Идеи принципа сперматозоида в работах Сенеки. Часть 2.2: Афоризмы, цитаты, мысли и высказывания Луция Аннея Сенеки младшего


Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В этой статье речь пойдет об афоризмах Луция Аннея Сенеки. Материал был взять из книг Михаила Ефимовича Литвака «Принцип Сперматозоида», «Из ада в рай», «Религия и прикладная философия».

Уважаемые Читатели, если Вы на моем сайте впервые и не можете найти какой-либо материал или, перед тем, как начать читать, хотите вкратце ознакомиться с содержанием какой-либо статьи, рекомендую Вам перейти в Общий Навигатор, отображающий Краткое Содержание ВСЕХ Полностью Готовых Статей из ВСЕХ Рубрик и Ссылки на них, либо в Навигатор по Статьям Рубрики «Принцип Сперматозоида». По мере выхода нового материала Общий Навигатор и Навигатор Данной рубрики регулярно будут Дополняться.

Если статья окажется для Вас интересной или полезной, Вы можете помочь проекту, поделившись данной ссылкой, т.е. распространив ее через социальные сети или любые другие интернет-ресурсы.

А сейчас передаю слово Михаилу Ефимовичу:

«Вот и получается, что счастливыми могут быть только философы не по диплому, а по духу. Христос говорил: «Заботься о своей душе, а остальное приложится». Он не хотел, чтобы мы плохо жили, он указал на путь – постоянное совершенство духа.
На практике это означает стать профессионалом. Ведь мнение профессионала истинное. (На мой взгляд, главное, чтобы такое «совершенство духа» не вредило здоровью. Ведь, как известно, любая идея, возведенная в абсолют, превращается в маразм. К сожалению, нечто подобное я наблюдаю и у многих последователей системы Михаила Литвака: у них личностный рост и развитие превращаются в трудоголизм. В своих наблюдениях я опираюсь на записи в блогах на его сайте и форуме (ко мне такие клиенты обращаются достаточно редко). Как правило, среди записей доминируют сообщения следующего содержания: «У меня два состояния – работаю и болею: читаю море литературы по своей специальности, изучаю психологию управления и общения, логику, риторику – одним словом, ни секунды простоя – весь в личностном росте, а организму лучше не становится. Наоборот, появились слабость и утомляемость, усилились головные боли, нарушились сон и аппетит – стало еще хуже, чем было ДО личностного роста». На мой взгляд, это происходит вследствие того, что в системе Михаила Ефимовича основной акцент делается на работу (самосовершенствование) в УЩЕРБ отдыху, которому, с моей точки зрения, уделяется чрезвычайно мало внимания. Но без полноценного отдыха об улучшении самочувствия и приобретении здоровья и речи быть не может.
Такую расстановку приоритетов в системе Литвака наиболее полно отражают следующие афоризмы: «Человек Должен ПОСТОЯННО себя развивать» и «Мы ДОЛЖНЫ Расти и Развиваться и нам НЕЛЬЗЯ тормозить это Развитие». Согласиться с ними я не могу. На мой взгляд, следование этим афоризмам ведет к трудоголизму (сценарию трудоголика, – во время отдыха такой человек чувствует себя отвратительно, так как боится остаться один на один с собой и своими внутриличностными проблемами, поэтому и сбегает от них, с головой уходя в работу).
На мой взгляд, приведенные выше афоризмы следует исправить на: «Человек должен ХОТЕТЬ постоянно себя развивать» и «Мы Должны ХОТЕТЬ Расти и Развиваться и только тогда, когда мы ХОТИМ, нам Нельзя тормозить это Развитие». Т.к. если НЕ ХОЧЕТСЯ (надоело, устал, нет желания или сил), но ДОЛЖЕН – то это Прямое НАСИЛИЕ над собой и своим организмом. И не приведет оно ни к чему, кроме как к неврозу и/или психосоматическим заболеваниям. – На мой взгляд, чего нам действительно НЕЛЬЗЯ делать – так это плевать на желания и потребности своего организма, своего Внутреннего Естественного Ребенка (по трансактному анализу). Иначе расплата будет суровой, а последствия – необратимыми. Не должен личностный рост вредить здоровью. Иначе, какой же это тогда «Личностный Рост»?! Дорастать нужно до Здоровья, а не до Болезни. Да, Уважаемые Читатели, личностный рост, на мой взгляд, ОБЯЗАН способствовать УКРЕПЛЕНИЮ и ВОССТАНОВЛЕНИЮ Здоровья, но никак Не подрывать силы организма; Ю.Л.).

«Философия выковывает и закаляет душу, подчиняет жизнь порядку, управляет поступками, указывает, что сделать и от чего воздержаться, сидит у руля и направляет среди пучин путь гонимых волнами. Без нее нет бесстрашия и уверенности. Если есть в философии что-то хорошее, так это то, что она не смотрит в родословную. Благородство духа доступно всем. Для этого мы достаточно родовиты… Менять надо не тело, а душу! Пусть бы ты уехал за широкие моря – за тобою везде, куда бы ты ни приехал, последуют твои пороки». То же самое ответил на чей-то вопрос Сократ: «Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если повсюду ты таскаешь самого себя». Сколько ни разъезжай, все пропадет впустую. От себя не убежишь! Надо сбросить с души ее груз, а до того тебе ни одно место не понравится».
(Но менять (улучшать) душу можно и через изменение (улучшение) тела. На этом построены все практики телесно-ориентированной психотерапии Вильгельма Райха и его последователей (Перлз, Лоуэн и другие). Сюда же, на мой взгляд, смело можно отнести такие восточные философские системы, учения, практики и боевые единоборства, как йога, тай цзы цюань, айкидо и другие (разумеется, без жесткой их привязки к позициям современной психотерапии). На мой взгляд, все они достаточно эффективны; Ю.Л.).

Сенека утверждает, что надо жить в соответствии с законами природы: «Если ты в жизни сообразуешься с природой, то никогда не будешь беден, а если с людским мнением, то никогда не будешь богат. Природа желает малого, людское мнение бесконечно многого. Излишества лишь научат тебя желать еще большего. Естественные желания имеют предел, порожденные ложным мнением – не знают на чем остановиться, ибо все ложное не имеет границ».
Как перекликается это положение с мнением К. Хорни о том, что у невротика формируется «идеальное Я», долженствования и требования которого не знают границ!
(Также здесь прослеживается призыв прислушиваться к голосу своего тела (организма) и своих истинных потребностей, а не к чужому мнению – как бы ты ни старался, ему все равно Никогда НЕ угодишь; Ю.Л.).

И еще: «Неужели природа, дав нам такое небольшое тело, наделила нас ненасытной утробой так, что мы побеждаем алчностью самых огромных и прожорливых зверей? Ничуть нет! Природа довольствуется малым! Много ли воздается природе? Нам дорого обходится не наш голод, а наше тщеславие. Тех… кто подчиняется желудку, мы должны причислить не к людям, а к животным, а некоторых даже не к животным, но к мертвецам. Жив тот, кто многим приносит пользу, жив тот, кто сам себе полезен».
(На эту тему мне вспоминается фраза Аристотеля, которую он произнес на заданный ему вопрос: «Чем ты отличаешься от большинства людей?» – «Они живут для того, чтобы есть, я же ем для того, чтобы жить», – ответил философ; Ю.Л.).
Для одного моего пациента эти слова послужили началом инсайта.
Вот его письменный отчет.
«Когда я услышал эти слова Сенеки, то вдруг понял, что даже когда ем в одиночестве, как бы хочу доказать другим, что я не хуже их. Я перестал гоняться за деликатесами, меньше ходить на вечеринки, больше заниматься собой, совершенствоваться в своей специальности. Расходы на еду заметно уменьшились, я даже похудел, на что уже перестал надеяться. Квалификация моя росла, другим я стал приносить больше пользы, да и доходы возросли».

А вот отрывок, в котором предвосхищены идеи «сценарного анализа» Э. Берна (1977).
«И теперь ты желаешь того же, что желала тебе кормилица или дядька, или мать? Да, мольбы близких для нас – все равно, что мольбы врагов: ведь мы выросли среди родительских проклятий. Пусть боги услышат и нашу бескорыстную просьбу за себя».

Сенека призывает заниматься собой. «Есть благо и в нем же источник и залог блаженной жизни: полагаться на себя. Если я хочу позабавиться чьей-нибудь глупостью, то искать мне далеко не надо: я смеюсь над собой. Наша беда не приходит извне: она в нас, в самой нашей утробе. И закоренелые пороки для меня не безнадежны. Нет ничего, над чем не взяла бы верх упорная работа».
Сенека вместе с другими философами древности полагал, что самое важное достижение – это стать самому себе другом. Эти идеи прослеживаются у Фромма в его работе «Человек для себя». В книге «Я: Алгоритм удачи» я пытался обосновать тезис: «Если человек правильно (т.е. с учетом своей природы) живет для себя, то и другим становится лучше».
(Кстати, находясь в обществе, иронизировать над собой (в отличие от иронизирования над другими) и выгодно, и безопасно: если Вы себя ругаете, то Ваши собеседники, волей неволей, исходя из сути принципа сперматозоида, начинают искать в Вашем характере положительные черты, и даже хвалить Вас. Но и с иронизированием над собой перебарщивать не следует (все хорошо в меру). И самое главное – не стоит превращать его в самообвинения и самобичевания («какой я плохо, все не так делаю»); Ю.Л.).

«Знать свой изъян – первый шаг к здоровью», – цитирует Эпикура Сенека и добавляет: «Сперва следует изобличить себя, потом исправиться… Поэтому сколько можешь, сам выводи себя на чистую воду, ищи против себя улик. Сначала выступи обвинителем, потом – судьей и только под конец – ходатаем».
Сравни это высказывание с положением К. Хорни, которая считала одной из основных задач психотерапевта – познакомить пациента со странным незнакомцем – самим собой. И ведь основной задачей всех психоаналитических методов лечения является разрушение форм психологических защит и уничтожение болезненных комплексов, которые эти защиты прикрывают. Сенека здесь призывает стремиться к истине, напрямую, без сложных психотерапевтических процедур. (Т.е. регулярно заниматься самоанализом; Ю.Л.).

Особенно Сенека призывает развивать разум, ибо «нет мирного покоя, кроме того, что даруется нам разумом… Радость удел лишь одних мудрецов: ведь она есть некоторая приподнятость души, верящей в собственные и подлинные блага. (Сейчас вы уже знаете почему. Эффективное мышление сопровождается выделением в кровь эндорфинов; М.Л.).
Для глупости нигде нет покоя: сверху и снизу ее подстерегает страх, все, что справа и слева, повергает ее в трепет, опасности гонятся за ней и мчатся ей навстречу; все ей ужасно, она ни к чему не готова и пугается даже подмоги. А мудрец защищен от набега вниманием: пусть нападают на него хоть бедность, хоть горе, хоть бесславье, хоть боль – он не отступит, но смело пойдет им навстречу, пройдет сквозь их строй.
(Блестящий призыв (афоризм Луция Аннея Сенеки стойко переносить все невзгоды; Ю.Л.).
Глупость держит нас так упорно, во-первых, потому, что мы даем отпор ей робко и не пробираемся изо всех сил к здоровью; во-вторых, мы мало верим найденному мудрыми мужами. Никто из нас не погрузился в глубину…
(Сенека справедливо полагает, что лишь тот, кто погрузится в глубину (а не будет знать всё по верхам), сможет обрести вначале мудрость, затем – здоровье и, наконец, счастье; Ю.Л.).
А больше всего нам мешает то, что мы слишком скоро начинаем нравиться самим себе. Стоит нам найти таких, кто назовет нас людьми добра, разумными и праведными, – и мы соглашаемся с ними. Нам мало умеренных похвал: мы принимаем все как должное, что приписывает нам бесстыдная лесть…»

(В годы застоя наши зарубежные партнеры безудержно расхваливали социалистический образ жизни, добиваясь выгодных для них условий сделок. Вообще, у меня есть материал для написания брошюры о лести и как ей противостоять; М.Л.).

«Я научу тебя, как узнать, что ты еще не стал мудрым. Мудрец полон радости, весел и непоколебимо безмятежен: он живет наравне с богами. Если ты не бываешь печален, если никакая надежда не будоражит твою душу ожиданием будущего, если днем и ночью состояние твоего духа, бодрого и довольного собою, одинаково и неизменно, значит, ты достиг высшего блага, доступного человеку. Но если ты отовсюду пытаешься получить всяческие удовольствия, то знай, что тебе так же далеко до мудрости, как до радости. Ты мечтаешь достичь их, но заблуждаешься, надеясь прийти к ним через богатство, через почести, словом, ища радости среди сплошных тревог. Радость – цель для всех, но где отыскать великую и непреходящую радость, люди не знают. Один ищет ее в пирушках, другой – в честолюбии, третий – в любовницах, тот в свободных науках и словесности, ничего не исцеляющей. Всех их разочаровывают обманчивые и недолгие услады. Так пойми же, что дается мудростью: неизменная радость. Значит, есть ради чего стремиться к мудрости, ведь мудрец без радости не бывает. Любители роскоши каждую ночь – как будто она последняя – проводят в мнимых радостях. А та радость, что дается богам и соперникам богов (мудрецам), не иссякает. Она бы иссякла, будь она заемной, но, не будучи чужим подарком, она не подвластна и чужому произволу. Что не дано фортуной, то ей не отнять».
Что можно к этому еще добавить? Да ничего! Разве только рекомендовать прочитать этот отрывок еще раз, а лучше 10-20. Когда дойдет до осознания, тогда сразу начнешь изучать логику. С ее освоением мудрость легче дается. А как следствие, придет неизменная радость! (На мой взгляд, точнее было бы сказать «часто будет посещать радость». Ведь, как ни крути, а НЕИЗМЕННУЮ радость можно наблюдать ТОЛЬКО у психически больных, например, маниакально-депрессивным психозом (по новой классификации (DSM-V) – биполярным расстройством (123)), причем ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в гипоманиакальной стадии данного заболевания. И тем более невозможно говорить о Неизменной Радости потому, что последняя – эмоция хотя и сильная, но достаточно кратковременная; Ю.Л.).

Вот еще некоторые мысли, созвучные идеям экзистенциального анализа и логотерапии, помогающие при лечении депрессивного невроза, возникшего после потери близких людей.
«Пусть при утрате друга глаза не будут сухими и не струят потоков: можно прослезиться – плакать нельзя». (Если очень хочется – то можно, и, как мне кажется, – даже нужно. Зачем при возникновении состояния острого горя (в связи с потерей дорогого, близкого человека) подавлять и загонять вглубь нахлынувшие чувства? Ведь в конечном итоге, это только повредит здоровью, – неотреагированные эмоции «застрянут» в нашем теле и, когда их накопится достаточно много, НЕИЗБЕЖНО приведут к болезни. Кстати, мне известны случаи, когда неотреагированные эмоции при переживании острого горя, приводили даже к Психозу!; Ю.Л.).

«Мы ищем в слезах доказательства нашей тоски и не подчиняемся скорби, а выставляем ее напоказ. Никто не печалится сам для себя! И в скорби есть доля тщеславия! «Так что же, – спросишь ты, – неужели я забуду друга?» – Недолгую память обещаешь ты ему, если она минет вместе со скорбью! Скоро любой повод разгладит морщины у тебя на лбу и вызовет смех. Едва ты перестанешь следить за собой, как личина скорби спадет: ты сам сторожишь свое горе, но оно ускользает из-под стражи и иссякает тем раньше, чем оно было острее. Постарайся, чтобы память об утраченных нам была отрадна… Для меня думать об умерших друзьях отрадно и сладко. Когда я был с ними, я знал, что я их утрачу, когда я их утратил, я знаю, что они были со мной. Так будем наслаждаться обществом друзей – ведь неизвестно, долго ли оно нам будет доступно… Горше всех рыдает тот, кто не любит их [друзей], пока не утратит! Они потому и скорбят так безудержно, что боятся, как бы кто не усомнился в их любви, и ищут поздних доказательств своих чувств».
Удивительно тонкое наблюдение. Но Сенека ошибается, считая, что мы плачем для других. Скорбь об усопшем искренняя на уровне сознания, но часто на самом деле смерть близкого человека – просто удобный для неосознаваемых механизмов психологической защиты повод избавиться от эмоционального напряжения и одновременно оставаться пассивным. (Конечно, говоря о большинстве случаев, Литвак прав – здесь срабатывает механизм такой психологической защиты, как Вымещение (замещение, смещение – это синонимы), (подробнее данный механизм Михаил Литвак описывает ниже). Но не всегда это так. Иногда мы скорбим именно по потере близкого человека, Ничего при этом не замещая. Поэтому я считаю, что данное правило – это не догма, и в нем вполне могут быть исключения; Ю.Л.). И потом люди вообще на похоронах больше плачут о себе: «На кого ты нас оставил». В моей практике, за всю свою жизнь я только один раз слышал, как женщина оплакивает своего мужа. Вот как это было: «Я сильная женщина, я проживу. Но мне очень жалко его. Он так хотел жить и ушел таким молодым». (Видите, Уважаемые Читатели, она Скорбела, она Плакала, но НИЧЕГО не Вымещала; Ю.Л.).
Клинический пример.
Молодая женщина в течение нескольких лет ежедневно ходила на могилу мужа и горько рыдала. С мужем она прожила всего 10 дней. Выглядело это, конечно, очень красиво. Но анализ показал, что в дни замужества у нее возникло выраженное отвращение к интимным отношениям. Слезы и скорбь избавляли ее от необходимости устраивать личную жизнь, ибо неудачный опыт пугал ее.

Но вернемся к Сенеке.
«Если у нас есть еще друзья, то плохо мы к ним относимся и не ценим их, коль они не могут утешить нас, заменив одного погребенного; если же он был единственным нашим другом, то не фортуна перед нами виновата, а мы сами: она у нас отняла одного, а другого мы не добыли. И потом, кто не мог любить больше, чем одного, тот и одного не слишком любил. Ты схоронил того, кого любил, ищи, кого полюбить! Лучше добыть нового друга, чем плакать!
Если скорби не прекратит разум, то ей положит конец время; однако для разумного человека утомление скорбью – позорнейшее лекарство от скорби. (Верно. Слезами горю не поможешь. Поэтому, помимо отреагирования накопившихся эмоций, необходимо (включив наш Разум, или позицию Взрослого по трансактному анализу), переосмыслить ситуацию – отпустить ушедшего от нас: принять утрату как должное и научиться без него жить; Ю.Л.). Так что уж лучше сам оставь скорбь раньше, чем она тебя оставит, и поскорей перестань делать то, чего не сможешь делать долго. Предки установили для женщин один год скорби – не затем, чтобы они скорбели так долго, но чтобы не скорбели дольше; для мужчин нет законного срока, ибо всякий срок для них постыден.
Ничто не становится ненавистно так быстро, как горе; недавнее находит утешителя… застарелое вызывает насмешку. И не зря: ведь оно или притворно, или глупо… Что может случиться всякий день, может случиться и сегодня. Так будем же помнить о том, что скоро отправимся туда, куда отправились оплакиваемые нами. И, может быть, те, кого мы мним исчезнувшими, просто ушли вперед… Теряем мы не друзей, не детей, а их тела. Мудрого не удручает утрата детей или друзей: он с тем же спокойствием переносит их смерть, с каким ждет своей, и как своей смерти он не боится, так и о смерти близких не горюет… ибо жизнь, если нет мужества умереть, – это рабство. Ты боишься умереть? А разве сейчас живешь? Жизнь – как пьеса: не важно, длинна она или коротка, а то, хорошо ли она сыграна».
Прекрасные отрывки, актуальные для нашего времени и не нуждающиеся в комментариях!

Но Сенека подчеркивает, что и мудрец подвержен волнениям, он реагирует на события жизни, «но остается при своем убеждении, что все это – еще не зло, и здоровому духу ради этого поникать не пристало. Все, что нужно, он сделает смело и быстро. Свойство глупцов – делать всякое дело вяло и неохотно, посылать тело в один конец, душу – в другой и рваться во все стороны сразу. Глупость кичится тем, за что ее презирают; и даже то, чем она хвалится, делает неохотно. А если она боится какого-нибудь несчастья, то в ожидании его страдает так, словно оно уже пришло, а болезнь приносит ей все муки, которых она страшится. Слабый дух содрогается до того, как обрушатся несчастья: он предвосхищает их и падает раньше времени». (В итоге страдает вдвойне – и До того, как несчастье свершилось, и После; Ю.Л.).

Сенеку занимали проблемы здоровья. Все его идеи проникнуты жизнелюбием, оптимизмом и призывом к действию.
«В одном мы не вправе жаловаться на жизнь: она никого не держит. Не так плохо обстоят дела человеческие, если всякий несчастный несчастен через свой порок… Тебе нравится жизнь? Живи! Не нравится – можешь вернуться откуда пришел… Как распрямляется сжатое силой, так возвращается к началу то, что не движется вперед».
(Верно. Если долгое время не растешь – то постепенно деградируешь; Ю.Л.).
Больному так не скажешь, могут быть неприятности, но привести эту цитату Сенеки можно.

Сенека беспокоится прежде всего о здоровье духа. «Я скажу тебе, как распознать здорового: он доволен собой, доверяет себе, знает, что для блаженной жизни ничего не дают ни все молитвы смертных, ни те благодеяния, которые оказывают и которые забываются. Ведь все, к чему можно прибавить, несовершенно, от чего можно отнять, невечно; кому нужна вечная радость, пусть радуется только своему». (А по-другому радоваться и не получится, ведь источник радости и счастья находится Исключительно внутри самого человека; Ю.Л.).
Очень интересная мысль. К. Хорни также указывает, что человек может болеть неврозом, даже если у него нет симптомов.

Сенека дает и критерии выздоровления. «Между достигшим мудрости и идущим к ней разница та же, что между здоровым и оправляющимся от долгой и тяжелой болезни, у которого еще нет здоровья, а есть облегчение от недуга. Не будет внимателен, наступит ухудшение, и все начнется сначала. Телу дается здоровье на время, а душа излечивается навсегда».
Мысль, которая прослеживается во всех психоаналитических концепциях неврозов: только коррекция личности может служить критерием выздоровления. (Действительно, ТОЛЬКО при Здоровье Души, которое происходит после коррекции невротических черт характера, наступает Истинное Излечение от неврозов и телесных недугов. В противном случае, как верно подмечает Сенека, ухудшения неизбежны. – Наиболее наглядно это можно утверждать, исходя из лечения больных фобиями и неврозами навязчивых состояний. – Если они начинают успешно работать над собой (и работу после излечения Не Прекращают), то фобия или невроз со временем проходят и более НЕ появляются. Но если бросают – то те же невротические симптомы НЕИЗБЕЖНО появляются СНОВА с той лишь разницей, что одна фобия (или навязчивость) сменяется другой; или вместо невроза и фобий у человека неожиданно начинаются панические атаки. Как сказал психиатр Виктор Анатольевич Пахмурный: «Сейчас ни один невроз в чистом виде не встречается. Практически всегда присутствует какая-то смесь. Естественно, что при неустраненном патогенезе (причине заболевания; Ю.Л.), один невроз перетекает в другой»; Ю.Л.).

Следующий отрывок может служить образцом рациональной психотерапии. «Благое утешение становится целительным снадобьем; что поднимает дух, то помогает и телу. (Кстати, верно и обратное: что помогает телу, то поднимает и дух; Ю.Л.). Ничто не укрепляет больного и не помогает ему так, как любовь друзей, ничто так не прогоняет страх и ожидание смерти. Презирай смерть! Кто ушел от страха смерти, тому ничто не печалит душу.
Во всякой болезни тяжелы три вещи: страх смерти, боль в теле и отказ от наслаждений. Страх смерти не перед болезнью, а перед природой. Многим болезнь отсрочила смерть, а то, что они оказались умирающими, служило их спасению (не призвали в армию во время войны; М.Л.). Умрешь ты не потому, что хвораешь, а потому, что живешь. Та же участь ждет и выздоровевшего: исцелившись, ты ушел не от смерти, а от нездоровья. Боли тоже терпимы, потому что перемежаются. Никто не может страдать сильно и долго: любящая природа устроила все так, что сделала боль либо переносимой, либо краткой. Боль… став слишком резкой; переходит в умопомрачение и беспамятство. Тем и можно утешаться при нестерпимой боли, что ты непременно перестанешь ее чувствовать, если сначала почувствуешь слишком сильно. А невеждам телесная мука так тягостна, потому что они не привыкли довольствоваться своей душой и чересчур были заняты телом. Поэтому разумный человек отделяет душу от тела и обращает помыслы к лучшей, божественной, части своего существа, а другой, плаксивой и хилой, занимается только в меру необходимости. «Но ведь тяжело лишиться привычных наслаждений, отказываться от пищи, терпеть голод и жажду». – Воздержанность тяжела на первых порах. Потом желания гаснут, по мере того как устает и слабеет то, посредством чего мы желаем. Со временем мы смотреть не можем на то, до чего прежде были жадны, и сама потребность умирает. А обходиться без того, чего не хочется, ничуть не горько.

(В этом отрывке прослеживаются идеи Ивана Петровича Павлова (заимствованные впоследствии бихевиористами) о формировании условных рефлексов – выработке привычек Полезных, и избавлении от привычек Патологических. Став на путь психологического здоровья, человек отказывается от многих т.н. «удовольствий» (постоянное переедание, многочасовая болтовня по телефону с целью убить время, просмотр многочисленных телепередач и ток-шоу, игра в компьютерные игры, погоня за модой и многие другие). Но делает он это не потому, что ему Нельзя (по трансактному анализу – запрет на желания Дитяти, наложенный внутренним Родителем), а потому, что ему этого уже НЕ хочется – отпала сама невротическая потребность (Взрослый очистил (деконтаминировал) свою позицию от неумеренных Детских желаний). Также со временем Взрослый формирует в Родителе новый полезный шаблон (стереотип, привычку) – правильные (нужные, полезные) желания и потребности становятся автоматическими и, как пишет Сенека, обходиться без того, чего не хочется, нам становится ничуть не горько; Ю.Л.).

Болезнь не так трудно терпеть, коль скоро ты презрел самую страшную ее угрозу. Так не утяжеляй свои несчастья и не отягощай себя жалобами. Боль легка, если к ней ничего не прибавит мнение. Все зависит от мнения: на него оглядываются не только честолюбие, но и жажда роскоши, и скупость: наша боль сообразуется с мнением. Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным (еще раз прочитайте эту фразу; М.Л.). По-моему, надобно отбросить все жалобы на миновавшую боль… Пусть это правда, но ведь все прошло! Какая радость опять переживать прошлую муку и быть несчастным от прежних переживаний?».
Интересный вопрос ставит Сенека. Современная психотерапия на него отвечает: «Человек болеет потому, что не имеет смысла жизни. Сама болезнь нередко становится единственным его творческим актом. Как же можно от нее отказаться?» Сенека тонко подмечает: «О том, что было горько, рассказывать сладко… «Никому не было хуже! Какие муки и страданья я перенес! Никто уж и не думал, что я встану. Сколько раз домашние оплакивали меня, сколько раз врачи от меня отступались… Сколько больных живут своей болезнью, и как им от нее отказаться, когда они сразу становятся никем!»
(Прочтя этот отрывок, я понял, каким же нытиком и ипохондриком я был: на каждом углу только и делал, что с Гордостью рассказывал всем о своих болячках и с «честью и мужеством перенесенных операциях». Почему? – Потому, что больше похвастаться мне было решительно НЕЧЕМ. Я был НИКЕМ! И НИЧЕГО не делал для того, чтобы КЕМ-ТО стать.
Кстати, невротики свою болезнь восхваляют и превозносят, кичатся ею и гордятся – одним словом, носятся с нею, как с писаной торбой. И действительно, как только болезнь от них отступит (или они сами от нее откажутся), то сразу станут НИКЕМ. – С них тут же спадет «корона мученичества» и «ореол страдания». – Но ведь по факту, они и были НИКЕМ, а болезнь служила лишь жалким прикрытием их больной души и пустой личности; Ю.Л.).

И еще раз Сенека призывает жить «здесь и теперь».
«…Нужно поубавить и страх перед будущим, и память о прошлых невзгодах: ведь прошлые уже кончились, а будущие еще не имеют ко мне касательства».
А вот еще одно указание, как следует вести себя во время болезни. «Как мне больно!» – «А разве от того, что ты ведешь себя как баба, тебе не больно?» – «Но ведь тяжело!» – «Так разве мы только на то и храбры, чтобы сносить легкое? Какую болезнь ты предпочел бы – долгую или короткую, но более тяжелую? Если она долгая, в ней бывают промежутки, она дает срок оправиться и дарит много времени, потому что непременно должна развиться, а потом пройти. Короткая и стремительная болезнь сделает одно из двух: либо сама кончится, либо тебя прикончит. Но какая разница, ее ли не будет или тебя? В обоих случаях боль прекратится».

Сенека дает совет, как вести себя во время болезни. Мы эти советы используем как памятки для больного. «Полезно также направить мысли к другим предметам, отвлечь их от боли. Думай о том, как поступил ты честно и храбро, повторяй про себя, что во всем есть хорошая сторона. Тогда придет тебе на помощь любой храбрец, победивший боль: и тот, кто продолжал читать, когда ему вырезали вздутые жилы, и тот, кто не переставал смеяться, когда палачи, разозленные этим смехом, пробовали на нем одно за другим орудия жестокости. Неужели разуму не победить боли, если ее победил смех?»
Конечно, и смех, и разум побеждают боль. Не знал тогда Сенека, что когда человек размышляет, в кровь выбрасываются морфиноподобные вещества, а когда смеется – алкоголь. Они и побеждают боль. О том же пишет и Ф. Ницше, который одной из причин своей мудрости считал головную боль. Он творил, делал свое дело, а с головной болью обращался как с лающей собакой, т.е. не обращал на нее внимания. И она, как собака, постепенно затихала. И Ницше не знал, что во время размышлений в кровь выбрасывались морфиноподобные вещества, но как мудрый человек догадался, что боль проходила от разума. «Так не хочешь ли ты после этого посмеяться над болью?» – спрашивает Сенека».
Уважаемые Читатели, на мой взгляд, пример с Фридрихом Ницше (в контексте исцеления творчеством головных болей) не слишком удачен. Поскольку его биографии и творчеству я посвящу целый ряд статей, то здесь отмечу лишь несколько ключевых моментов:
1) Ницше страдал психическим заболеванием (предположительнее всего – шизофренией, на что указывает ранний дебют болезни – 18 лет. – Исходя из данных Википедии, именно в ЭТОМ возрасте у него впервые появились сильные головные боли, а «к 30 годам испытал резкое ухудшение здоровья. Он почти ослеп, у него были невыносимые головные боли, которые он лечил опиатами, а также проблемы с желудком»). Изучая стиль написания его произведений (краткость, четкость, лаконичность, метафоричность и ироничность), а также учитывая конституциональные особенности строения его тела (худой с длинными конечностями, что свидетельствует об астеническом типе конституции по Кречмеру) можно сделать вывод, что Ницше относится к шизоидному типу личности. И если у последних возникает психическое заболевание, то, как правило, это шизофрения. Уважаемым Читателям, с психиатрией не знакомым, наверное, пока не очень понятно, к чему я веду. Поэтому сейчас поясню.
Практически со 100% вероятностью я берусь утверждать, что Фридрих Ницше страдал не Психосоматическими Заболеваниями (распространенными среди невротических личностей), а Психопатологическим расстройством ощущения в форме Сенестопатий, наблюдающихся, в том числе и при Шизофрении. Что такое Сенестопатия? Это тягостное, неприятное телесное ощущение, локализуемое на поверхности тела или во внутренних органах, лишенное предметности, возникающее в ОТСУТСТВИЕ ОБЪЕКТИВНОГО ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА в месте ее локализации (т.е., условно говоря, «Ощущение заболевания БЕЗ НАЛИЧИЯ САМОГО заболевания»). Например, это могут быть стягивания, покалывания, ощущение скручивания и жжения, и прочее. В качестве клинических признаков сенестопатий врачами-психиатрами названы следующие: тягостные ощущения, трудная формулировка жалоб, ощущение давления, размытость локализации ощущений, а также НАЗОЙЛИВОСТЬ ПРОЯВЛЕНИЙ. Наиболее часто локализуются в области ГОЛОВЫ, МОЗГА, реже – в области грудной клетки и брюшной полости, редко – в районе конечностей. – Ницше страдал Невыносимыми Головным Болями до 200!!! ДНЕЙ в ГОДУ. Т.е. болело у него НЕ тело (голова, желудок и т.д.), а МОЗГ (ПСИХИКА) – именно ОН ПОДАВАЛ СИГНАЛЫ, что с ТЕЛОМ что-то не так. Сенестопатия тем и отличается от психосоматики, что при последней (делая обследования) врачи НАХОДЯТ или само Заболевание, или хотя бы небольшие Отклонения от Нормы. Хотя, конечно, и здесь возможны нюансы, особенно при обследовании больных, страдающих ипохондрическим неврозом. Последние думают (чувствуют), что у них, например, рак желудка или инсульт, а на обследовании обнаруживается, что это всего лишь небольшой гастрит или легкая гипертония. Но при Сенестопатии, скорее всего, может ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ обнаружится: врач не найдет ни «шуруп, вкручиваемый в сердце (голову)», ни «ожогов от нестерпимого жжения в ступнях», ни «колита от невыносимого выкручивания кишок».
Уважаемые Читатели, Вы спросите: «Для чего я так подробно описываю разницу между психосоматикой и сенестопатиями? И к чему веду?». Отвечаю: я предлагаю (и считаю правильным) НЕ смешивать ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ Психосоматики у Психически Здоровых людей и Сенестопатий у больных, страдающих Шизофренией, т.к. ПРОИСХОЖДЕНИЕ и ТЕЧЕНИЕ этих заболеваний, как я писал выше, Абсолютно РАЗНЫЕ.
Почему я делаю вывод, что Ницше страдал именно сенестопатиями? Дело в том, что на момент заболевания (18 лет; – 1862 год) уровень медицины был чрезвычайно низким, а дожил Ницше до целых 55. Т.е. если бы его боли носили обоснованный, психосоматический характер, то спасти великого философа было бы практически невозможно – при РЕАЛЬНОМ Заболевании боль Такой Силы свидетельствовала бы о ТЯЖЕЛЕЙШЕМ его характере (скорее всего, опухоли головного мозга). – С таким диагнозом и в наше время, несмотря на уровень современной медицины, легко можно отправиться на тот свет, не говоря уже о середине 19 века. И, разумеется, никакими опиатами опухоли НЕ лечатся (снимается только боль), поэтому даже при самом благоприятном раскладе Ницше вряд ли дожил бы хотя бы до своего 20-летия.
2) Как указано в первом пункте, БАЗОВЫМ средством для лечения (снятия) головных болей явилось НЕ творчество, а регулярный ПРИЕМ НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ, содержащих опиаты.
3) Пример излечения творчеством не слишком удачен еще и потому, что даже при лечении психосоматики (не говоря уже о сенестопатиях при шизофрении – там без медикаментозного лечения уже не обойтись), одного только творчества часто оказывается недостаточно – для выздоровления человеку необходимо выпускать из себя накопленные негативные эмоции, менять режим питания, сна, длительность и/или характер работы, а иногда и полностью перестраивать весь график своей жизни. Хотя, безусловно, творческий процесс является одним из Важных факторов, способствующих выздоровлению.

Вновь передаю слово Михаилу Литваку, который прокомментирует заключительный в этой статье афоризм Луция Аннея Сенеки младшего:
«Но болезнь не дает ничего делать и уводит от всех обязанностей». – Нездоровье сковывает тело, но не душу. Пусть оно опутает ноги бегуну, окостенит руки портному или кузнецу. А ты, если привык к тому, что ум твой деятелен, будешь учить, убеждать, слушать, учиться, исследовать, вспоминать… ты докажешь, что болезнь можно одолеть или хотя бы вынести. И в постели больного, поверь мне, есть место для добродетели… И под одеялом видно, что человек мужествен. У тебя есть дело – храбро бороться с болезнью, а если она тебя не покорила и ничего от тебя не добилась, ты подал славный пример». – «Поистине есть чем прославиться, если все будут глядеть, как мы хвораем!»– «Сам на себя гляди, сам себя хвали!»
А это уже один к одному положение экзистенциального анализа о том, что жизнь и в страдании не лишена смысла.

И еще специально для больных.
«Есть два рода наслаждений. Телесные наслаждения болезнь ограничивает, но не отнимает и даже, если рассудить правильно, делает их острее. Приятнее пить, когда чувствуешь жажду, есть – когда голоден; после поста все поглощается с жадностью. (На счет острее – спорный вопрос. На мой взгляд, лучше наслаждаться жизнью, будучи здоровым, нежели больным. – Вследствие нездоровья телесные наслаждения для больных могут быть вообще не в радость. Уважаемые Читатели, подумайте, можно ли наслаждаться пищей, имея язву желудка или заниматься сексом, находясь в предынфарктном состоянии? Разумеется, нет; Ю.Л.). А в наслаждениях душевных, которые и больше, и вернее, ни один врач больному не откажет. Кто предан им и понимает в них толк, тот презирает всякое ублажение чувств. «О несчастный больной!» – «Почему? – «Да потому, что он… не охлаждает льдом свое питье… не хлопочут вокруг повара, подтаскивая блюда вместе с жаровнями. Вот до чего додумалась страсть к роскоши… кухню волокут вместе с кушаньями. О несчастный больной! Он ест, сколько может переварить; не положат перед ним на стол кабана, чтобы полюбоваться им, а потом отослать обратно: ведь это мясо слишком дешевое! Не навалят для него на поднос птичьих грудок. Что тебе сделали плохого? Ты будешь есть, как больной, вернее, как здоровый».
Метко и тонко. И сейчас, к сожалению, только во время болезни человек ведет здоровый образ жизни. Сенека ратует за последнюю. Особый гнев вызывают у него люди, ведущие ночной образ жизни. «Неужели знают, как надо жить, люди, не знающие, когда жить? И они еще боятся смерти, когда сами погребли себя заживо. Пусть проводят ночи за вином
(я бы добавил сюда ночные клубы и телевизор с компьютером; Ю.Л.). Ведь они не пируют, а сами себе отдают последний долг. Впрочем, и мертвых поминают днем. Для занятого делом день никогда не бывает длинным. Все пороки сражаются против природы… Они для меня все равно, что мертвецы: разве жизнь при факелах – не те же похороны, вдобавок преждевременные? Нечистой совести свет в тягость. Прямой путь один, окольных много. То же самое и нравы людей: кто следует природе, у тех нрав почти одинаков – покладистый и свободный; а нравы у извращенных несхожи между собой». (Абсолютно верно. Психологически здоровая, зрелая личность, портрет которой я опишу в соответствующей статье, выглядит практически всегда одинаково, зато список личностных патологий (в том числе, и невротических) чрезвычайно разнообразен. Так, например, принятое в США Руководство по диагностике и статистике психических расстройств DSM-V (от 18.05.2013) включает в себя более 200 шифров заболеваний, а если со всеми подвидами и вариантами – то даже более 500. Да и классики художественной литературы описывали личностей с тем или иным уровнем психопатологии. Что же касается психологически здоровых, зрелых личностей, то их, на мой взгляд, лучше не описывать, а читать истории их успеха; Ю.Л.).

«…Все это мы вытерпим: и отвары, и теплую воду. Только бы перестать бояться смерти! Чтобы этого достичь, надо познать пределы добра и зла – тогда и жизнь не будет нам тягостна, и смерть не страшна».
А смерть не страшна, по мнению Сенеки, тем, «кто странствует по всей широте природы»
(постигает тайны мира и законы жизни; Ю.Л.). «Тем всякий век покажется коротким, кто мерит его пустыми и потому бесконечными наслаждениями».

В своих высказываниях о счастье Сенека подчеркивает роль личности. «Хочешь знать, что весишь, – отставь в сторону деньги, дом, сан… У тех, кто слывут счастливыми, веселье притворно, а печаль мучительна, как скрытый нарыв, – мучительна тем более, что нельзя быть откровенно несчастным и надо среди горестей, разъедающих сердце, играть счастливца… (Таким людям приходится надевать маски и играть роли, выматывающие их организм: как справедливо полагает Михаил Литвак: «Маски и роли ведут к головной боли»; Ю.Л.). Никогда не считай счастливцем того, кто зависит от счастья! Если он радуется пришедшему извне, он выбирает хрупкую опору: пришлая радость уйдет. (Борис Литвак справедливо называет такую радость «псевдорадостью». Истинная же радость, кроме секса, достигается исключительно при получении результата от Творческого Процесса, при достижении Творческого Успеха, о чем далее и пишет Сенека; Ю.Л.). Только рожденное из самого себя (творчество; Ю.Л.) надежно и прочно, оно растет и развивается с нами до конца, а прочее, чем восхищается толпа, – это благо на день. Все причастное фортуне и плодотворно, и приятно, если владеющий им владеет и собою… От нее только поводы ко благу и ко злу… Дурная душа оборачивает все к худшему, даже то, что приходит под видом наилучшего… Лечить надо душу: ведь от Нее у нас и мысли, и слова, от нее осанка, выражение лица, походка. Когда душа здорова и сильна, тогда и речь могуча, мужественна и бесстрашна; если душа рухнула, она все увлекает в своем падении… Наш царь – душа; пока она невредима, все прочие исполняют свои обязанности и послушно повинуются; но стоит ей немного пошатнуться – и все приходит в колебание. Наша душа – то царь, то тиран: царь, когда стремится к честному, заботится о здоровье порученного ему тела, не требует от него ничего грязного, ничего постыдного; а когда она не властна над собою, жадна, избалована, тогда получает ненавистное имя тирана».
Далее Сенека четко описывает механизм развития заболевания. «Тут-то ею [душою] овладевают безудержные страсти, одолевают ее и сперва ликуют, наподобие черни, которой мало насытиться вредоносной раздачей и которая старается перещупать все, чего не может проглотить. Но по мере того, как болезнь все больше подтачивает силы, а удовольствия входят в плоть и кровь, одержимый недугом доволен видом того, на что чрезмерная жадность сделала его негодным, и возмещает собственное наслаждение зрелищем чужих … Не так отрадно ему обилие услаждающих вещей, как горько то, что не всю эту роскошь он может пропустить сквозь свою утробу, что не со всеми распутными бабами и юнцами может переспать».

Следующую часть афоризмов Вы можете прочесть в статье «Мысли Луция Аннея Сенеки».

Если информация оказалась для Вас интересной или полезной, Вы можете поддержать мой научно-образовательный проект, развитием которого я занимаюсь с июня 2011 года, щелкнув 1-2 раза по рекламе от гугла (которая идет вверху справа, по середине или в конце статьи; кликать желательно 1 раз в 5-7 дней) или же перечислив любую сумму денег на любой из указанных реквизитов:

Номер Яндекс-кошелька 410011188544707

Номера кошельков системы WebMoney
R205274311238 (для перевода Рублей)
Z302112294428 (для перевода Долларов)
E186152531138 (для перевода Евро)
U394282857424 (для перевода Гривен)
B294345348664 (для перевода Белорусских рублей)

Денежные переводы от системы Western Union. Для оформления перевода необходимо предварительно связаться со мной по емейлу y.lemekhov@gmail.com, скайпу y.lemekhov или через социальные сети ВКонтакте или Фейсбук для получения всех необходимых данных.

ТОЛЬКО ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ. Карта Приват-Банка Гривневая
Банк ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Получатель ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Расчетный счёт 29244825509100
МФО 305299
Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570
Номер карты 5168757282814500 Лемехов Юрий Александрович (Лємєхов Юрій Олександрович).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.