например, Кандинский, написавший знаменитый трактат о псевдогаллюцинациях, сам болел шизофренией и описывал их, опираясь на СВОИ ощущения. Т.е. у него были приступы, потом — ремиссия, во время которой он и писал. (Подробнее о том, что представляет собой состояние ремиссии, я напишу в статье «Психиатрическая диагностика»; Ю.Л.). Но потом, во время одной из ремиссий, он совершил суицид, т.к. посчитал, что ничего хорошего его не ждет.

Максим: Юрий, я тоже был не до конца честен: деперсонализация появилась у меня где-то в марте, но в ПНД (психоневрологический диспансер; Ю.Л.) я обратился в июне-июле сам. Психиатры предложили мне пройти консультацию или анонимно. Но я отказался от помощи и не ходил туда до вашего совета (через месяц после вашей консультации). Это меняет дело? Ведь тогда я остро это переживал и в один день надумал пойти. (Действительно, это редкий случай, когда человек с симптомами шизотипической деперсонализацией САМ решился обратиться к врачам; Ю.Л.).
Хотя сейчас, честно говоря, я чувствую себя здоровым. Знаете, у меня такое ощущение, что я не болен и не болел, врачи ошиблись, наверное, ОНИ ВЕДЬ ТОЖЕ ЛЮДИ! Тут с чем угодно перепутать могли. Могли и тыкнуть диагноз, у нас же в стране гипердиагностика. Согласны? Я и без таблеток с уколами сейчас нормально себя чувствую, а это хорошо. (А вот данные фразы Максима наглядно свидетельствуют о том, что критичность относительно своего заболевания у него все-таки Нарушена, пусть и не настолько серьезно, как у людей с ядерной формой шизофрении, однако и с невротиками, беспрестанно твердящими, что они больны и сходят с ума, его критичность тоже явно НЕ сравнить; Ю.Л.).

Я: Нет, Максим, заболевания это не меняет. Врачи не ошиблись, но Вам действительно может быть лучше. Ваша болезнь вовсе НЕ означает, что Вам постоянно должно быть плохо (т.е. все время – без улучшений и облегчений, с одними только с ухудшениями). Улучшения бывают.

Максим: Ну, нет, Юрий. Я не чувствую у себя какой-либо болезни, честно. В одной из статей я прочитал интересную вещь, где говорилось, что больные Ш запущены гигиенически. (Действительно, проблемы с личной гигиеной очень характерны для людей с любой из форм шизофрении и даже для шизоидных психопатов; Ю.Л.). Юрий, я, честно сказать, давно не принимал ванну, и был удивлен, прочитав это. Хотя знаете, то, что я не ощущаю себя больным – не означает, что так оно и есть, ведь это может быть обманкой. Точно так же мне и в голову не пришло бы зайти к докторам, если бы не стечение обстоятельств.
А вас смутило бы, если бы я сказал, что до вас я постоянно посещал интернет сайты по психиатрии, узнавая, что же это такое? И я вам при нашем первом общении задал вопрос, а не болею ли я ВТШ? Мне кажется, что те подозрения полностью оправдывают мое здоровье, так ли это? (К сожалению, нет. Очень сложно переубедить невротиков в том, что они психически здоровы, но еще сложнее (а нередко, особенно при ядерных формах, даже невозможно) переубедить людей с диагнозом шизофрении в том, что они больны и им следует принимать соответствующее лечение; Ю.Л.). Мне кажется, что такое поведение атипично для больных ВТШ. Потому что наблюдение за актом моей психики было самым главным для меня. Юрий, я не могу даже заставить себя в это поверить. Простите, Юрий, вот что я имел в виду, когда писал эту кашу: я считаю, что врачи не правы, т.к. до моего обращения к вам я посещал сайты по психиатрии, стараясь узнать что со мной такое. Это ведь нетипично для больных ВТШ, так ведь? Как и постоянный анализ своего психического функционирования.

Я: Нет, не смутило бы — это не является ни показателем болезни, ни показателем ее отсутствия. Т.е. диагностика осуществляется НЕ по этому фактору.
Как правило, Да, такое поведение атипично для больных ВТШ. Но доктора сказали Вам правильно — это относительно легкая форма. Тем более, что Вы молодой парень. Симптомы болезни ведь утяжеляются после длительного течения. У Вас же, можно сказать, только самое-самое начало. Т.е. в этот период человек чувствует, что что-то с ним все-таки происходит, однако не может понять, что именно, зацикливается на этом + делает свое дело вездесущий интернет. А его даже еще 10 лет назад и в помине НЕ было. Это тоже следует учитывать. (Т.е. лет 10-15 назад человек с шизотипическим расстройством, не имея под рукой интернета, как инструмента для поиска информации, просто свыкся бы со своим состоянием и за разъяснениями к врачам так бы, скорее всего, и НЕ обратился; Ю.Л.).

Максим: Мне не верится, что я смог с кем-то выговориться о своих переживаниях и сомнениях. Мне, как я думаю, нужна была не столько медикаментозная помощь, сколько психологическая. Я не получил такой поддержки (да и вообще ее саму) ни от одного из родственников. Для них это стыдно, иметь такого в родственниках. Я, в отличие от остальных людей, потерял возможность испытывать удовольствие. (Да, к сожалению, от общения с людьми, которые болеют шизофренией, родственники (и даже родители) иногда полностью отказываются. И таким людям, помимо уже имеющихся у них проблем с коммуникацией и нарастающей вместе с тем аутизацией, банально даже НЕ с кем бывает поговорить – выговориться и поделиться своими душевными переживаниями. Именно поэтому с подачи одного из моих Учителей по психиатрии Пахмурного Виктора Анатольевича, я решил заняться оказанием психологической помощи и поддержки таким людям; Ю.Л.).

Я: На счет родственников и поддержки от них — Максим, Вы их строго не судите. Ведь эти люди — они не психологи по образованию, они просто обычные люди со своими слабостями и тараканами в голове, со своей спецификой. Ждать от них многого не приходится. Хотя, наверное, Вам бы этого и хотелось. Ведь подчас — это самые близкие нам люди, и такое отношение с их стороны воспринимается нами, как предательство.
Потеря возможности испытывать удовольствие — это тоже часть заболевания + частично симптомы депрессии. Поэтому, Максим, может быть, все-таки есть смысл принимать те препараты, которые назначал Вам врач? Психологическая помощь — это хорошо, но медикаментозная может быть гораздо лучше и эффективнее. (Что верно – то верно; Ю.Л.).

Максим: То есть, я вечно буду как автомат? Не испытывать радости? И это тоже типичный симптом? У невротиков есть такое? Как бы… ну, если можно так сказать, ПРИТУПЛЕНИЕ ощущений. Да-да, именно у невротиков, или это нетипичный для невроза, но типичный для ВТШ симптом? Юрий, читал, что полное отсутствие удовольствия встречается и при неврозах.

Я: Отсутствие радости, как таковой — это НЕ симптом ВТШ, это симптом Депрессии. При различных формах шизофрении депрессивные симптомы — это не редкость. При неврозах отсутствие радости в жизни также встречается достаточно часто, особенно при депрессивном неврозе.

Максим: Но невротик обрадуется если захочет? Я этого прям сделать не могу. После сна вообще отвратительно. Знаете, у меня проявился какой-то невротический характер: стал недоволен качеством жизни, постоянно настрой на плохое. Знаете, у меня есть все основания думать о том, что меня обманывают с этим диагнозом. Мне врач его поставил потому, что я ему ну СРАЗУ не понравился. Он еще тот урод. (В данных фразах Максима описано такое расстройство мышления, как Сверхценная Идея (СИ) – по содержанию в ней нет ничего необычного – действительно, чисто теоретически вполне можно предположить, что врач мог поставить Максиму неправильный диагноз, руководствуясь при этом возникшим у него чувством антипатии. Википедия дает СИ следующее определение: «Это суждение, которое возникает в результате реальных обстоятельств, но сопровождается чрезмерным эмоциональным напряжением и преобладает в сознании над всеми остальными суждениями». Из данного определения становится понятным, что СИ Максима заключается в том, что он полагает, что здоров, и что врачи специально поставили ему Неправильный диагноз. И переубедить его в обратном, опираясь на законы логики и данные по клинической психиатрии, окажется непросто. Как будет видно из нашей дальнейшей переписки, предвзятым к себе Максим считает не только отношение врача, но и своих одноклассников. Причем данная информация НЕ носит объективно достоверного и проверенного характера и является лишь эмоционально окрашенными предположениями моего клиента. Так, например, во второй части заметки-интервью Максим достаточно положительно отзывался о своем лечащем враче и не считал, что в постановке диагноза тот ошибся; Ю.Л.).

Я: Нет, радость у невротика может возникнуть, например, после какого-то хорошего события. Максим, после сна — Вам плохо потому, что у Вас есть симптомы депрессии, пусть и не глубокой, но всё же.
Ну, врачи обычно денег хотят. И их задача — назначать лекарства больным. Часто их отношение к больным — откровенно пренебрежительное, озлобленное и плохое. (И нередко это действительно так; Ю.Л.).
На счет точности диагноза, Максим, на мой взгляд, врачи не ошибаются. Возможно, Вам еще пока тяжело принять этот факт. Но, мне кажется, именно в Вашем случае (т.к. Вы достаточно критичны) — лучше Знать об этом, чем не знать и мучиться неизвестностью («что же со мной происходит?»).
Просто когда человек знает и понимает, ЧТО с НИМ — он может соответственно под это подстроить и свою жизнь. Бывают ведь, например, люди без ноги или без глаза — если они это принимают, то потихоньку жизнь под себя подстраивают так, чтобы можно было как-то компенсировать этот свой недостаток.

Максим: Юрий, как тактично объяснить одноклассникам, что ДАЙТЕ МНЕ ПОСИДЕТЬ ОДНОМУ?

Я: Вы уже в последнем классе? Заканчиваете? Обычно подростки — самый непонимающий в этом плане народ. Они Вас как-то задевают? Что-то говорят? пристают?

Максим: Вы точно подметили насчет того, что я мучаюсь неизвестностью. Я даже не знаю в чем проблема, происходят сильные внутренние терзания. А одноклассники, да, стали постоянно цеплять. Они обо мне, как я полагаю, довольно каверзные вещи говорят. Естественно ничего они не знают, а то в открытую слышал бы. Юрий, так это при том, что год назад я имел (не страдаю скромностью) уважением среди них. А сейчас какие-то шепотки и смешки за спиной. И НЕ ГОВОРИТЕ КАК ОНИ, ЧТО У МЕНЯ ПАРАНОЙЯ. Будьте добры, не думайте, что у дурачка заблуждения. (Разумеется, это НЕ паранойя (НЕ расстройство мышления в форме параноидного бреда воздействия или преследования). Однако сверхценная идея о предвзятом отношении к себе со стороны других людей во взглядах Максима в данном случае явно присутствует; Ю.Л.).

Я: Может быть, они все-таки не говорят? Вы ведь точно не знаете, Максим? Они ведь не знают, что Вы лежали в клинике? В открытую они как-то свой негатив по отношению к Вам проявляют?

Максим: Я часто слышу свое имя в их компании, и чувствую, что я являюсь предметом их обсуждений. К тому же они агрессивны, проявляют пассивную агрессию ко мне, враждебны. Юрий, так оно и есть!

Я: В смысле пассивную агрессию? Агрессия не может быть пассивной — агрессия — это физические действия. (Как видно из рассказа Максима, предвзятое отношение со стороны одноклассников является не более чем субъективным внутренним ощущением моего клиента. Также он расценивает поведение своих одноклассников, как агрессивное, хотя, исходя из его же слов, еще ДО дебюта заболевания, в классе его даже уважали, да и сейчас Никакой прямой агрессии со стороны одноклассников НЕ было; Ю.Л.).

Максим: Юрий, цитирую фразу с одного медицинского сайта: «Габриэл Лэнгфельдт, в отличие от Блейлера, выводил свои критерии эмпирически из опыта, а не из теоретических построений. Лэнгфельдт подразделил это расстройство на истинную шизофрению и шизофренический психоз. Диагноз истинной шизофрении ставится при наличии деперсонализации, аутизма, эмоционального уплощения, внезапного начала и ощущения дереализации и нереальности происходящего. Истинную шизофрению часто определяют как ядерную шизофрению, процессуальную шизофрению или неремиттирующую шизофрению».
Деп-ция и дер-ция появились у меня ураганно быстро, буквально за дни. Причем, если и была причина на тот момент для запуска всего этого веселья, то она уже далеко позади и не играет абсолютно никакой роли. Меня эти строки (что я вам написал) буквально молнией ударили. (Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что критичность у Максима то появляется, то исчезает. Как будет видно из нашей дальнейшей переписки он еще несколько раз усомнится в том, что болен и еще несколько раз признает наличие у себя шизотипической деперсонализации; Ю.Л.).

Я: Конечно, Максим, все верно — психологической причины возникновения деперсонализации у Вас НЕ было. Т.е. она возникла На РОВНОМ Месте, что говорит о шизофрении. Блейлер вывел свой формулу шизофрении: 4А + Д: 1) аутизм; 2) ассоциативный разрыв, т.е. отсутствие логики в мышлении, синкретическое мышление (как у детей до 9-10 лет) — нелогичное; 3) амбивалентность чувств (хочу/не хочу, нравится/не нравится, люблю/ненавижу одновременно); 4) аффективное уплощение (однообразные, слабые или даже полностью отсутствующие эмоциональные реакции) и Деперсонализация.

Максим: Знаете, я напишу вам несколько вещей о себе, которые очень тонко мне помог сформулировать врач: я не ощущаю у себя болезни АБСОЛЮТНО, но разумом я понимаю, что что-то там у меня есть, раз диагноз поставлен. Я считаю свои переживания и деп-цию не как проявления болезни, а как какое-то очень нежелательное свойство своей личности, которое лучше бы отсутствовало. К вечеру у меня немного путаются мысли, а ближе к полуночи у меня начинается следующее: мои мысли начинают течь более бесконтрольно, и в голове начинают звучать фразы и обрывки речи людей разного пола. (Данными фразами Максим описывает такое расстройство мышления, как ментизм (насильственный и бесконтрольный наплыв мыслей); Ю.Л.). Может это быть от того, что я хочу спать в такое позднее время? Об этом я доктору не говорил.
И еще один пунктик: спустя три месяца после начала, я обратился-таки в ПНД, они предложили завести карточку, я сказал: «Нет, спасибо», и ушел. То есть помощи я особо не искал, но в интернете я постоянно искал причины. Надеюсь, эти маленькие пункты вам хоть немного помогут). И вы знаете, когда я нашел информацию о шизофрении и деп-ции при ней, то у меня появилось желание этого заболевания, НО В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ Я НЕ ДОПУСКАЛ У СЕБЯ НАХОЖДЕНИЕ БОЛЕЗНИ. Я не знаю, как это объяснить точнее. (Амбивалентностью; Ю.Л.).

Я: Еще при первом нашем с Вами общении Вы написали тогда, что Вам в голову влез голос женщины, с которой Вы общались до этого, или как-то втек туда — это тоже симптом болезни — называется ментизмом — наплывом мыслей. Невротик ТАК НЕ скажет — он будет говорить, что у НЕГО ВОЗНИКЛА мысль, а Вы написали, что мысль возникла из ниоткуда — как будто Сама По Себе. В том, что это происходит у Вас ближе к вечеру и ночью, нет ничего удивительного — за день в нашей психике накапливаются стресс и усталость, поэтому вполне естественно, что на их фоне состояние психики Абсолютно ЛЮБОГО человека несколько ухудшается. Поэтому под вечер данный симптом заболевания у Вас обостряется.
На счет допускания/не допускания – Амбивалентностью. Вы и хотели, и не хотели. Хотели, чтобы было, но не допускали мысли, что это таки может быть.

Максим: Юрий, вы хотели бы быть психиатром?)

Я: Психиатром — нет, не хотел бы. Мне больше по душе то, чем я занимаюсь сейчас — психологическим онлайн консультированием. А назначать таблетки — нет, не хочу. (Нет уж, выкидывать еще 7.5 лет жизни (6 лет учебы + 1.5 года интернатуры) только на то, чтобы иметь право назначать галоперидол или феназепам – это увольте. Я и так потерял целых 5 лет жизни, пока приобретал совершенно ненужную и бесполезную для меня профессию программиста. Поэтому больше терять свое время на бесполезную учебу я точно НЕ собираюсь!; Ю.Л.).

Максим: У вас, как я заметил, к ней есть некий интерес, так? (К психиатрии). Знаете, я ожидал ответ такого рода. В конце концов, вы консультируете намного даже лучше! Обычные доктора, по-моему, думают во время твоего рассказа о том, как придут домой вечером, и пюре с котлеткой поедят. А с таблетками и они справятся). (Да вот, к сожалению, далеко НЕ всегда психиатры могут справиться с качественным подбором медикаментозной терапии. Только в моей практике психологического консультирования людей с диагнозом «Шизофрения» и их родственников накопилось уже порядка десятка случаев, когда смена лечащего врача или назначаемого препарата давала прекрасный результат. Так что малограмотных специалистов среди психиатров тоже хватает, впрочем, равно как и среди любых других специалистов врачебного профиля. Недаром ведь говорят, что у каждого врача – свое Кладбище; Ю.Л.).
Юрий, вы очень даже правильно сделали, когда отправляли меня, сказав о неврозе. Могло статься так, что человек на том конце клавиатуры – потенциальный самоубийца, и узнав о Ш, он уж точно совершил задуманное. (Мда, и такое могло быть; Ю.Л.).
Юрий, и еще 101 вопрос о деп-ции: при неврозе деперсонализация отличается в своем проявлении от деп-ции при ВТШ? Я имею ввиду не причину (которой, как вы уже упоминали, нет при ВТШ), а сами ее проявления. Вот у меня она неотступно изо дня в день проявляется одинаково, ни на миг не отступает, длится вот уже 10 месяцев (абсолютно все дни).

Я: У психиатров РАБОТА ИМЕННО ТАКАЯ — Лечить ТАБЛЕТКАМИ. Они выслушивают, ставят диагноз и назначают препараты. И всё. Больше их, в силу профессии, как правило, ничего и НЕ интересует. У психолога, особенно клинического, совсем другая задача. – Попытаться помочь человеку словом (насколько это вообще возможно). Потому, кстати, и я консультирую лучше — т.к. у меня в этом есть практика, а вот по части медикаментозных препаратов — в этом, безусловно, лучше разбираются именно психиатры. Кстати, назначить Правильные Работающие препараты — это тоже искусство, особенно в странах бывшего СССР, где куча подделок и откровенного фуфла. Фармакология — это ведь большой бизнес — сена-соломы напихали в пилюли, по 100 баксов упаковочку толкнули, навар получили — и порядок. А у кого-то из-за неработающего препарата приступы психоза с агрессией и суицидальными попытками возникают.
По поводу деперсонализации, как проявления — именно по Содержанию самой деперсонализации — Нет, ничем НЕ отличается.

Максим: Юрий, я помню, когда в последние разы был в церкви с бабушкой (два года назад), то в голову лезли богохульные мысли. Я человек не верующий, но мысли где были, честно говоря, не самые красивые мысли меня смущали. Еще я боялся выкрикнуть маты в церкви или броситься на священнослужителя. Такие вещи присутствуют при ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство, или, другими словами, невроз навязчивых состояний (умственная жвачка из постоянно крутящихся в голове чуждых человеку мыслей, или каких-то действий, типа частой уборки или мытья рук); Ю.Л.) насколько я знаю, так ведь? Или это прям ВТШ-показатель?

Я: Такие навязчивые мысли могут быть и при ОКР, и при ВТШ.

Максим: Юрий, а меня могли заразить туберкулезом в стационаре?

Я: У Вас обнаружили Туберкулез?

Максим: Знаете о диаскинтесте? Нововведение фтизиатров (некогда тубологи), позволяющее выявить его на 95-99%. Уж боюсь сказать о 100%, но результаты дает точные. Так вот, у меня он дал положительный результат. И направляют на проверки. Будь это манту — внимания бы не обратили. (Люди с любой из форм шизофрении в силу специфики их заболевания, серьезно подрывающего иммунную систему организма, чрезвычайно подвержены туберкулезу, поэтому требуют регулярных обследований как бронхо-легочного аппарата, так и других органов и систем дыхания. Поэтому, если данную статью читают родители детей, больных шизофренией, во избежание плохих последствий, настоятельно рекомендую им периодически проверять своих детей на наличие данного заболевания. У Максима, слава Богу, дополнительные обследования туберкулеза НЕ выявили; Ю.Л.).

Я: Честно говоря, о таком тесте я не слышал. В принципе, да, Вас могли заразить и в отделении. Но тут еще проблема в том, что у больных любой формой шизофрении сильно снижен иммунитет из-за болезни — и они как раз-таки подвержены простудам, бронхитам, воспалению легких, туберкулезу. Поэтому, конечно, Вам необходимо дождаться точных результатов, Максим. И желательно пить какие-то препараты для повышения иммунитета. Это Ваше слабое место в теле.

Максим: Круто. У меня F21. И еще туберкулёз будет. Прям новоселье болезней какое-то. До меня вы ведь явно общались с ВТШ-товарищами. Какое они на вас впечатление произвели? Как вели себя с вами? И вообще, у невротиков длится деперсонализация аж целых 10 месяцев? Или придет — уйдет?

Я: Туберкулез — вылечивается. Это уж точно не приговор. Просто надо ситуацию держать под контролем и периодически проверяться после курса лечения. Максим, Вам надо еще флюорографию сделать, если не делали еще — она тоже выявляет наличие патологических изменений в легких, если они есть.
Ну, если с такими людьми нормально общаться, то и они будут общаться нормально, естественно с учетом их специфических личностных особенностей.
У невротиков – деперсонализация будет то проходить, то уходить. Может длиться всю жизнь, но НЕ всё время.

Максим: Всю жизнь… Какой ужас! Я, считайте, легко отделался.

Я: Это точно :).

Максим: Как вы думаете, куда пойти после школы?

Я: У Вас последний класс? Последний год учитесь?

Максим: Да. Это так.

Я: Главное, чтобы то образование, которое Вы получите, НЕ требовало большого числа контактов с людьми. В смысле, работа по полученному образованию. Программист, копирайтер (писать статьи), дизайнер, можете податься куда-то в музыку, графику, видеообработку, фотографию, живопись — то, к чему душа лежать будет.

Максим: Это да. Юрий, я в последнее время не могу заставить себя помыться, какое там образование. Я это говорю только вам. Впрочем, меня не особо это огорчает.

Я: А раз во сколько дней Вы моетесь?

Максим: Два года назад рвался в Вуз, сейчас — нет. Вы не будете считать меня за урода, узнав о гигиене?

Я: Нет, не буду. Ну, вуз — он нужен, в общем-то, для диплома. Главное — НЕ вуз, а получение специальности — того, Кем Вы будете работать, чем заниматься в жизни.

Максим: Последний раз я принимал ванну три месяца назад. Я только мою голову каждый день-через день. Невротики так делают? Эх, очевидно, что нет. Я себя невротиком считаю, честно говоря. Это меня не тревожит, честно говоря. Меня тревожит то, что будет со всеми нами в скором будущем. Понимаете, я чувствую, что скоро случится страшная трагедия, крах, который коснется всех нас. (То, о чем я уже коротко упоминал во второй части заметки, когда описывал симптом дерева и стекла. Умы практически всех шизоидов занимают какие-то великие дела и события (проблема наводнения, засухи, абортов, защиты бездомных животных, голода в Зимбабве и т.п.). При этом они могут полностью игнорировать какие-либо текущие нужды и потребности – как свои, так и других людей. Для шизоидов, которые по философскому мировоззрению относятся к закоренелым идеалистам, действительно, не очень важно, почему у них посреди зимы отключили горячую воду или кто будет забирать ребенка из садика; Ю.Л.). Знаете, возможно, что это все сон, т.е. я как в игре, но не осознаю этого; у меня ощущение, что скоро я, как бы, проснусь и пойму, что к чему. Потому что я ощущаю себя как в просоночном состоянии: я не до конца вышел из сна и воспринимаю его как субъективную реальность, но чувствую что что-то не так. Вы наверняка меня понимаете.

Я: А интимные части тела Вы моете?
Да, я Вас понимаю. Я надеюсь, что все-таки ничего страшного со всеми нами не случится, и что эти ощущения и переживания вызваны у Вас, Максим, повышенным уровнем дофамина. Который и вызывает тревогу и страхи, не имеющие причин. (А вообще-то, по секрету говоря, мне один мой клиент, больной ядерной формой параноидной шизофрении, напророчил в этом тысячелетии огромный успех и море счастья – потому, что после «конца света» 21.12.2012, вроде как, наступает эра Водолея, поэтому всех Водолеев (ну, и меня в том числе), ждет большой успех. Так что теперь мне, Уважаемые Читатели, бояться нечего! :). В достижении всех моих целей эра Водолея мне, однозначно, поможет :); Ю.Л.).

Максим: Нет, только голову. (Интересная особенность людей с диагнозом F21. Так, например, один пациент с фалакрофобией (страхом облысения) мог по три раза в день мыть голову и при этом по 3 дня не чистить зубы. Его историю я расскажу в статье под названием «Симптомы шизотипического расстройства личности»; Ю.Л.).
Знаете, я буду даже рад, если заболею туберкулезом. Я получу инвалидность и выйду на нее. Лечиться я НЕ буду. Так все само и пройдет .
Юрий, а как вы лечите ОКР-щиков? Спешат ли они на прием к психологам и психиатрам?

Я: Инвалидность, к сожалению, ничего хорошего по факту не сулит. Ваша мама знает о результатах теста на туберкулез?
По поводу ОКР-щиков — использую методы познавательно-поведенческой психотерапии, мы работаем непосредственно над решением тех проблем, которые у них вызывают ОКР.
На прием к психологу — периодически обращаются. Хотя, конечно, зависит это от конкретного человека и его конкретной ситуации. Многие так и живут со своими навязчивостями всю жизнь, если это особо не мешает им работать и создавать семью. От ОКР еще никто НЕ умирал.

Максим: Да. Вы знаете, анализы хорошие). Это для меня какая-никакая новость.

Я: Т.е. тест оказался ошибочным?

Максим: Да. (Ох уж эти тесты! Что психологические – гавно, что на беременность. Да и на туберкулез они, похоже, недалеко ушли от своих собратьев. Впрочем, развернутую точку зрения о психологических тестах я еще обязательно изложу в отдельной статье; Ю.Л.).
Юрий, а как вы думаете, когда я буду создавать семью, то стоит ли говорить о сами знаете чём (на букву Ш)? Просто тот человек, с которым я когда-нибудь встречусь, может просто прозреть от такой новости.

Я: Слава Богу :). Значит, туберкулеза у Вас нет. Ну, Вы знаете, в психиатрии у нас мало кто разбирается. Нередко у нас и совершенно здоровых людей психами считают, а «диагноз» шизофреника в народе каждому второму лепят.
Вы можете сказать, что лежали в больнице, что врачи Вас пролечили, что теперь с Вами все в порядке.

Максим: Ну, я думаю, что как она (не знаю, кого я в будущем встречу) услышит это слово, она неадекватно отреагирует. Еще с Советских времен тащится, что диссидент (человек, отстаивающий взгляды, которые радикально расходятся с общепринятыми; Ю.Л.) — это шизофрения. А болеть этим, получается, стыдно. Так и начали говорить: «На голову больной?». Особенно меня коробит, когда я слышу обзывание «шизофреник». Они ставят знак равно между тупостью и слюнотечением, несением абсурда. Равно с Ш я имел ввиду).
Юрий, вы читали «Война и мир» Л.Н. Толстого? Я оторваться не могу.

Я: Ой, когда-то очень давно читал и с трудом помню, о чем там идет речь. Если Вам интересно — то здорово :). Вообще, я такие большие и толстые книги не люблю. Мне больше Чехов нравился с его коротенькими, но емкими по содержанию психологическими рассказиками. Хотя из худ. лита я давно ничего не читал. Пока на это нет времени.

Максим: Как вы думаете, что есть смерть? И стоит ли бояться её?

Я: Хороший вопрос… философский, я бы сказал. Это прекращение всего — всего того, что испытывает наша душа, наша психика. Да, ее стоит бояться — потому, что жизнь хороша. Даже в тех несчастьях, которые она нам посылает, она все-таки хороша. И она лучше смерти.

Максим: Я читаю в последнее время философию, пытаясь найти истину того, что такое смысл жизни. (Среди шизоидов и людей с любой из форм шизофрении очень часто встречаются великие мыслители и философы, которые внесли огромный вклад в развитие всего человечества – Гегель, Кант, Шопенгауэр, Ницше и многие-многие другие. Именно решение фундаментальных, вечных и глобальных вопросов наиболее часто занимает умы большинства шизоидных гениев; Ю.Л.). Знаете, в последнее время у меня возникает еще более непонятное состояние, часть которого я не могу контролировать. Я могу вам рассказать об этом?
Хотя, извините за беспокойство последней фразой). Я привык жаловаться вам на все ощущения). Надо отвыкать! Вы уж извините :(.

Я: Да, конечно, Максим, расскажите. Нет, отвыкать точно НЕ нужно. Лучше опишите.

Максим: Иногда у меня появляется ощущение (это нередко бывает, когда я в людных местах, или же наедине с собой), что люди надо мной смеются, причем, это полностью контролирует мое поведение в такие моменты. Спустя некоторое время я уже думаю, мол, что за глупости. Тоже самое бывает и с моими мыслями. Знаете, когда люди смеются надо мной, то я чувствую, как они роются в моих мыслях, что-то ужасное находят, и обмениваются этим друг с другом, унижая меня в это время. Юрий, я не виноват никоим образом!

Я: Да, ощущения, конечно, малоприятные. Т.н. психические автоматизмы. — Когда человек полагает, что кто-то извне управляет его мыслями, чувствами или даже телом. (К счастью, данные ощущения у Максима носят НЕ постоянный, а всего лишь транзиторный характер, т.е. возникают периодически (приходят и уходят), и являются ни чем иным, как микроэпизодами психоза, возникающими, как правило, во время или после серьезного стресса (например, в конце тяжелого трудового дня, или после семейного конфликта, или, как пишет Максим – в Людном Месте. Однако развернутого галлюцинаторно-параноидного синдрома Кандинского-Клерамбо, наблюдающегося, как правило, при ядерной форме шизофрении, у Максима, слава Богу, нет; Ю.Л.).

Максим: ОБЯЗАТЕЛЬНО прочитайте «Клоп». Маяковский Владимир Владимирович писал-то, дааа…. Юрий, вот прочитал-то недавно я его, ну прелесть!!! (Как я писал в прошлой статье, Максим по Кречмеровской градации шизоидных личностей однозначно относится к Эстетам – любителям и ценителям всего прекрасного в искусстве в целом и в художественной литературе в частности; Ю.Л.).

Я: Добрый день, Максим :). Сейчас, к сожалению, времени для чтения именно художественной литературы у меня совсем нет — работа, бизнес и семья отнимают все мое время. Но верю, что произведение отличное, т.к. сам в свое время некоторую часть классики перечитал.

Максим: Юрий, а к вам с ш-ией обращались еще ДО постановки диагноза? Или я первый? Ах, я бы на всю жизнь лег в больницы и… Посвятил ее книгам. Нет, глупость сказал.

Я: Конечно, обращались и ДО постановки диагноза. Разные есть случаи.

Максим: Юрий, вот уже 9 месяцев это у меня. Ни на день не спадало. Знаете, таблетки я не пью, уже как-то приспособился. У меня были месяцы без ЧП (т.е. какие-нибудь ссоры или другие травматизирующие ситуации), целых 4 месяца лета без встрясочек и встрясок — все равно держится! У невротиков не так? У них бы не держалось это 1/3 года в благоприятной обстановке? Я вот думаю, а может, у невротиков бы такое и было, мол, вхолостую осталась? Или у товарищей невротиков буквально на неделе-второй проходит пост травмы?
Юрий, я скажу вам кое-что, только никому: у меня стойкая астения появилась. Астения усиливается не от физических нагрузок, а от мыслительных процессов. После т.н. «подумать над задачей» я будто два гектара копал. (Вот чем еще страшна любая из форм шизофрении – своей неизбежно нарастающей Негативной симптоматикой (подробнее о которой я написал в статье «Диагностика в психиатрии», одним из признаков которой является слабость; Ю.Л.).
Когда к вам обращались до диагноза, их, как я понимаю, марсиане не похищали. Это было по их инициативе (пойти к вам), или родственники посоветовали?

Я: Да, у невротиков бы все это стухло и спало — сошло бы на нет, если бы у них всё было хорошо.
На счет травмы – здесь все зависит от нее самой. Например, если что-то очень серьезное, типа изнасилования или смерти близкого, то такое, конечно, за неделю или две точно НЕ пройдет. Но, если, например, у них был стресс от того, что им не платили зарплату, а затем вдруг ее выплатили — то возникшие по данному поводу стресс и тревога резко снижаются или даже полностью уходят. А с ними — и симптомы деперсонализации.
Максим, вот это, кстати, было бы очень важно в статью включить — т.к. это Ключевые проявления негативной симптоматики Вашего расстройства.
И по их инициативе обращались, а было, что и родственники подталкивали таких людей к визиту к кому-нибудь из психо-братии — но к психиатрам таким людям идти было страшновато, а вот онлайн-психолог, который далеко — не кажется им очень опасным — он и диагноза не поставит, и в психушку точно НЕ положит.

Максим: А с жалобами какого рода они к вам приходили? Они, как понимаю, еще даже и не догадывались о причине всех их терзаний?

Я: «Психосоматика», например, или панические атаки. В общем-то Да, НЕ догадывались. Они НЕ думали, что у них психическое заболевание — думали, что их симптоматика максимум носит чисто Невротический характер.

Максим: Юрий, вы в медикаментах разбираетесь? Я до этого дня ни одной таблетки не пил. Я писал вам, что назначили, но этого я не принимал. Прокалывали раз – всё. Сейчас, а именно в последние дни, мне очень нехорошо стало. Меланхолия напала, постоянно копаюсь в своем функционировании психики. Вот, думаю, завтра пойти и купить таблеточки. Аминазин, да-с…

Я: В медикаментах я не особо разбираюсь. Ну, точнее, в общих чертах знаю, как и чего. Но точные дозировки, какие препараты работают и т.д. — здесь я помочь не смогу ничем, к сожалению. Единственное что — брать лучше заграничные препараты — в наших отечественных — часто нет действующего вещества – наши препараты – это либо вообще пустышки, либо же они очень плохого качества.
Мне кажется, что именно аминазин Вам как раз-таки и НЕ нужен. Потому, что он направлен на снятие симптоматики именно психоза. Надо что-то другое – более мягкий препарат, направленный на общее улучшение состояния, а не на купирование психоза, которого нет.
Максим: Вы знаете, мне нужно было на самом взять не нейролептик, а транквилизатор Феназепам. Но т.к. его не было, то взял этого Зверя :). Примечательно и то, что иногда его используют при неврозах. Разумеется в мизерных дозах. Юрий, я, честно говоря, сомневаюсь в ВТШ, т.к. это ведь может быть депрессия? Настроение понижено. А из-за нее и деперсонализация появляется. (И вновь у Максима возникли сомнения в истинности своего заболевания и поставленного ему врачами диагноза; Ю.Л.).

Я: Фенозепам — да, это противотревожный препарат. В принципе, может помочь, особенно тем, у кого проблемы со сном. При ВТШ также может наблюдаться и депрессивная симптоматика, поэтому в данном случае одно другому НЕ мешает.

Максим: Юрий, почему деп-ция даже и без повода — шизофрения? Может это быть из-за возраста все? (Нет, только возрастными изменениями, связанными с периодом полового созревания, или т.н. «пубертатом» данное состояние вызвано быть НИКАК НЕ может; Ю.Л.). Я ведь до этого у вас САМ узнал «может это быть шизофренией?» Этого ведь ни один больной не сделает! Да, хоть и высокое самокопание началось с марта, но будь это болезнь, я бы не смел этого и предположить бы.

Я: Дело всё в том, Максим, что в один момент болезнь НЕ возникает. Организм до поры, до времени с этим справляется. Затем его ресурсы постепенно истощаются — и тогда симптомы болезни проявляются сильнее. Как правило, человек может такое спросить только в самом начале своего заболевания – когда патологический процесс только-только запустился.
Заболевание определяется, конечно, не по одному симптому. Это и аутизация, и мысли, которые, как бы помимо Вашей воли, втекали Вам в голову, и астения, и периодически возникающие психические автоматизмы с псевдогаллюцинациями, и амбивалентность, и периодическая потеря критичности к своему заболеванию (его полное или частичное отрицание), т.е. не только деперсонализация, которая возникла у Вас без причины.

Максим: А т.н. мать стала уже не раздражать, а бесить. Сидела она и говорила со мной за столом о том, что родила ее сестра, мол, порадуемся. Я на это вообще не отреагировал, так как это мне по барабану. Она своей гадкой мускулатурой лица такую физиономию скривила. Сегодня утром я хотел ее избить или ножом пырнуть. Но… кормить-то кто меня будет!?! (Уважаемые Родители и Родственники людей с диагнозом «Шизофрения», прочтите, пожалуйста, последние слова Максима еще раз и отнеситесь к ним с максимальным вниманием и полной серьезностью, поскольку очень часто Вы даже близко НЕ подозреваете о том, КАКИЕ на самом деле мысли посещают головы близких Вам людей. Зато, когда я, пообщавшись с Вашими дочерями или сыновьями, передаю Вам их слова, вначале Вы впадаете в шок, а затем и вовсе приходите в ужас. И хорошо еще, если они Просто Желают Вам смерти. А ведь Вас и убить могут. На курсе по пропедевтике психиатрии нам рассказывали, что парень с ВТШ зарезал свою мать, цитирую: «потому, что мне было интересно посмотреть, Что у нее внутри, а так – я ее люблю». Поэтому будьте бдительны. Я, конечно, НЕ МИНЗДРАВ, но предупреждаю Вас об этом со всей серьезностью; Ю.Л.).
У меня к ней не то что агрессия: я к ней, как и ко всем другим родственникам, не испытываю НИЧЕГО, но иногда она заставляет труситься от ненависти: побыть одному хочется. Я к ней надумываю по имени отчеству обращаться.
Знаете, когда я нахожусь один, то ощущаю незримого наблюдателя. Сегодня я, почему-то, его ужасно испугался: я забаррикадировал дверь и ходил с ножом по квартире. Это продолжалось около получаса. (Как будет видно из дальнейшего рассказа Максима, данное расстройство восприятия в форме псевдогаллюцинации, закрепилось в психике моего клиента, если можно так выразиться, на постоянной основе; Ю.Л.). Сейчас я, конечно же, понимаю, что все это глупости. Юрий, такое бывает у невротиков? (Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что после получасового пребывания в состоянии микропсихоза, критичность к Максиму вернулась ПОЛНОСТЬЮ – и он САМ признал, что «все это глупости». Люди же с ядерной формой шизофрении ощущали бы данное состояние всё время, и критика к нему у них бы отсутствовала; Ю.Л.).
Иногда с матерью бывает и наоборот: я отвечаю ей спокойным тоном и не испытываю к ней агрессии.
Юрий, то есть в рамки депрессии у меня не укладывается картина?
Наконец-то нашел, как сформулировать! Это обозлился я тогда.
Слушайте, а может это укладываться еще в рамки чего-то, кроме ВТШ? Ну хоть одна догадка! Прошу!
Я, как это ни парадоксально, считаю, что НУ ПРЯМ БОЛЕЗНИ у меня нет! Это склад характера, может? (Нет, декомпенсация невротической или психотической симптоматикой при шизоидном расстройстве личности имеет под собой достаточно четкую причину, и на Ровном Месте (А Вдруг) НЕ возникает. Более того, если убрать психотравмирующий фактор, то психика людей с шизоидным расстройством личности достаточно быстро приходит в относительную норму, при которой декомпенсирующие ее симптомы практически мгновенно сходят на нет. Подробнее об этом я написал в статье «span style=»text-decoration: underline;»>Отличия вялотекущей шизофрении»; Ю.Л.).

Я: Нет, Максим, такого у невротиков точно НЕ бывает. Их страхи реальные. Например, они узнали, что соседей ограбили, и поставили новую дверь или стали закрываться на все замки, или начали вставать ночью и проверять — все ли в порядке — с целью уменьшить свою тревогу.
В рамки просто депрессии это точно НЕ укладывается. Депрессия может сопровождаться АУТОАГРЕССИЕЙ (т.е. агрессией по отношению к самому себе), самобичеванием, самоповреждениями. Но НЕ агрессией или агрессивными намерениями в адрес других людей.
А на счет отсутствия у Вас болезни — в том-то и специфика заболевания ВТШ, что критичность к своему состоянию будет все больше исчезать. Да, невротиков могут раздражать их родители и родственники и общение с ними. Да, в своих навязчивых мыслях у невротиков могут проскакивать мысли кого-то из них убить, пырнуть ножом. Но невротики гонят эти мысли прочь, они боятся этих мыслей, считают их чуждыми и неестественными. Ведь если бы они на самом деле хотели пустить нож в дело — то у нас в каждой второй семье были бы трупы и сидящие в тюрьме.

Максим: Ну круто, блин. Что еще сказать… Хорошо, что мне не достанется лоботомия. Юрий, вы правы, не буду за нож думать. Знаете, перестал смотреть телевизор из-за каких-то изменений в процессе просмотра: у меня как будто бы звук отдельно и картинка отдельно, т.е. это все равно, что радио и видеозапись смотреть. Я не могу в одно целое связать речь и видео, будто звуки вообще не имеют отношение к картинке. (Максим описывает явления аллопсихической деперсонализации, или т.н. «дереализации», также являющейся одним из симптомов расстройства восприятия при любой из форм шизофрении; Ю.Л.).

Я: Да, нож Вы лучше оставьте, Максим. Такое восприятие у Вас только в последнее время? Или давно? А незримого наблюдателя за Вами Вы ощущаете как давно?

Максим: Этого наблюдателя ощущал как-то в 14, когда на протяжении года у меня были навязчивости (но тогда я вообще и не признал бы псих. расстройства, даже невроза). Именно с тех пор нарушилось чувство, как бы сказать… привыкания. Если и была влюбленность, то неискренняя, сам чувствовал, что что-то не то. Но это я только сейчас стал связывать с теми навязчивостями (когда деперсонализация появилась (достал уже этот термин )).
И сейчас ощущаю, особенно когда один. Лет с 9 перестал бояться темноты. В 14 лет опять резко стал бояться: думал, что сущности за мной наблюдают, потом страх сгладился. И вот сейчас опять вырос до того, что свет боюсь выключать. (Очевидно, что первые псевдогаллюцинации появились у Максима еще в преморбиде (этапе, предшествующем старту заболевания) его шизотипического расстройства; Ю.Л.).
А про нож я думал в дисфорическом настроении (злобно-тоскливое настроение, сопровождающееся чувством неприязни к окружающим вплоть до вспышек агрессии; Ю.Л.). Знаете, а иногда бывает так, что я боюсь ее.

Я: Т.е. это ощущение незримого наблюдения за Вами кого-то или чего-то у Вас, по сути, лет с 14?

Максим: Не-не-не. Я неправильно выразился: Появилось в 14, и было на протяжении года. В то время я не верил в бога и резко стал набожным. Сейчас я безразличен к религии. Чувство наблюдателя опять появилось во второй раз, и где-то за несколько месяцев до деперсонализации.

Я: Понятно. Оно появилось и присутствует все время или проходит, а потом опять появляется?

Максим: Приходящее чувство. Я привык. Когда один — есть постоянно.

Я: Ясно.

Уважаемые Читатели, на этом на сегодня всё. Вы читали статью о шизотипической деперсонализации. Заключительную часть заметок-интервью с Максимом Вы сможете прочесть в статье «Диагноз F21».

1 комментарий: Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 3

  1. Татьяна Макаровна говорит:

    «А медикаментов груды – мы в унитаз, кто не дурак» ; Ю.Л.).
    Значит мы — дураки :-). Мы таблетки принимаем всё же… Кстати, Юрий, я выяснила у сына подробности про мысли: эти мысли были на тему: «я никому не нужен, всем на меня нас…ть, я урод, недостойный ничего». Эти мысли принадлежат ему (то есть они не сами по себе отдельно приходят откуда-то извне, никто чужой свои мысли ему не давал — он сказал, что на комиссии его про это спрашивали, но он даже представить себе не может, как это такое может быть). Эти мысли могли быть в течение часа. И из-за того, что он такой плохой и одинокий у него было желание умереть. Он считает, что таблетки ему назначили именно из-за его суицидальных мыслей. Опять же, никто ему команды не давал, что надо покончить с собой, никаких голосов и посторонних воздействий. Это принадлежащие ему мысли, обычные, как и все другие. Юрий, ведь так было, что с появлением отчима на ребенка на самом деле толком то никто внимания не обращал. До этого он всю жизнь купался во внимании, круглосуточно (до 9 лет он даже спал со мной в комнате): две пары глаз, мои и бабушкины, были направлены всегда только на него, а потом переехала бабушка в другую квартиру, появился отчим и все общение с ним свелось к тому чтобы спросить: какие оценки (после наорать, что тройки), поел ли и всё. Я виновата в этом полностью. Если это не причина, то провокация точно. Я попросила у него прощения за то, что дала ему повод думать, что он никому не нужен. Поговорили про суицид, что это страшный шаг, оттуда нет возврата, что даже когда сильно плохо в жизни — это пройдет и будет радость или светлая полоса, а там — только чернота. Что нет такой беды из-за которой надо прекращать жизнь. Что у него всегда есть я и я ВСЕГДА помогу, спасу из любой беды, только бы не это… В школу ходит. Даже за оценки переживает, хотя конечно никто уже ничего абсолютно с него не требует. (говорит, я так совсем обленюсь, разбалуюсь). С утра тяжело встать, подавлен, потом вроде нормально. Все уроки выдерживает, говорит, скучно на них очень. На одноклассников не жалуется что кто-то посмеивается или обсуждает его, всё нормально вроде ПОКА. Приходит из школы не сказать, что без сил. Как обычно. В школе всячески идут навстречу, попросила посадить его на последнюю парту, сразу исполнили, не трогают его там вообще, к доске не вызывают, в общем вроде берегут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.