Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 1

Диалог с Максимом 1
Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней заметке речь пойдет о деперсонализации при шизотипическом расстройстве (F21).

Внимание! Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-канал https://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «
Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

Данный материал будет несколько отличаться от других статей данной рубрики. Так, если раньше я публиковал заметки с рядом теоретических выкладок и примерами описательного характера, то сегодняшняя статья скорее больше будет напоминать интервью, которое я буду брать у моего клиента, Максима, которому врачи-психиатры поставили диагноз шизотипического расстройства. Такая подача материала (в форме интервью), на мой взгляд, будет достаточно интересна для большинства моих читателей в первую очередь тем, что в ней будут наглядно показаны отличия между деперсонализацией при шизотипическом и деперсонализацией при невротическом расстройствах. Отличительные диагностические критерии между двумя этими нозологическими единицами, или, говоря по-русски, заболеваниями, являются достаточно важными и актуальными как в практике психологического консультирования клинического психолога, так и в повседневной жизни обычного человека, поскольку примерно каждый третий мой клиент спрашивал меня о том, не является ли он психически больным (некоторые даже упорно считали себя таковыми), а суммарное количество комментариев к статье о фобической шизофрении перевалило за 50, причем очень много вопросов люди как раз-таки задавали касательно явлений деперсонализации и дереализации.

Одним словом, мне несколько поднадоело по сто раз отвечать на одни и те же (совершенно однотипные по своей сути) вопросы (причем нередко уже по первому комментарию человека я понимал, что НИКАКОГО шизотипического расстройства у него даже близко НЕТ, но тратил еще три часа времени, чтобы донести эту информацию до человека). Поэтому я решил сделать целый ряд статей на тему деперсонализации при шизотипическом расстройстве, чтобы на наглядном примере люди могли понять, ЧЕМ же она все-таки отличается от деперсонализации при вялотекущей форме шизофрении.

Данный материал я публикую с разрешения и согласия своего клиента Максима. И за это ему, кстати, огромное СПАСИБО!

Цикл данных заметок будет представлять собой ДИАЛОГ между мной и Максимом с моими краткими комментариями (которые я, как обычно, буду писать в скобках и обозначать их (Ю.Л.)).
Также мною были выправлены наши обоюдные описки и опечатки (Уважаемые Читатели, Максим пишет грамотно, однако, набирая текст с телефона, разумеется, пропускал то знаки препинания, то проблемы, то буквы. Однако НИКАКИМ расстройством или симптомом расстройства в Данном Конкретном Случае это НЕ являлось).

За обилие терминов со своей стороны заранее прошу меня простить, однако без них здесь также было НЕ обойтись. Также я прошу прощения за некоторую иронию со своей стороны, однако без нее, как мне думается, читать подобный материал было бы не так интересно :).
Итак, поехали.

Максим: Я готов.

Я: Добрый вечер, Максим. Ок, я тоже на месте. Вы писали, что у Вас деперсонализация, если я правильно понял? Опишите, пожалуйста, чуть более подробно то, что Вы чувствовали. (Любую психологическую консультацию, особенно когда человек обращается с жалобами на явную психопатологическую симптоматику (коей, безусловно, является и деперсонализация), ВСЕГДА следует начинать с тщательной диагностики в психиатрии, чтобы Вы четко понимали, с Каким Клиентом Вы имеете дело; Ю.Л.).

Максим: Появилось это полгода назад.

Я: И еще сразу вопрос: сколько Вам лет?

Максим: 17.

Я: Что именно Вы чувствовали, ощущали?

Максим: Было ощущение раздвоения. Причем, сам я еле смог понять что-либо. Мир выглядел как декорации.

Я: Эти ощущения возникли просто так? Незадолго до этого в Вашей жизни происходили какие-то события? Где именно возникло это ощущение — дома, на улице, в гостях?

Максим: И ощущалось это остро. Я не знаю. Это, видимо, постепенно нарастало.

Я: Само ощущение где появилось в первый раз? В каком месте?

Максим: Я даже и не знаю. Но впервые мне сказала мысль, что как будто с камеры смотрю. Возле школы. (Уважаемые Товарищи Невротики (простите, но в сегодняшней заметке я буду обращаться к Вам именно так), ответьте себе, пожалуйста, честно на следующий вопрос: «Скажите, пожалуйста, Вы ТАК скажете, Вы ТАК построите свою фразу: «МНЕ СКАЗАЛА МЫСЛЬ?» Разумеется, НЕТ. Вы НЕ будете отделять Вашу мысль от Вас самих. Здесь же Максим, во-первых, отделяет свою мысль от части себя, от части своей психики, как бы считая ее некой отдельной конкретной самостоятельной единицей, во-вторых, он, как будто, одушевляет ее, делая свою мысль не только Живой, но и живущей своей собственной жизнью. Такое расстройство мышления носит название ментизма; Ю.Л.).

Я: В смысле Мысль Вам сказала? Не совсем понял Вашу фразу.

Максим: Ну, прямо-таки не сказала, но фраза в голову эта стрельнула.

Я: Т.е. как бы с камеры или через камеру смотрите на окружающий мир?

Максим: Да.

Я: А как долго длилось это ощущение? 5 минут, час?

Максим: До сих пор.

Я: Т.е. как полгода назад возникло и До Сих пор Каждый день, ВСЕ ВРЕМЯ?

Максим: Да.

Я: Без перерывов каких-либо?

Максим: ДА-ДА. Именно. (Господа, Невротики, скажите, пожалуйста, разве у ВАС ТАК бывает? Разумеется, НЕТ. Это состояние НИКОГДА НЕ будет длиться у Вас очень долго, а тем более – ВСЕ ВРЕМЯ. Оно будет то приходить, то уходить, в зависимости от стресса, которому Вы подвергаетесь в повседневной жизни. Как только его становится больше – Ваша психика реагирует симптомами деперсонализации и/или дереализации, однако стоит только стрессу ослабнуть или даже вовсе прекратиться – как эти явления тут же исчезают. Т.е. Все время они у Вас НЕ присутствуют. Иначе Вы бы попросту НЕ смогли нормально жить, занимаясь как трудовой, так и обычной бытовой повседневной деятельностью – жизнь для Вас превратилась бы в ад; Ю.Л.).

Я: Вы, я так понимаю, еще в школе учитесь или уже закончили?

Максим: В 9-ом классе закончил на «отлично», а в этом из-за двоек выгнали. (Резкое и, как в дальнейшем будет видно из рассказа Максима, совершенно Беспричинное падение успеваемости – очень характерный признак для людей, страдающих как ядерной, так и вялотекущей формой шизофрении. Уважаемые Читатели, вспомните, пожалуйста, пример пациента с ипохондрической формой вялотекущей шизофрении, описанный в статье «Ипохондрическая шизофрении» (на который я еще сегодня буду ссылаться). – У того парня в подростковом возрасте также наблюдалось полное отсутствие интереса к учебе и резкое падение успеваемости. Согласитесь, Товарищи Невротики, у Вас ведь Такого НИКОГДА НЕ было – чтобы с пятерок съехать на двойки, да еще и быть при этом отчисленными? Я понимаю, когда с пятерок мы съезжаем на тройки – это да. Но когда речь идет об отчислении из школы за неуспеваемость (причем из рассказа Максима совершенно очевидно, что ДО этого НИКАКИХ проблем учебой он НЕ испытывал) – здесь однозначно следует заподозрить именно Психопатологический ПРОЦЕСС, характерный как раз-таки для психического заболевания и НЕ имеющий к невротическим реакциям на какие-либо внешние психотравмы НИ МАЛЕЙШЕГО отношения; Ю.Л.).

Я: А в связи с чем двойки? Не усваиваете материал? Лень? Или просто не ходите в школу?

Максим: Ну как сказать. Ходил. Учил. Стал просто сидеть. Потерял интерес.

Я: Ну, в таком возрасте потеря интереса к учебе — в принципе, это почти что даже нормально. На что переключили свои интересы? Девушки?

Максим: Ни на что. Правда.

Я: Ну, Вы же, наверное, с кем-то общаетесь? Друзья, компьютерные игры, употребление алкоголя, спорт, чтение книг? Как вообще в целом время проводите?

Максим: С друзьями я перестал общаться. На спорт я и не смотрю.

Я: Как давно перестали общаться? И по какой причине?

Максим: Книги тоже. Нет интереса. Языка общего, наверное. Шаблонные вопросы «Как дела?». (Все признаки аутизации, как симптома шизотипического расстройства, у Максима налицо – здесь наблюдается резкая и беспричинная (т.е. НЕ имеющая под собой НИКАКОГО психологического обоснования) потеря интереса к общению не только со сверстниками и противоположным полом, но также и с другими людьми в целом; Ю.Л.).

Я: А раньше много друзей было или мало? Примерно сколько времени назад перестали с ними общий язык находить?

Максим: Месяца как 4. Сейчас одно хорошо – те ощущения были как острые, а сейчас утихли – будто хронические. (У Невротиков такого опять-таки НЕ бывает. Здесь наблюдается явное привыкание Максима к своему состоянию – фактически, он с ним свыкся и, как будет видно из нашей дальнейшей переписки, избавляться от данного ощущения особенно не стремился, считая его за некую разновидность нормы. Впрочем, Уважаемые Читатели, скоро Вы сами сможете прочесть, как Максим все это описывает; Ю.Л.).

Я: Т.е. ощущения слабее стали в последнее время?

Максим: Месяца два, Вы знаете. Но в этот период, что, наверное, нормально – я понял то, что, как будто, поменялся. Теперь эти внутренние переживания постоянно дерут изнутри.

Я: В Вас что-то стало лучше? Открыли в себе какие-то новые возможности, способности? (Данной фразой я специально проверяю наличие у Максима бреда величия – симптома, который весьма характерен для ядерной формы шизофрении, когда больные рассказывают, что изменились и открыли у себя какие-то уникальные сверхспособности, например, такие, как чтение чужих мыслей, исцеление своим биополем на расстоянии, телепатическое общение с высшими силами и т.п.; Ю.Л.).

Максим: Думаю даже, что нет. Я стал как заточка под человека. Как мне кажется.

Я: В смысле заточка под человека? Не совсем понял? (Уважаемые Читатели, я думаю, что предыдущая фраза Максима также показалась Вам не совсем понятной. Это связано с тем, что у людей с любой формой шизофрении речь (как отражение функции мышления) носит весьма специфический характер – помимо того, что они могут придумывать какие-либо новые слова, словосочетания или термины, они вкладывают в уже существующие понятия СВОЙ СОБСТВЕННЫЙ СМЫСЛ. Все это носит название такого расстройства речи, как НЕОЛОГИЗМ; Ю.Л.).

Максим: Как заготовка. Вот.

Я: Заготовка для чего-то лучшего? Или как?

Максим: Я копал себя. И все-таки накопал то, что упал в духовном плане, умственном, деградирую на своих же глазах.

Я: Потому, что Вам стало тяжело учиться?

Максим: Не знаю. Я не волнуюсь об учебе. Перевожусь. (Да, учеба, посещаемость и успеваемость людей с шизотипическим расстройством, действительно, не особенно интересует. Они настолько погружаются в свои собственные внутренние болезненные переживания, что им реально становится попросту НЕ до этого; Ю.Л.).

Я: В другую школу?

Максим: В колледж.

Я: Понятно. А родители как отнеслись к тому, что Вас отчислили? Ругали?

Максим: Ругали.

Я: Хотели, чтобы Вы лучше учились?

Максим: А как же.

Я: Отчисление случилось, как я понял, уже После деперсонализации? И родители узнали об отчислении тоже После Нее? Т.е. Вначале была Она, а потом уже отчисление и ругань родителей? (Уважаемые Читатели, обратите внимание на тот факт, что при ЛЮБЫХ расстройствах Невротического спектра, причинно-следственная связь между психотравмой и возникновением невроза ВСЕГДА просматривается более чем явно и является полной противоположной той, которая имеет место быть в случае с Максимом – у невротика ВНАЧАЛЕ СЛЕДУЕТ Отчисление из школы (которое может явиться для человека серьезной психической травмой) и только затем, т.е. уже После Отчисления, как следствие такой травмы, возникает, например, истерический невроз или панические атаки, симптомами которых могут стать деперсонализация и/или дереализация); Ю.Л.).

Максим: Да. За два с половиной месяца.

Я: До этих ощущений с учебой все нормально было?

Максим: Не очень. То есть вообще не нормально с самого 10 класса.

Я: А до 10 класса какие оценки были?

Максим: 4-5 по пятибальной шкале. Отличник.

Я: А потом даже не было троек? Так резко съехали за 1 год?

Максим: Сначала тройки. А с января-февраля как с горы начал падать. (Уважаемые Читатели, обратите внимание на огромное количество метафор, которые Максим использует в своей речи. Такой тип мышления (яркий, афористичный, с преобладанием метафор) характерен, как правило, для всех личностей шизоидного типа, тогда как группе невротических пациентов тревожного характера присуще относительно сухое и далеко НЕ столь красочное логическое мышление (с максимальной простройкой причинно-следственных связей), а группе невротических истероидных личностей – т.н. синкретическое мышление (т.е., Наоборот – нелогичное примитивное мышление, с явными нарушениями причинно-следственных связей, которое наблюдается у детей и подростков 10-11 лет); Ю.Л.).

Я: В смысле с горы?

Максим: Быстро и неуклонно.

Я: Понятно. Вы писали, что эта деперсонализация как будто нарастала и До ее первых проявлений? Правильно я Вас понял?

Максим: Да. Потом она как остро вспыхнула.

Я: Это началось примерно с сентября 2014 — когда съехали на тройки?

Максим: И Максим с тех пор уже сам не свой. Другой. С января 2015. (Господа Невротики, ответьте мне, пожалуйста, только честно – Вы бы ТАК сказали о себе, общаясь с другим человеком? Да НИКОГДА. А теперь вспомните пример пациента, больного ипохондрической формой вялотекущей шизофрении, ссылку на историю которого я оставлял выше – он также отзывался о себе В ТРЕТЬЕМ ЛИЦЕ. Для невротических пациентов это СОВЕРШЕННО НЕ характерно; Ю.Л.).

Я: Т.е. в сентябре 2014 было Предчувствие чего-то плохого? Предстоящей беды?

Максим: Да.

Я: Т.е. это плохое предчувствие именно в январе 2015 появилось? А сама деперсонализация в марте?

Максим: Да. До этого тревога была. (Данные слова Максима четко описывают т.н. преморбид – период, предшествующий болезни и способствующий ее развитию; Ю.Л.). Знаете, как будто в круг вставили сдавленный шарик. А там он разжался в груди. (В целом, состояние, описываемое Максимом, с уверенностью можно классифицировать как коэнестезию – состояние общего сомато-психического неблагополучия, относящееся к расстройствам общего чувства тела и сопровождающееся ощущением неясного физического неблагополучия или недомогания и сочетающееся, как правило, с сенестопатиями (особыми, трудно поддающимися описанию, зачастую странными и крайне неприятными ощущениями, возникающими в любой из частей тела (чаще всего – в области головы, сердца (у Максима – в области груди), живота; реже – в конечностях); пациенты не всегда могут передать характер болезненного ощущения и зачастую прибегают к метафорическим сравнениям (в частности, Максим пишет о сдавленном шарике и круге)) и сенестезиями (необычными ощущениями, затрагивающими двигательную, моторную сферу человека, и также с трудом поддающимися описанию; например, покачивание и неуверенность при ходьбе, не вызванные объективными причинами (сердечно-сосудистой, мозговой или какой-либо другой патологией); Ю.Л.).

Я: А с сентября по декабрь 2014 — просто не учились?

Максим: Пытался.

Я: Не было такого, что Вы просто НЕ ходили, НЕ посещали школу, ну потому, что неинтересно было? А уходили куда-то один гулять, бродить по улицам?

Максим: Было-было. Я и с дома убегал. (Также очень характерное поведение аутистического характера, присущее людям с ядерной и вялотекущей формами шизофрении. И вновь вопрос Вам, Господа Невротики: Разве у Вас ТАКОЕ поведение наблюдалось, да еще и достаточно часто?! (Прогул парочки уроков с целью пойти в ближайшей ларек за бутылкой пива – НЕ в счет :)); Ю.Л.).

Я: Надолго?

Максим: На ночь.

Я: Один раз или несколько?

Максим: Несколько. Мать гостей приводила.

Я: С родителями ссоры были?

Максим: Я их терпеть не могу.

Я: Вы с одной мамой живете?

Максим: Были ссоры. Да, только с ней.

Я: Папа ушел от вас? В смысле из семьи.

Максим: В детстве. До рождения то есть.

Я: Понятно. А родные братья или сестры есть?

Максим: Нет. Родился один. И умер при родах. Когда мне 14 было.

Я: Понятно. Папа с вами как-то общается? Или нет?

Максим: Нет. И я не тянусь к контактам.

Я: Т.е. мама Вас полностью одна обеспечивает, правильно я понял?

Максим: Да.

Я: Она, наверное, много работает?

Максим: Вы меня этим пристыдили? Но зачем? Я же не виноват. (Разумеется, у меня и в мыслях НЕ было стыдить своего клиента за что-либо. В данной фразе Максима четко показана его неверная интерпретация (неверное понимание) моих слов, которую он сделал, опираясь исключительно на свое внутреннее состояние, нежели на какие-либо реальные факты. – Внутри такие люди ощущают чрезвычайно сильную вину, причем вину чуть ли не за всё. В сравнении с этой виной, вина, присущая невротическим пациентам – это детский лепет. Вследствие очень сильного самобичевания люди с любой формой шизофрении, в отличие от невротиков, Легко могут совершить СУИЦИД; Ю.Л.).

Я: Нет, абсолютно нет. Я Вас не собирался стыдить, даже близко. Максим, мне просто важно выяснить, Как Вы живете. Для меня это важно, поэтому я и задаю все эти, может быть, кажущиеся Вам надоедливыми, вопросы — о Вас, Вашем состоянии, Вашей жизни в целом. И Вы действительно ни в чем не виноваты. Скажите, у Вас никогда не было сотрясений мозга, эпилепсии, черепно-мозговых травм, опухолей головного мозга? (Уже очевидно, что расстройство Максима явно выходит за все грани невротического регистра нарушений, поэтому, чтобы исключить появление деперсонализации вследствие какой-либо органической патологии, я и задал своему клиенту данный вопрос. Хотя мне практически на 100% было очевидно, что органикой здесь и НЕ пахло, поскольку такие пациенты имеют Свою, характерную для этих расстройств симптоматику, которую, дабы НЕ офф-топить, в данной статье описывать я НЕ буду; Ю.Л.).

Максим: Нет, к счастью.

Я: Слава Богу :). Алкоголь и наркотики не употребляете?

Максим: Нет.

Я: Вообще никогда (особенно наркотические вещества, пусть даже и легкие, типа марихуанны, гашиша)? (Очень важно проверить человека на употребление наркотических веществ, которые даже после одного-единственного их приема (даже столь безобидного наркотика, как марихуанна (конопля)) на всю жизнь могут «подарить» пациенту не только деперсонализацию, но и, например, вербальные или зрительные псевдогаллюцинации, типа звучащих в голове голосов или периодически появляющихся чертиков (причем критичность мышления к данному расстройству восприятия у людей, покалечивших свою психику наркотиками, нередко сохраняется). Поэтому с целью проведения качественной психиатрической диагностики очень важно исключить химическую этиологию (причину возникновения) появления данной симптоматики; Ю.Л.).

Максим: Никогда. (Уважаемые Читатели и Коллеги, как Вы видите, с помощью детального расспроса я постепенно исключил невротическую, органическую и химическую этиологии расстройства Максима. Что же касается декомпенсации шизоидной психопатии невротической симптоматикой, то здесь также не вызывает сомнений, что НИКАКОМУ необычному или сверхсильному стрессу Максим НЕ подвергался. Подробнее об отличиях вялотекущей шизофрении от шизоидной психопатии Вы можете прочесть в статье «Отличия вялотекущей шизофрении». Таким образом, уже НЕ вызывает сомнений, что этиология описанного Максимом симптома носит эндогенный и, разумеется, процессуальный характер (подробнее об этих двух терминах я напишу в статье «Психиатрическая диагностика. Часть 2») и является в данном случае ничем иным, как деперсонализацией при шизотипическом расстройстве; Ю.Л.).

Я: Это здорово :). А с мамой часто ссоритесь?

Максим: Да.

Я: Почему?

Максим: Она говорит, что я не по статусу с ней говорю. Она меня, честно говоря, сильно стала раздражать своим видом, речью. (Также весьма характерный признак – нарушение общения с близкими людьми – родителями, родственниками. Они как-то вдруг, очень резко и безо всякого на то основания, т.е. буквально ни с того, ни с сего, начинают раздражать людей с любыми формами шизофрении; Ю.Л.).

Я: После какого времени? С января 2015?

Максим: Если это важно, то с того года.

Я: Да, важно. С сентября 2014?

Максим: Да.

Я: Т.е. в тот период времени, когда у Вас появилось плохое предчувствие, и Вы начали съезжать на тройки?

Максим: Да. А это связано?)

Я: Понятно. Возможно, связано. Пока я еще не всю картину полностью составил. (Да нет, картину-то я составил уже полную. Однако сейчас начинается, пожалуй, самый сложный этап работы – как бы донести до человека, что ему необходимо обратиться за помощью к психиатрам и как бы поставить в известность его родственников о том, что их близкий человек достаточно серьезно болен и нуждается в квалифицированной помощи соответствующих специалистов; Ю.Л.). Максим, а можно такой вопрос: по какой причине Вы обратились за помощью (в частности, ко мне) спустя примерно 8 месяцев после появления тревоги? Или до меня уже к каким-то специалистам обращались? (Психологи, невропатологи, психиатры, психотерапевты)?

Максим: Ни к каким специалистам я не обращался, да и вам (без обид на меня) не сразу написал. Я просто УМА НЕ ПРИЛОЖУ, что это и от чего это.

Я: Конечно, без обид. Вы думали, что это само пройдет?

Максим: Ну, я как бы хотел избавиться. Но и смирился. (Господа Невротики, а Вы с Таким симптомом сможете смириться? 🙂 Судя по тому, сколько Вы мне пишете об этом и сколько времени рассказываете о «своих психических болячках» и желании от них избавиться – то явно НЕТ :). И для Вас, кстати говоря, такое поведение служит как раз-таки ПОКАЗАТЕЛЕМ ВАШЕГО ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ; Ю.Л.).

Я: Но, в принципе, Вы могли и можете с этим ощущением мириться? Как бы свыклись с ним?

Максим: В большей степени да, хоть было и остро в первые два месяца.

Я: Понятно. Скажите, а вот в детстве, в раннем возрасте (лет до 7) и где-то с 12 до 14 лет — ничего такого не было? никаких предчувствий плохих, других разных симптомов по типу деперсонализации? Не было слабостей сильных, усталости, разбитости?

Максим: Деп-ции нет. А детстве был подвижным мальчиком. (Преморбид более раннего, нежели подростковый, периода Ничего НЕ выявил. Как правило, такой преморбид, начиная буквально с первых (4-5) лет жизни ребенка, очень явно просматривается именно при ядерной форме параноидной шизофрении. При вялотекущих же ее формах все начинается с периода пубертата (полового созревания); Ю.Л.).

Я: Понятно. Максим, а вот Вы писали, что мысль посетила Вашу голову (когда дала Вам понять, что Вы смотрите на мир, как через камеру). Как часто такие мысли сами посещают Вашу голову? Их, как будто, кто-то вкладывает туда? Или как они возникают?

Максим: Ой.

Я: Или их Вам посылает кто-то?

Максим: Ну не знаю. Они идут своим ходом, а я своим, особо не вникаю, по правде. (Господа невротики, а у Вас мысли своих ходом, т.е. отдельно от Вас, идут или нет? :). В данном случае Максим вновь описывает явления ментизма; Ю.Л.).

Я: У Вас, как я понял, есть обычные мысли, а есть необычные?

Максим: Это как понять?

Я: Вы написали, что та мысль была какой-то необычной — поэтому я и уточнил. – Мысль, как будто, сама появилась.

Максим: Бывает. Возникают мысли. Например, у меня была крикливая знакомая, и иногда ее речь как бы сама струится в голове. (Уважаемые Читатели, я думаю, что и для Вас уже также совершенно очевидным становится тот факт, что НИ ОДИН Невротик ТАК НЕ скажет; Ю.Л.).

Я: Даже когда она молчала?

Максим: Ну, что такого? Переутомление, наверное. (Уважаемые Читатели, Обратите внимание на эти слова Максима – он считает такое состояние, фактически, НОРМОЙ. Невротик бы уже был в ужасе от каких-либо навязчивостей, ошибочно считая их симптомами психического заболевания; Ю.Л.).

Я: Т.е. она молчала, а мысль струилась у Вас в голове, правильно я понял? Т.е. не мысль, а ее речь.

Максим: Ну, это было сейчас минут 20 назад.

Я: Во время нашего с Вами общения?

Максим: Да.

Я: А, т.е. мысленно на расстоянии? Правильно я понял? Ее же рядом с Вами не было сейчас?

Максим: Но меня мама сегодня на улицу выгнала в парк родственников встретить.

Я: Вы с нею сегодня общались, а после этого мысленно на расстоянии она как-то плохо на Вас влияла?

Максим: Та женщина. Нет, Юрий, правда. Просто, что неразборчивая речь ее. И в конце фразы, скотина, смеется. (Уважаемые Читатели, как Вы заметили, галлюцинаторно-параноидного синдрома Кандинского-Клерамбо с бредом воздействия, псевдогаллюцинациями и феноменами психического автоматизма, характерного для ядерной формы шизофрении, у Максима НЕТ; Ю.Л.).

Я: А, это когда Вы виделись с нею, было?

Максим: Это сегодня в парк вышел и устал, говорю же вам.

Я: Просто Вы написали, что 20 минут назад это было, когда мы с Вами общались.

Максим: Это было не когда виделся, а дома. Вот. Я один сейчас.

Я: Верно, Вы один, а 20 минут что было? Я не совсем понял?

Максим: Речь этой знакомой. Не понял содержания. И смех в конце фразы. Веселый такой)).

Я: А, просто в голове у Вас начала течь?

Максим: Да. Минут 10. (Ну, наконец-то мы друг друга поняли :); Ю.Л.).

Я: А, теперь я Вас понял :). Вы извините, просто иногда в переписке не сразу удается всё понять, как надо. Издержки профессии, так сказать. Максим, а осмотр плановый невропатолога Вы давно проходили? Я знаю, что при каждой медкомиссии в школе его обычно проходят? Или такого осмотра у Вас не было?

Максим: Был. Патологий не выявлено как помню. (Что и подтверждает сделанные мною раннее выводы о том, что Никакой патологии Органического типа, которая могла бы давать деперсонализационную симптоматику, у Максима выявлено НЕ было; Ю.Л.).

Я: А Вы ему на раздражительность не жаловались — что мама Вас своим поведением раздражает?

Максим: Нет. А зачем жаловаться?

Я: А давно этот осмотр был?

Максим: Тем более незнакомому. Ему оно надо? Осмотр был в феврале.

Я: Логично. Максим, у Вас это невротическое состояние достаточно давно. Поэтому необходимо будет вначале попринимать лекарства, которые назначит врач-психиатр. (Сейчас я делаю попытку плавно подвести своего клиента к тому, что ему все-таки необходимо обратиться к врачу. Сделать это необходимо, разумеется, для того, чтобы тот назначил моему клиенту соответствующее медикаментозное лечение малыми дозами нейролептиков; Ю.Л.). Иначе симптомы эти не уйдут — тут одной психологической помощи будет мало. И еще — я нахожу явную причинно-следственную связь между тем, что Вас раздражает Ваша мама и Вашим заболеванием. Вряд ли она послушает Вас. А вот меня — я думаю, что да. Поэтому мне очень важно с нею пообщаться. Но только не в переписке, а по скайпу. Вы сможете это нам устроить? Вы не волнуйтесь — это будет бесплатно. (А вот здесь мне приходится уже откровенно врать. Разумеется, основной моей целью было поставить в известность мать своего клиента, рассказав ей о том, что у него, предположительно (Уважаемые Коллеги, будем помнить, что окончательный диагноз ставит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ВРАЧ-ПСИХИАТР или НЕВРОПАТЛОГ, а мы лишь проводим соответствующую диагностику и можем лишь ПРЕДПОЛАГАТЬ наличие того или иного заболевания), наблюдается шизотипическое расстройство, ведущей симптоматикой которого является Деперсонализация. Что ей необходимо понимать всю серьезность данного заболевания и обратиться с сыном к соответствующему специалисту; Ю.Л.).

Максим: Неее.

Я: Почему? Я смогу тогда Вам помочь. Она поменяет к Вам свое отношение и поведение.

Максим: Меня как-то это не волнует. У меня есть своя комната. И все.

Я: Но Вас же волнует Ваше состояние? Вы же хотите, чтобы оно прошло? Иначе Вы бы не стали обращаться ко мне за консультацией, верно?

Максим: Хотел узнать причину. (Господа Невротики, когда с подобной симптоматикой обращаетесь ко мне именно Вы – Вы же из меня всю душу на консультации вытрясти норовите, только чтобы я наверняка избавил Вас от этого состояния :). Т.е., кроме шуток, Вы Очень Переживаете по этому поводу и во что бы то ни стало от этого состояния хотите избавиться, тогда как из ответа Максима становится совершенно очевидным тот факт, что беспокоит его данная симптоматика, мягко говоря, не особо, что он вполне может с нею жить и даже уже к ней привык; Ю.Л.).

Я: Только причину? И все?

Максим: Да.

Я: Просто Вам можно помочь это снять, чтобы это состояние исчезло.

Максим: А я чем то болен? (Блестящая фраза. Товарищи Невротики, а теперь вспомните Себя! Вы же у себя Миллион несуществующих болячек найдете, вплоть до олигофрении или старческого слабоумия, возникшего у Вас, вопреки всем законам психиатрии, почему-то лет в 19-20 :). А вот люди с различными формами шизофрении, в подавляющем большинстве случаев больными себя, как правило, НЕ считают, а если и находят у себя какие-либо расстройства или заболевания, то дальше невротического регистра последние НЕ заходят; Ю.Л.).

Я: Ну, это невротическое расстройство. Невроз называется. Разумеется, не смертельно, ничего серьезного, это НЕ психическое заболевание — Вы психически здоровый человек. Вам за это бояться нечего. Но расстройство это сопровождается такой симптоматикой, как у Вас. И снять это вполне реально. Просто надо действовать по 2 направлениям — 1) небольшая медикаментозная терапия, т.к. расстройство давнее; 2) психологическая помощь — причина здесь в отношениях с мамой. Поэтому я и написал, что если бы пообщаться мне с нею — то всё было бы в порядке. (И вновь мне приходится врать с единственной целью – чтобы поставить в известность мать Максима, и чтобы мой клиент все-таки обратился к врачам; Ю.Л.).

Максим: Интересно. Мама меня не волнует ведь.

Я: Максим, Вы, конечно, можете мне не верить, но это точно так. Невроз имеет причинно-следственную связь. Здесь она видна невооруженным взглядом.

Максим: Да. Вы все-таки лучше знаете. Так как это ваша профессия как-никак.

Я: Да, это точно. У Вас есть скайп на телефоне?

Максим: Да.

Я: Там есть микрофон, камера?

Максим: Есть.

Я: Ок. Скажите тогда маме, что с ней хочет поговорить психолог. Что это очень важно. Что это бесплатно и времени много не займет.

Максим: Да не. Я стараюсь не делиться своими переживаниями. А тут сразу ПСИХОЛОГ.

Я: Максим, я Вам даю слово, что я ВООБЩЕ НИЧЕГО из того, о чем мы с Вами переписывались, ей говорить НЕ буду. Т.е. конфиденциальность — полная, НИКАКОГО разглашения информации НЕ будет. Это я Вам даю 100% гарантию. Психолог — это же НЕ психиатр. Тем более, чего Вам бояться? Все в Вашем возрасте имеют свои душевные переживания, это НОРМАЛЬНО. И психически Вы здоровы.

Максим: Юрий, вы что-то нехорошее хотите. (Да нет, хотел-то я как раз самого, что ни на есть, хорошего. Однако люди, как с ядерной, так и с вялотекущей формой шизофрении крайне неохотно и чрезвычайно редко делятся своими внутренними душевными переживаниями со своими родными и близкими людьми, и НЕ хотят, чтобы те об этом знали. Также они, как правило, наотрез отказывают мне в просьбах пообщаться с их родными, очевидно думая, что я хочу сделать им что-то плохое. Хотя бывает и наоборот – когда некоторые клиенты с подобными расстройствами иногда САМИ ПРОСЯТ И ДАЖЕ УМОЛЯЮТ МЕНЯ пообщаться с их родителями и сказать им, чтобы они вели себя в отношениях с ними по-другому; Ю.Л.).

Я: У Вас же с головой Все в порядке. Максим, я Вам помочь хочу. Почему нехорошее?

Максим: Это чувствуется.

Я: Хорошо, допустим. Что именно нехорошее я хочу Вам сделать?

Максим: Вы, видимо, ей хотите посоветовать меня в больницу скинуть. Как балласт. (Нет, в больницу людей с шизотипическим расстройством класть и БЕССМЫСЛЕННО, и БЕСПОЛЕЗНО – они, в отличие от пациентов с ядерной формой шизофрении, в стационарном лечении НЕ нуждаются, поскольку явной психотической симптоматики (которую следовало бы купировать в стенах стационара) у них нет (нет ни бреда, ни голосов в голове, ни других симптомов психотического регистра нарушений). Лечение они могут проходить либо амбулаторно, либо вообще в домашних условиях; Ю.Л.).

Я: Максим, у Вас, конечно, богатое воображение. При чем тут больница? Вы не читали никакого материала про неврозы (невротические расстройства)?

Максим: И какого его содержание?

Я: Я так понял, что про больницу Вы решили потому, что я написал слово психиатр и медикаментозное лечение?

Максим: Что это обратимые псих. расстройства и т.д.?

Я: Да, верно. И что в ряде случаев, особенно при давнишней форме необходимо применение лекарств для их устранения. Это написано в любом источнике — неважно, книга, сайт. Здесь же речь идет о ЛЕКАРСТВАХ, как лечении, а НЕ о больнице! Вас в нее НИКТО класть НЕ будет. Насильно НЕ имеют право. (Действительно, даже с людей с ядерной формой шизофрении, но БЕЗ приступов психоза (во время которых больной может представлять опасность как для себя, так и для других людей), насильно такого пациента класть в больницу НИКТО права НЕ имеет; Ю.Л.).

Максим: Я имею правильное представление о психиатрах и остальных двух товарищей-коллег.

Я: Ну, обычно врач-психиатр ассоциируется с тем, что если к нему попадают — то это уже точно психи, что всех там насильно лечат и сразу запихивают на всю жизнь в психушку. (К сожалению, такое неправильное мнение относительно психиатров действительно достаточно распространено на территории стран бывшего Советского Союза; Ю.Л.).

Максим: Нет. Это еще у советских граждан осталось.

Я: Да :).

Максим: Там и моего прадеда лечили. Только у него, к сожалению, и вправду были проблемы. (В современных исследованиях было выявлено, что в 45-50% случаев шизофрения любой формы передается генетически. Очевидно, что у дедушки Максима также было подобное заболевание; Ю.Л.).

Я: Ну, тогда вообще была карательная психиатрия сильно развита. Тогда всех клали и всех «лечили». Неважно, здоровый, больной — донос был — и в психушку на принуд. лечение.

Максим: Да-да. Нет, но вы скажите, это нормально застрелить свою жену из-за подозрений в ревности? (Конечно, НЕ нормально; Ю.Л.). Видимо, не долечили дедушку.

Я: Максим, я НЕ знаю точно ситуацию. Что именно там было. Поэтому я НЕ могу говорить о том, что и как было с Вашим дедушкой. Преступления люди совершают по 1000 причинам. (Данной фразой мне хотелось как-то успокоить Максима, сделать так, чтобы он НЕ думал, что единственной моей целью было отправить его в псих. больницу; Ю.Л.).

Максим: Возможно, это было на фоне «люблю выпить с друзьями по вечерам» изо дня в день.

Я: Очень возможно. Сколько ему лет было, когда это случилось?

Максим: 25.

Я: Молодой еще. (До получения данной информации, можно было бы предположить, что свою жену дедушка Максима застрелил по причине алкоголизма (например, во время алкогольного психоза), однако очевидно, что в двадцать пять лет алкоголизма, как такового, у человека еще толком быть НЕ может – максимум – это начало второй стадии, во время которой человек все-таки достаточно хорошо контролирует свое поведение; Ю.Л.). И его после этого положили в больницу?

Максим: Нет. До этого клали. А в тот день он застрелил себя. И ее. Сначала ее.

Я: Мда, тяжелая трагедия… Теперь мне понятно, почему у Вас такие ассоциации с больницей, врачами.

Максим: Я и маму оттуда забирал как-то в 14.

Я: А ее по какой причине туда клали?

Максим: Депрессия. (Уважаемые Читатели, обратите внимание, что во всей семье Максима, как минимум несколько человек в разных поколениях имели те или иные психические расстройства или явные отклонения от нормы. Не вызывает сомнения, что если маму Максима лечили именно от депрессии, то последняя явно носила, как минимум, среднюю или даже тяжелую форму – в противном случае медикаментозное лечение совершенно НЕ требовало бы от мамы пребывания в стационаре психиатрической клиники; Ю.Л.).

Я: Ее вылечили?

Максим. Да. Сейчас бегает. Как овчарка без намордника.

Я: Понятно. В каком возрасте ее положили? И сколько она там была?

Максим: Месяц, полтора, может. В 35.

Я: До этого она никогда не лежала?

Максим: Нет. Знаете, я не выдумаю печальную историю семьи.

Я: Я это понимаю.

Максим: Но со мной она говорит нормально.

Я: А чего она не должна с Вами нормально говорить?

Максим: Ну, вы подумали, наверное, что у нас война?

Я: Нет, война — это чересчур :). Просто тут вопрос в том, как это всё воспринимает Ваше Бессознательное. Ведь, как правило, внутренний или межличностный конфликт, приведший к неврозу — он личностью НЕ осознается. Отсюда и проблемы — вроде бы, на ровном месте взялись симптомы, но они есть. Просто понимаете как, Вы же, скорее всего, не очень хотите с мамой жить, верно?

Максим: Но у меня нет с ней конфликтов постоянных.

Я: А тут постоянные и НЕ нужны. (И вновь я пытаюсь убедить своего клиента в том, что у него всего лишь «невроз» и что ему необходимо обратиться к врачу. Во второй части статьи о деперсонализации при шизотипическом расстройстве Вы сможете прочесть о том, удалось ли мне достичь нужного результата или нет; Ю.Л.).

Максим: И вообще их нет.

Я: Постоянные — это уже таки да, реально война.

Максим: Т.к. я, слава богу, в комнате.

Я: Ну т.е. Вы прячетесь от нее, от общения с нею.

Максим: Да нет. Знаете, Вы ведь тоже любите в комнате сидеть?

Я: Ну, как сказать, люблю — для меня это — по большей части – все-таки, работа :).

Максим: Один вы?

Я: Нет, живу с женой.

Максим: И ВЫ НЕ УСТАЕТЕ?!!??

Я: От жены или от работы, или от сидения дома?

Максим: От жены и работы.

Я: Нет, жена дарит мне приятные эмоции. От работы тоже — главное, чтобы без перебора. Без трудоголизма.

Максим: Вы, наверное, интересный человек. Я вот три месяца из дому не выхожу и мне хорошо:). (Господа Невротики, а Вы можете по три месяца НЕ выходить из дома? Да Вы «с ума сходить будете» от такой жизни :); Ю.Л.). А вы еще с женой и работой. Без обид.

Я: 🙂 Ну, что поделать. До этого, как и Вы — жил с родителями 27 с лишним лет. Только некоторое время назад переехал в свою квартиру. Поэтому я знаю, что такое жить с мамой, и сидеть в комнате. И конфликты у нас с нею тоже были. У нее свои взгляды на жизнь, у меня свои.

Максим: Знаете, Юрий, я не маньяк, но перед тем, как написать вам, неделю на страницу заходил:).

Я: Ко мне? 🙂

Максим: Для меня самого стало непонятным шагом обратиться к врачу. Да, к вам.

Я: Я не врач. У меня нет врачебного образования — я психолог. Вообще это нормально — зайти, посмотреть, как живет страничка человека, что он публикует на ней. Для меня соц. сети — это работа — поэтому публикую там в 90% рабочую информацию. Какой-то особо Личной стараюсь не публиковать. Я не врач, поэтому, кстати, и посоветовал Вам подойти именно к врачу за лекарством. Иначе был бы сам врачом — то думаю, написал бы Вам, что попринимать.

Максим: Юрий, я сейчас хочу спросить у вас кое-что, и это правда.

Я: Хорошо, спрашивайте.

Максим: Я не пытаюсь казаться чудачком. Но почему-то странно было то, что вы хотели с кем то пообщаться. С мамой, например. Ну, пообщались бы вы. И что?

Я: Ну так ведь невротический конфликт-то у Вас — МЕЖличностный. А как его устранить можно, не пообщавшись с другим человеком? Просто если бы, допустим, Вы могли от мамы съехать — то сделали бы это без проблем, и тогда мне не надо было бы с нею говорить. Съехали бы — и, после приема лекарств, уже через какое-то время почувствовали бы себя на порядок лучше — симптомы невроза бы ушли.

Максим: Я уезжал к бабушке как-то на месяц.

Я: Это уже после деперсонализации?

Максим: При.

Я: Ну, т.е. во время нее?

Максим: Да.

Я: И как?

Максим: Никак. (Разумеется, в данном случае НИКАКАЯ смена места, работы, учебы, коллектива, климата и т.д. НЕ смогла бы Максиму помочь вылечить симптомы его шизотипического расстройства; Ю.Л.).

Я: Ну, таблеток, я так понял, Вы НЕ принимали?

Максим: Нет.

Я: И тем более, Вы же понимали, что потом все равно вернетесь, и всё продолжится также. Вы уезжали потому, что от мамы отдохнуть хотели? Обстановку сменить?

Максим: Нет. Вы не так поняли. Я постоянно ориентирован на свои внутренние ощущения.

Я: Да, я понимаю, что Вы – интроверт.

Максим: Мне не нужно общаться с мамой, бабушкой. Да. (Да нет, пусть и в меньшей степени, нежели экстраверты, но в Норме интроверты также нуждаются в общении с другими людьми; Ю.Л.).

Я: Верно, Вам делать этого не нужно, Вы можете обходиться долго без этого общения.

Максим: Да. А что бы вы сказали маме?

Я: Чтобы она была помягче с Вами, научилась нормально психологически грамотно общаться, чтобы научилась Вас понимать и поддерживать, заботиться о Вас.

Максим: Мне одному хорошо. Спасибо).

Я: Значит, тогда, чтобы не лезла к Вам в душу. Кстати, она, что, грозилась Вас в психушку сдать?

Максим: Нет.

Я: Просто Вы тогда написали мне — что я хочу с нею поговорить, и она Вас в психушку скинет.

Максим: Ничего такого она мне в жизни не говорила. Она гиперопекающая.

Я: Такой тип воспитания может излишне раздражать, особенно интроверта, которому это НЕ нужно.

Максим: А в последние года три нормальна. Исправилась).

Я: Вы, наверное, ей об этом уже не раз говорили. Но она, наверное, все продолжает делать по-своему?

Максим: Нет.

Я: Ну, Вы писали, что она Вас раздражает.

Максим: Говорит, что как хочу, пусть так и делаю.

Я: Т.е. сейчас она Вас уже НЕ раздражает?

Максим: Нет.

Я: Уже вообще к Вам НЕ лезет и НЕ раздражает?

Максим: Да. Сейчас да.

Я: Это хорошо :). Тогда я думаю, что действительно, говорить мне с ней, ну, по крайней мере, сейчас — НЕ нужно. Вы написали, что симптомы Ваши начали стухать последние пару месяцев?

Максим: И не проходят. Да. Сейчас текут хронически.

Я: Но они стали Слабее, как я понял?

Максим: Да.

Я: Ну вот Вам и опять причинно-следственная связь между отношением с мамой и симптоматикой.

Максим: Юрий, но я чувствую себя изменившимся сейчас. Не таким как был до этого. От чего это? Невроз?

Уважаемые Читатели, на этом на сегодня всё. Продолжение статьи о деперсонализации при шизотипическом расстройстве Вы можете прочесть в статье «Вялотекущая шизофрения с деперсонализацией».

2 комментария: Деперсонализация при шизотипическом расстройстве (вялотекущей форме шизофрении (F21)). Интервью с Максимом. Часть 1

  1. Кристина говорит:

    Здравствуйте! С какой целью вы, убеждаете пациента что, у него просто невроз?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.