Шизотипическое расстройство. Пример вялотекущей ипохондрической формы шизофрении


Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней статье детально будет разобран пример вялотекущей ипохондрической шизофрении. Материал заметки был взят из книги д.м.н., профессора Простомолотова В.Ф.

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

Уважаемые Читатели, если Вы на моем сайте впервые и не можете найти какой-либо материал или, перед тем, как начать читать, хотите вкратце ознакомиться с содержанием какой-либо статьи, рекомендую Вам перейти в Общий Навигатор, отображающий Краткое Содержание ВСЕХ Полностью Готовых Статей из ВСЕХ Рубрик и Ссылки на них, либо в Навигатор по Статьям Рубрики «ПСИХИАТРИЯ». По мере выхода нового материала Общий Навигатор и Навигатор Данной рубрики регулярно будут Дополняться.

Если статья окажется для Вас интересной или полезной, Вы можете помочь проекту, поделившись данной ссылкой, т.е. распространив ее через социальные сети или любые другие интернет-ресурсы.

Вследствие того, что по количеству материала статья и так вышла достаточно объемной, я не буду детально расшифровывать каждый приведенный в ней термин, а буду давать ссылки на уже готовые публикации рубрики «Психиатрия», где разобрал данную терминологию более подробно. А сейчас передаю слово Валерию Федоровичу:

Навязчивая ипохондрия
Для этого варианта вялотекущей ипохондрической шизофрении характерно постепенное начало в возрасте 18-25 лет с появления в одних случаях только сенестоалгий (подробнее об этом я написал в статье «Вялотекущая ипохондрическая шизофрения»; Ю.Л.), в других — сенестоалгий в сопровождении тревожно-фобических, обсессивных (навязчивых) расстройств ипохондрического содержания — кардиофобии, канцерофобии (страх заболеть раком), сифилофобии (страх заболеть сифилисом), спидофобии, (в одной из последующих статей под названием «Симптомы шизотипического расстройства личности» я расскажу о больном, который испытывал страх облысения (фалакрофобию); Ю.Л.), в третьих – истероипохондрических расстройств, усложняющихся сенестопатиями (подробнее такой пример разобран в статье «Истерическая шизофрения»; Ю.Л.). Затем спустя несколько лет обнаруживается тенденция к генерализации фобий с возникновением панфобий (детально данный пример был разобран в статье «Фобическая шизофрения»; Ю.Л). Одновременно развиваются рудиментарные нарушения более тяжелых регистров: диссоциативные расстройства (по типу множественной личности; Ю.Л.), симптомы ауто- и аллопсихической деперсонализации (об этом Вы можете прочесть в статье «Формы вялотекущей шизофрении» и сверхценная ипохондрия (детально была разобрана в статье «Вялотекущая ипохондрическая шизофрения», ссылку на которую я оставлял выше), обычно возникающими вслед за персистирующими (постоянными, не прекращающимися) т.н. паническими атаками и формированием синдрома агорафобии (боязни открытых пространств) (данный пример был разобран мною в статье «Панические атаки при шизофрении»; Ю.Л.). Появление социофобий обычно осложняется сенситивными идеями отношения (без каких-либо на то оснований больной полагает, что к нему плохо относятся другие люди; Ю.Л.), а развитие мизофобии (навязчивый страх загрязнения либо заражения, стремление избежать соприкосновения с окружающими предметами) – сверхценными и даже бредовыми идеями ущерба и преследования. Ритуалы и ритуальные действия постепенно трансформируются в кататонические стереотипии (о последних Вы можете прочесть в статье «Фобическая шизофрения», ссылку на которую я оставил выше; Ю.Л.).

Пример
Пациент Д. обратился с жалобами на навязчиво возникающее тревожное состояние, периодически усиливающееся до раптусов, когда его охватывает всесильный страх, в т.ч. страх потерять сознание и умереть.
(Раптус – захватывание, резкое движение. Кратковременный приступ острого, исступленного возбуждения, вызванного чрезмерно сильным аффектом (эмоциональным состоянием) (тоски, страха). Ипохондрический раптус наблюдается в дебюте ипохондрических состояний или является следствием резкого обострения психоза. Характеризуется наплывом мучительных сенестопатических (странных, трудно описываемых, тягостных, неприятных) ощущений, тревожно-тоскливым аффектом, чувством страха, ожиданием надвигающейся беды, смерти. Возможны суицидальные тенденции, а также агрессивные действия, направленные против не уделяющих, по мнению больного, ему должного внимания медицинских работников; Ю.Л.).
И тревога, и страх как бы вползают, по словам пациента, в левую теменно-затылочную область, вызывая этакое липкое ощущение. (Очевидно, что данное сенестопатическое явление настолько необычно, что даже сам больной испытывает явные затруднения в его описании; Ю.Л.). В это время испытывает сильное сердцебиение.
С некоторых пор ощущение чего-то липкого сменилось ощущением куска угля в теменно-затылочной области. (Еще одна сенестопатия; Ю.Л.). Потерял уверенность. Мысли о болезни, что у него что-то есть, приобрели навязчивый характер и идут как бы параллельно основным мыслям (что НЕ характерно для невротических пациентов, у которых, во-первых, НЕ бывает параллельных мыслей (навязчивости у них захватывают ВЕСЬ процесс мышления), во-вторых, к данным навязчивостям они ПОЛНОСТЬЮ КРИТИЧНЫ и считают их ЧУЖДЫМИ; уже становится очевидным, что больной описывает такое расстройство мышления, как ментизм – наплыв мыслей или образов, носящий неуправляемый, хаотичный, насильственный характер; как правило, такие мысли разноплановые и не могут быть высказаны; Ю.Л.). Когда отвлекается, чувствует себя почти здоровым, но стоит вспомнить о болезни, как становится совсем плохо.

История развития заболевания
Заболевание манифестировало около года назад после очередного алкогольного эксцесса. (На мой взгляд, для большей полноты картины лучше указывать не «год назад», а конкретный возраст больного; Ю.Л.). По уверениям пациента, он не пьянствует, но, как почти все музыканты, умеренно выпивает. Вот как он описывает это в своем жизнеописании: «Насчет алкоголя скажу сразу, и тогда, и сейчас отношусь к нему спокойно. Могу пить три дня подряд (бывало и такое), потом, правда, колотит, но это так и должно быть. Могу не пить месяц, два. И нельзя сказать, что я борюсь с собой, просто не тянет. Поэтому то, что случилось со мной, я лично не связываю с алкоголем». (И правильно делает. Алкоголь, безусловно, не является Причиной развития данного заболевания, хотя он, безусловно, накладывает свой специфический отпечаток на общую клиническую картину (симптоматику) болезни. Кстати, больные шизофренией, в отличие от психопатов (больных расстройством личности) легко могут перестать пить или употреблять наркотики. У них, вследствие специфики болезни, какая-либо химическая зависимость практически НЕ развивается. Точнее говоря, они Быстро могут от нее Избавиться. – Могут пить, а могут и НЕ пить. Для них это НЕ критично. Даже употребляя алкоголь или наркотики на протяжении многих лет, такие больные, попав в психиатрическое отделение, за минимально короткие сроки и без особых проблем полностью перестраиваются на жизнь без химического яда и более в нем НЕ нуждаются; Ю.Л.).
Чтобы окончательно убедиться в том, что у пациента уже имеются все признаки алкогольной зависимости, принесшей, в свою очередь, характерные симптомы в общую картину заболевания, приведу несколько выдержек из жизнеописания Д.
«Жизнь шла по привычке. Хорошо на душе — выпил, плохо — опять выпил, только уже больше… (И это уже после возникновения персистирующих вегетативных кризов, что при невротических расстройствах в динамике личностной аномалии (т.е. при декомпенсации шизоидных психопатов; Ю.Л.) не характерно; В.П.). И вот так продолжалось до Нового года. Новый год я встретил, конечно, как полагается, после чего мучился целый день. После Нового года я уехал в дружественную страну на гастроли (я – ударник). Я надеялся, что смена образа жизни повлияет на мое здоровье, конечно, в лучшую сторону. Во-первых, работа, которая отвлечет от разных нехороших мыслей. Во-вторых, на гастролях я обычно не пил, очень мало курил, много гулял, словом, вел режимный образ жизни. Прожив так месяц, я был уверен, что здоров. Приближалось 8 марта. Как же не выпить за здоровье прекрасных женщин, естественно?! Немножко выпить переходит в довольно таки серьезную пьянку. Утром, естественно, похмелье. Голова болит, но страха вроде бы нет, все спокойно. Неужели все позади? Неужели здоров? Проходит день, наступает вечер. Вот тут я понял все коварство этой болезни. Часов в десять вечера я почувствовал, что чудовище проснулось. (Уважаемые Читатели, обратите внимание на то, как больной вялотекущей ипохондрической шизофренией называет свою болезнь – «Чудовище». Невротик ТАК (о себе в третьем лице) говорить НЕ станет; Ю.Л.). В течение одной минуты я превратился из человека в существо, голова которого – сплошной страх и боль. Я даже не понимал, чего больше в голове – страха или боли? Если бы в нашем языке было слово, которое означало бы сразу и боль, и страх в наивысших стадиях, тогда бы этим одним словом я назвал то, что творилось в моей голове».

После очередного алкогольного эксцесса в кругу друзей пациент утром вернулся домой; он тогда после скандала с женой пару недель жил у родителей. В то утро и возник первый болезненный приступ, перевернувший всю его жизнь. Вот, как описывает это сам пациент: «Однажды в октябре (число не помню), придя домой утром, так как не ночевал дома (с женщинами не связано), я со спокойной душой решил почитать газету. Сев на диван и полностью расслабившись, я вдруг почувствовал, что со спины по шее в мой затылок вползает что-то черное, липкое. (Обратите внимание на выделения Валерием Федоровичем нужных фрагментов текста жирным шрифтом. Они очень важные; Ю.Л.). И это вползание сопровождалось нарастающим страхом. Сначала я не понял, что это за страх, но вдруг я осознал — это смерть. Когда это вползло в меня полностью, мне подумалось, что наступают мои последние минуты, а может быть, и секунды. Мою голову, вернее мой мозг, объял страх смерти. Руки покрылись холодным потом, сердце билось, как будто я пробежал стометровку. И с каждой минутой приближение чего-то ужасного становилось все сильнее и сильнее. Уже не выдержав, я вышел на улицу и сел на скамейку. Мысль у меня была такая, даже не мысль уже, а инстинкт самосохранения, что если мне станет совсем плохо, то я потеряю сознание в лучшем случае, — а вообще я думал, что пришел конец — то скорее всего упаду со скамейки, а там соседи заметят и что-нибудь предпримут. Мне показалось, что я уже вижу старую с косой. Хотя я думал и так, и сяк, но ничем объяснить случившееся со мной не мог. Как будто моя мысль запуталась с другой мыслью и между ними начиналась борьба, которая, я чувствовал, разорвет мою голову на части, то какие-то черные ямы возникали в моем мозгу, в которые засосет его навсегда. (Вновь описано расстройство мышления в форме ментизма. В целом же данный абзац содержит наглядное описание аутопсихической деперсонализации, подробнее о которой я написал в статье «Формы вялотекущей шизофрении», ссылку на которую оставлял выше; Ю.Л.). Иногда поднималась температура, но почему-то только в голове или, наоборот, немела вся левая часть головы. (Описаны сенестопатические явления; Ю.Л.). Это продолжается и сейчас, но уже не такие яркие впечатления, может быть, потому что я привык. А тогда я думал, что не выдержу, и все старался себя успокоить. В конце концов, где-то через час, это напряжение стало спадать. Но в голове это черное и липкое поселилось надолго, это я понял. На следующий день, проснувшись, чувствовал себя хорошо, но об этом приступе помнил. И так день за днем, то сильнее, то слабее, но это уже не покидало меня. К врачам я не обращался, потому что, ну, как бы я объяснил, что со мной происходит, да и пройдет, надеялся я. Но вот уже более полгода меня это мучает».
В общем игнорируя врачей, Д. при кризах вызывал скорую медицинскую помощь. Вскоре после отмеченного очередной пьянкой праздника 8-го марта возник повторный криз. «Была вызвана скорая помощь. После укола чего-то успокоительного я уснул. Но после этого случая я стал постоянно, каждую секунду, чувствовать, что во мне живет страх, что произошел какой-то крах жизни. Пропала радость, будущее не интересно, настоящее мучительно, полнейший набор пессимизма. Вот так я потерял вкус к жизни, стал существовать».
Пациент месяц назад по протекции был госпитализирован в неврологическое отделение. Там его консультировала психотерапевт, сторонница упрощенного синдромального подхода (т.е. когда диагноз в виде Заболевания НЕ ставится, а указывается лишь Синдром – например, астено-депрессивный синдром – но последний может наблюдаться и при таком относительно легком заболевании, как невроз, и при ядерной форме шизофрении, и при эндогенной депрессии и т.д. – т.е. при РАЗЛИЧНЫХ заболеваниях; Уважаемые Читатели, следует четко понимать, что Синдром НЕ равно Заболевание; Ю.Л.), которая вынесла диагноз «вегетативные расстройства у психастенической личности», назначила фенозепам по 1мг два раза в день и курс гипнотерапии в группе.
В отношении клинической оценки состояния пациента и его личности с моей стороны имеются существенные возражения, как и к назначенному лечению. Как станет понятно читателю после прочтения всей истории болезни и жизни больного, во-первых, пациент до заболевания не обнаруживал психастенических (тревожно-мнительных) черт, более того, всю жизнь он был холодным эгоистом и от повышенной мнительности, щепетильности, робости и тревожности никогда не страдал; во-вторых, при фобиях в структуре динамики психастенической аномалии личности (ананкастного и тревожно-мнительного расстройства личности) больные ятрофильны (любят врачей), они стремятся к врачу как к избавителю от их страдания, а Д. к врачам не обращался долгое время, стремясь адаптироваться к болезни, надеясь, что все пройдет, а это уже симптомы совсем другого, более серьезного недуга (кстати, больной вялотекущей ипохондрической шизофренией с фалакрофобией (ссылку на статью я оставлял выше) также НЕ обращался к психиатру за помощью, безуспешно пытаясь вылечить свое «облысение» у врачей соматического и других специалистов – дерматологов, косметологов и т.д.; Ю.Л.), в-третьих, нелогично диагностировать у пациента психастению и лечить его гипнозом, так как среди всех личностей психастеники менее всех нуждаются в гипнотерапии как основного метода воздействия, но более всех – в глубокой познавательно-поведенческой ПТ. (Абсолютно верные наблюдения Валерия Федоровича как по поводу диагностики типа личности пациента и определения специфики заболевания, так и по поводу психотерапии); Ю.Л.).
Ошибочность клинической оценки и назначенного лечения проявилась уже на первом сеансе гипноза в группе. Вот как описывает все это сам больной.
«Находясь на сеансе гипноза, я почувствовал, после слов врача о полном расслаблении, какую-то черную, страшную энергию в голове. Как будто липкое и гадкое, что в меня тогда вселилось, превратилось в кусок черного остроконечного угля. Прямо во время сеанса мне захотелось руками вырвать этот, страшно мешающий мне жить, кусок угля. Кое-как дотерпел до конца сеанса, после которого мне было очень плохо. Врач как будто разбудила во мне этот кусок угля». (Вновь описана аутопсихическая деперсонализация – расстройство самовосприятия, при котором собственные мысли, чувства, эмоции, ощущения воспринимаются как нечто постороннее, принадлежащее различным явлениям Внешнего Мира, нежели Внутреннему Миру Человека; Ю.Л.).

История жизни
«До тридцати лет, Бог миловал, я ничем серьезным не болел. И вот надо же!
Детство мое проходило далеко отсюда в пыльных Луганских степях, где, как я и сейчас помню, было много седого ковыля и каких-то ярких синих, голубых и желтых полевых цветов. Рос я, в принципе, обыкновенным ребенком, – дай, Бог, мне памяти – только, может быть, более задумчивым и стеснительным по сравнению с остальными. Не любил обижать девочек. За правду мог стоять до конца. (Что, кстати, тоже НЕ характерно для психастенических личностей, которые стараются избегать драк, конфликтов и споров – они лучше уступят или уйдут, нежели до конца будут отстаивать свою позицию, а тем более проявлять агрессию; Ю.Л.). Старался быть честным, но сами понимаете, в детстве это очень трудно. Потом случилось так, что моего отца отправили в командировку, на шесть лет, и в первый класс я пошел без него. Школа, кстати сказать, не была для меня каким-то особым праздником, как любят показывать по телевизору. Нет, школу я принял просто как помещение, в котором вместо того, чтобы гулять, надо сидеть полдня и слушать, как мне казалось, чужих теток. Дома меня воспитывала бабушка (папина мама), а она была женщиной строгих правил, хотя своего сына так и не смогла нормально воспитать. Воспитывала она меня прямо-таки в спартанской обстановке. Учился я хорошо. Был, как в то время говорили, чистым хорошистом. Но, не дай Бог, у меня случался прокол, об этом узнавали все соседи и, наверное, весь близлежащий район. А это, я сейчас далее помню, так ранило мою еще не окрепшую душу. Это было больше, чем просто стыдно. Если я где-то порвал или запачкал брюки, она гневно брала меня за руку и вела показывать всем соседям, какой я, как она говорила, «бисова дытына». Такое я уже переживал с трудом. В общем, доставалось мне и ремнем, и поленом для растопки печки, и даже один раз был бит резиновым сапогом. Напрашивается вопрос, а что же моя мать? А мать много работала и полностью доверяла мое воспитание свекрухе. (Немалое количество детей воспитывали подобным образом – в стилях Преследователя и Повышенной Моральной ответственности, однако НЕ все из них заболели шизофренией. Точнее, заболели последней считанные единицы. – Уважаемые Читатели, пожалуйста, обратите свое внимание на то, что психологический стиль воспитания ребенка НИКАК НЕ влияет на возникновение у него Психического Заболевания; Ю.Л.). Мать у меня прекрасный человек. Без тех отдушин чистых и голубых, как майское небо. Отца, я до сих пор не очень люблю, хотя он и не последний человек. Все, что хорошее — это от матери и от той борьбы, что я веду с отцом. Эта борьба заключается в том, что я совершенно не хочу и даже не могу быть на него похожим.
Так вот я и проучился до пятого класса чистым хорошистом. Не дергал девочек за косы, был скромным, но себя обижать не давал. В пятом же классе произошел коренной перелом всей моей жизни. Был введен в действие план бабушки. Она боялась, что отец, вернувшись к старым друзьям, примется за старое. У бабушки были родственники в Кишиневе. Чтобы увезти отца подальше, всю семью решено было перебросить в Кишинев, куда уже приехал из заключения отец. Представляете, что это такое — пережить юной душе потерю Родины, всего святого, друзей, мест, где ты играл, где ты рос, наконец, девочку в классе, которую, как тогда казалось, полюбил на всю жизнь?! И это все ради отца! Я тогда не понимал, почему так нужно было поступать, и был настроен к отцу враждебно.
На новом месте, в школе у меня появилось какое-то безразличие к учебе, хотя раньше к знаниям я все же тянулся. За двойки, которых становилось все больше и больше, отец страшно ругал меня, а иногда даже и бил. Но бил он меня совсем нехорошо — руками, да еще старался по лицу. Обычно все это происходило, когда он был пьяным, а пьяным он был частенько. (Из описания становится очевидным тот факт, что у отца Д. очень плохие гены – гены Алкоголика. Скорее всего, если в роду у Д. никто шизофренией не страдал, его заболевание возникло вследствие алкоголизма отца. Милые женщины, в сотый, если не в тысячный раз, прошу Вас – НЕ СВЯЗЫВАЙТЕСЬ С АЛКОГОЛИКАМИ И НАРКОМАНАМИ, а если связались – НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ЗАВОДИТЕ ОТ НИХ ДЕТЕЙ; Ю.Л.). Хорошо, я понимаю, бьют ремнем, все-таки это предмет воспитания. Но руками по лицу?! Меня это как-то по-мужски оскорбляло. Когда дело доходило до таких сцен, мать, естественно, вмешивалась, и тут я видел и слышал, как отец ругался матом, а иногда пытался толкнуть и даже ударить эту святую женщину — мать. До этого страшнее, обиднее и гадливее я ничего не переживал. (Уже очевидно, что отец Д. проявлял явные психопатические черты, и не столь важно, был ли он болен расстройством личности еще ДО алкогольной зависимости или же это Алкоголизм наложил свой веский отпечаток на его поведение. – Важно, что его поступки явно выходили за грани социальных норм. – И снова я обращаюсь к прекрасным дамам: «Милые женщины, для тех из Вас, кто об этом забыл, я напомню, что поднимать руку на женщину мужчина НЕ имеет права. А если позволяет себе подобное поведение – то должен понести за свой проступок УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ»; Ю.Л.). Я стал замечать, что становлюсь в школе все более замкнутым, и в свой круг я редко кого допускал. Со школой было покончено раз и навсегда, то есть я закончил десять классов, но, начиная где-то с седьмого класса (как раз с наступлением подросткового возраста (пубертата), что очень характерно для преморбида (этапа жизни, предшествующего дебюту (старту)) данного заболевания; Ю.Л.), я стал, знаете, таким, как я сам себя называю, тихим двоечником. Поведение у меня было неплохим, а вот учиться я просто не хотел, мною овладела какая-то скука. (Пациент закончил среднюю школу, но огромное количество орфографических и синтаксических ошибок, буквально по 5-6 на каждой странице (!) его жизнеописания, подтверждают достоверность самооценки успеваемости. Создается впечатление, что писал жизнеописание человек малограмотный, но художественный стиль написания, пронизанный резонерством и неологизмами, указывает на специфическое нарушение мышления; В.П.). (На мой взгляд, как раз примерно с 7 класса, вследствие заболевания, у Д. перестал нормально развиваться интеллект. Именно этим и вызвано огромное количество орфографических ошибок, и его общая безграмотность; Ю.Л.).
С отцом отношения все более усложнялись, двоек стало больше, я стал приходить домой не всегда во время, за что он меня ругал и бил. Но я уже пытался защищаться и в девятом-десятом классах это стало переходить в драки. Соседям часто приходилось нас разнимать. Я никогда не бил отца, а всегда старался сдержать его. В таких ситуациях я видел, как страдала мать, что она не может разорваться на две части. И вот мне приходилось просто уходить из дома. Я ночевал у друзей. Друзья у меня — это не просто слово – это настоящие друзья. Это особый разговор. Они меня понимают. После матери я иду к ним, а это говорит о многом. Отец же их страшно не любит и из-за этого до сих пор продолжаются неприятности. После матери друзья — это моя вторая отдушина.
Где-то с конца восьмого класса я вдруг сильно увлекся музыкой. И эта любовь оказалась намного сильней любви к спорту. В спорте я выбрасывал из себя физическую энергию. В музыке же, как в религии или в наркомании, ты отдаешь всего себя полностью, отрешаешься от мира, твоя душа отдыхает. В то время мне это было просто необходимо. Потом во мне вдруг проснулся барабанщик (говорят, неплохой)… Два года армия. Стройбат. Играл в полковом оркестре. После армии работал на заводе, но чувствовал, что это не мое. Потом играл в разных ансамблях. Свадеб сыграл много, даже очень много. Женился. Конечно, было какое-то чувство, но это нельзя назвать «большая, чистая любовь». Жили и у моих родителей, и у родителей жены. Потом отец жены получил квартиру, которую отдал ей. Жить вдвоем оказалось просто прекрасно. Здесь я мог полностью расслабиться и отдохнуть. (От чего? Как видно из жизнеописания больного, он явно не перерабатывал, не перенапрягался. Очевидно, развивалась астения (слабость) и апатия (отсутствие настроения); В.П.). Но как раз в это время начались проблемы с работой. Жена была, конечно, недовольна. Сначала были маленькие скандальчики, которые постепенно переросли в нормальные скандалы. Жена говорила, что я живу за ее счет в ее квартире и т.д. Когда мы уже сильно раскалялись, я говорил, что могу уйти домой к родителям, но она почему-то меня не отпускала. Потом все успокаивалось. Опять был мир. Но всегда находилась причина, из-за которой все повторялось… (Здесь четко описан механизм развития невротических отношений, основанных не на истинной любви, близости, взаимопонимании и взаимоподдержке, а на психологических играх. Видимо, у его жены сильно развита Родительская позиция, а у самого Д., разумеется, Детская – больные шизофренией – это, чистой воды, Большие Дети. Поэтому такой брак (где оба партнера невротически дополняют друг друга) может существовать годами, если не десятилетиями. Хотя у Д. брак развалился гораздо быстрее; Ю.Л.). Но вот где-то полгода назад, когда с работой у меня были то счастливые подъемы, то печальные провалы, добавилось еще одно переживание. Моя жена вдруг после наших ссор перестала меня удерживать. Она наоборот стала говорить, что я могу спокойно уходить жить к себе домой. Потом к этому добавилась фраза, что она еще может выйти замуж и т.д. в этом роде. (Жена правильно сделала – поняла, что будущего у нее с Д. попросту НЕ будет, и занялась устройством своей личной жизни; Ю.Л.). Я, конечно, сразу ушел домой. Прожив дома примерно месяц, я понял, что лишился покоя потому, что с отцом по-прежнему не находил общего языка.
Знаете, со стороны кажется, что все идет нормально, но внутри при его виде меня начинает трусить. Этого уже объяснить я не могу. Живя с женой, у меня было больше покоя, чем здесь с родителями. Единственное место, где я находил покой — это сидя за барабаном, (Замечу, что при невротических расстройствах психогенно-личностного или церебрально-органического (нарушения работы ЦНС; Ю.Л.) генеза, не говоря уже о депрессии, отдохнуть за барабаном просто невозможно; В.П.), (Валерий Федорович блестяще делает акцент на, казалось бы, маловажном и не значимом при сборе анамнеза, факторе. Однако именно благодаря последнему сразу удается отсеять целый ряд потенциальных диагнозов и свести дифференциальную диагностику к единственно возможному выбору – вялотекущей ипохондрической шизофрении; Ю.Л.), но и тут, как я уже говорил, было больше неудач.
С женой перезванивался, но все реже и реже, не виделись мы совсем. До меня доходили слухи, что кто-то у нее есть, но я не верил».
Наконец, после очередной попойки на встрече с друзьями у Д. возник описанный выше вегетативный криз с последующей динамикой, которую он описывает так: «Вот так и продолжается моя жизнь. В личном плане все нормализовалось, работа любимая есть, а вот радости от жизни почему-то нет, я потерял вкус к жизни, стал существовать. Пессимизм начисто перекрыл мой оптимизм. Раньше я был совсем другим — радовался жизни, не всегда, но в большинстве случаев, а сейчас не могу, что-то мешает. Вот и вся история».
Во второй части своего жизнеописания, которое Д. назвал сочинением на тему: «Что случилось с Д., человеком и гражданином, в 30 лет», он пишет от второго лица (Валерий Федорович ошибся – Д. пишет от третьего лица; Ю.Л.), детализируя свои ощущения и переживания начала болезни и последующего ее течения: «Начало октября. Еще тепло. День прекрасный, только радуйся, что и делал Д., возвращаясь утром домой после легкой пьянки. В голове у Д. было спокойно и слегка ветрено, такой морской бриз, приятный и игривый. На душе никакой тяжести и боли. Вообще вечер с друзьями удался, выпито было в меру, всегда бы так. Дома у Д. никого не было. Родители отдыхали у родственников, а с женой он тогда не жил. Подходя к двери, Д. уже наслаждался мыслью, что никто ничего ему не скажет. Он и так редко отчитывался, но сейчас далее просто не надо говорить, где ты был и что делал. Открыв дверь, он зашел в квартиру, достал газеты из почтового ящика и сел на диван. Полностью расслабившись, Д. взял свою любимую газету «Советский спорт» и начал ее читать». Далее следует описанное пациентом выше развитие первого раптоидного состояния.
В этой части жизнеописания еще явственнее прослеживается формальное, резонерское мышление пациента, феномены деперсонализации, притупление эмоций, нарастающая аутизация. Он заканчивает описание своего состояния от второго лица: «Потом Д. вернулся домой. Даже то, что он не был дома три месяца, не сделало его приезд праздником. Д. стал обращаться к разным врачам, экстрасенсам, колдунам, но бесполезно. Единственное спасение – это сон, но он, как назло, стал проблематичным делом. Д. стал засыпать не в приятной дреме, когда тело расслабленно и просто хочется спать. Нет, он просто мучается и засыпает в каком-то беспамятстве. Есть правильное выражение, которое подходит к этому состоянию прямо в точку — «вырубаться». Иногда он напивается, это случается крайне редко, но бывает. Д. хочет, пытается почувствовать хотя бы в пьяном виде ту жизненно важную изюминку, которую он потерял полтора года назад. Но… не находит и опять мучается. После каждой выкуренной сигареты, что, опять же, бывает редко, Д. чувствует, как в его голове происходят какие-то процессы. То вдруг ему кажется, что сосуды закрылись, то открылись, но слишком широко (описаны сенестопатические явления; Ю.Л.). В общем, кошмар. Ладони стали потеть, сердце стало заметным агрегатом в организме Д. С ним тоже иногда творится что-то непонятное. То оно давит, то ноет, то начинает стучать со скоростью пулеметной очереди.
Вот, что стало с Д., человеком и гражданином, который умел радоваться жизни. Во многих вещах был и остается скромен, умерен и слегка наивен. Он очень чувствителен, любит больше одиночество или очень близких родных и друзей (симптомы все более нарастающей аутизации (трудности в общении и постепенном отказе от него (сужении и уменьшении круга социальных контактов)) здесь налицо; Ю.Л.). Ему так хочется жить, а не существовать. Как прогнать тучу, которая нависла над его настоящим и будущим?».
Чтобы добиться этого Д. обращался к экстрасенсам и колдунам, но не помогло.

Психическое состояние
Пациент во время обследования и последующего наблюдения за ним продемонстрировал небрежность и даже запущенность в одежде, притуплённую эмоциональность, витиеватость и резонерское мышление. Пассивен. Экспериментально-психологическое исследование подтвердило специфическое нарушение мышления, выразившееся в форме соскальзывания, склонности к символизации; выявляются специфические изменения познавательных процессов; по MMPI, личность явно аутичная, шизоидная с ориентацией на субъективные критерии. Отмечается субъективная и объективная деперсонализация, падение энергетического потенциала, нарастающая вялость.

Диагноз
Навязчивая ипохондрия в структуре вялотекущей ипохондрической шизофрении.

Лечение
На фоне небольших доз трифтазина и анксиолитиков была проведена стимулирующая психотерапия. Отмечено значительное уменьшение тревожно-фобической симптоматики, но при этом выявился специфический дефект в эмоционально-волевой сфере, нарастающая аутизация, нарушение мышления и астеноапатия».

Уважаемые Читатели, в заметке было рассказано о вялотекущей ипохондрической шизофрении.

Если информация оказалась для Вас интересной или полезной, Вы можете поддержать мой научно-образовательный проект, развитием которого я занимаюсь с июня 2011 года, щелкнув 1-2 раза по рекламе от гугла (которая идет вверху справа, по середине или в конце статьи; кликать желательно 1 раз в 5-7 дней) или же перечислив любую сумму денег на любой из указанных реквизитов:

Номер Яндекс-кошелька 410011188544707

Номера кошельков системы WebMoney
R205274311238 (для перевода Рублей)
Z302112294428 (для перевода Долларов)
E186152531138 (для перевода Евро)
U394282857424 (для перевода Гривен)
B294345348664 (для перевода Белорусских рублей)

Денежные переводы от системы Western Union. Для оформления перевода необходимо предварительно связаться со мной по емейлу y.lemekhov@gmail.com, скайпу y.lemekhov или через социальные сети ВКонтакте или Фейсбук для получения всех необходимых данных.

ТОЛЬКО ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ. Карта Приват-Банка Гривневая
Банк ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Получатель ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Расчетный счёт 29244825509100
МФО 305299
Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570
Номер карты 5168757282814500 Лемехов Юрий Александрович (Лємєхов Юрій Олександрович).

1 комментарий: Шизотипическое расстройство. Пример вялотекущей ипохондрической формы шизофрении

  1. Руфус говорит:

    Спасибо большое, будем ждать продолжения 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.