1. Структурный анализ личности. Часть 1

Психологическое айкидо. Теория амортизации, немного скучная, но необходимая. Потребность в общении и общение с самим собой (структурный анализ)
Принцип амортизации был разработан на основе изучения и практического применения трансактного анализа — психотерапевтического метода, открытого и разработанного калифорнийским психотерапевтом Э. Берном в 50-70-е годы нашего столетия. Общение, как я указывал выше, является одной из необходимейших потребностей человека. У голода на общение, указывает Э. Берн, очень много общего с пищевым голодом. Поэтому здесь уместны «гастрономические» параллели.

Если статья окажется для Вас интересной или полезной, Вы можете помочь проекту, поделившись данной ссылкой, т.е. распространив ее через социальные сети или любые другие интернет-ресурсы.

Потребность в общении
Рациональное питание должно включать полноценный набор питательных веществ, витаминов, микроэлементов и т. п. Дефицит одного из них вызовет соответствующий вид голода. Так и общение может быть полноценным только в том случае, если удовлетворяются все его потребности, если в нем имеются все ингредиенты.

Выделяется несколько видов голода на общение:
1. Голод на стимуляцию развивается при отсутствии раздражителей, необходимых для общения, т.е. в ситуации полного одиночества. У младенцев, лишенных необходимого контакта с людьми в условиях детских домов, наступают необратимые изменения в психике, которые в последующем мешают человеку приспособиться к социальной жизни. Взрослый человек, не имеющий специальной подготовки, в условиях одиночества гибнет на 5-10-й день.
Но удовлетворение голода только на стимуляцию не может сделать общение полноценным. Так, попав в командировку в многомиллионный город или на отдых, на многолюдный курорт, мы можем испытать острое чувство одиночества, если не сможем удовлетворить еще один вид коммуникативного голода.
2. Это голод на узнавание. Вот почему мы на новом месте стараемся обзавестись новыми знакомыми и приятелями, чтобы потом узнавать их! Вот почему мы с радостью встречаем в чужом городе человека, с которым по месту жительства мы не поддерживали особых отношений! Но и этого еще мало.
3. Необходимо ликвидировать еще и голод на удовлетворение. Он развивается тогда, когда человек вынужден общаться с людьми, которые его не интересуют глубоко, а само общение носит формальный характер. Вроде бы общался.
4. Затем необходимо удовлетворить голод на события. Даже если вокруг глубоко симпатичные тебе люди, но не происходит ничего нового, одни и те же события повторяются в той же последовательности, развивается скука. Так, нам надоедает пластинка, которую еще недавно мы слушали с большим удовольствием. Вот почему люди с большим наслаждением сплетничают, когда вдруг становится известна какая-нибудь скандальная история с их добрым знакомым. Это сразу освежает общение. Скучную канву любого застолья освежает хороший скандал, драка или сексуальный инцидент, который может возникнуть во второй стадии праздника, когда в связи с нарушениями восприятия могут возникнуть ложные узнавания. Человек вместо того, чтобы ухаживать за сексуальным партнером, с которым он пришел на вечеринку, начинает оказывать недвусмысленные знаки внимания сексуальному партнеру соседа, искренне считая, что имеет дело со своим.
5. Существует еще голод на достижение. Необходимо добиться какого-то результата, к которому ты стремился, овладеть каким-то навыком. Человек радуется, когда у него вдруг начинает хорошо получаться то, что он делает. Но и этого мало.
6. Необходимо удовлетворить и голод на признание. Так, спортсмен выступает на соревнованиях, хотя на тренировках уже показывал рекордные результаты, писатель старается опубликовать написанную книгу, а ученый — защитить уже подготовленную диссертацию. И здесь дело не только в материальном вознаграждении. Мы все это делаем для того, чтобы удовлетворить голод на признание. Многие спортсмены отказываются иногда от довольно большого количества денег, если условием их получения является уступка более слабому противнику на соревнованиях.
7. Выделяется еще структурный голод. Мы едим не просто продукты, а готовим из них какие-то блюда и можем остаться неудовлетворенными, если давно не ели борща или не пили компота. Мы обмениваемся приветствиями (ритуалы), работаем (процедуры), ведем на перерывах разговоры (развлечения), любим, конфликтуем. Отсутствие некоторых форм общения может привести к структурному голоду. Например, если человек только работает и совсем не развлекается.

Лучше всего все виды коммуникативного голода удовлетворяются в процессе творческого труда и интересной учебы. Здесь удовлетворяются и голод на стимуляцию, и голод на узнавание, и голод на удовлетворение потребности в неформальном общении, и голод на события, и голод на достижение, и голод на признание. И даже структурный голод удовлетворяется, потому что в результате успешного труда случаются и праздники и любовь. Но это очень длинный путь с преодолением препятствий, внешних и внутренних. На этом пути могут встретиться враги, недоброжелатели и завистники, которые постараются создать дополнительные трудности. Нет гарантий на удовлетворение всех видов коммуникативного голода. Ты можешь удовлетворить свой голод на достижение, но нет никаких гарантий, что утолишь голод на признание. А если и утолишь все виды голода, то можешь потерять всех своих друзей. Еще Ф.Ницше утверждал, что сорадость, а не соучастие создает друга. Так вот, когда тебя клюнет птица счастья, то могут исчезнуть все старые друзья.
А вот самый легкий способ удовлетворения всех видов коммуникативного голода — это секс. Но если человеку не везет в труде, а учеба не интересна, то вся энергия, которая выделяется организмом на личностное развитие идет в лучшем случае на секс, в худшем поглощается психологическими вампирами.
И если пишется много книг о вкусной и здоровой пище, то почему же мы так мало внимания уделяем гастрономии общения?! Ведь из-за этого вместо вкусного меню радостного и продуктивного контакта у нас подаются на стол из тех же исходных продуктов пригоревшие, засохшие, а зачастую протухшие и ядовитые блюда интриг, конфликтов и раздоров!
Упражнение. Запишите, в какой степени удовлетворены вышеописанные виды коммуникативного голода в вашем общении, а в какой не удовлетворены. Подумайте, как ликвидировать тот или иной вид голода.

Общение с самим собой (структурный анализ)
Попробуем проследить, как готовится общение, и какие исходные продукты используются для его приготовления. Вот молодой инженер делает доклад на конференции. У него одна поза, словарный запас, мимика, пантомимика, жесты. Это Взрослый, объективно оценивающий реальность человек. Он приходит домой, а жена прямо с порога просит его выбросить мусор. И перед нами другой человек — капризное Дитя. Изменилось все: поза, словарный запас, мимика, пантомимика, жесты. (Кстати, дорогие мои читатели, никогда не встречайте поручениями своих близких. Помните, как выговаривал Иван-царевич Бабе-Яге, когда с лету спрашивала его о его делах. Он ей посоветовал дорожного человека вначале обогреть, искупать в баньке, накормить, а потом уже спрашивать. Вот и нам следует действовать таким образом. Пусть зайдет в дом разденется, умоется, попьет чайку или поужинает. Может после этого сам все расскажет. А вот после его рассказа можно уже задавать вопросы, связанные с вашими интересами. А что мы наблюдаем в нашей действительности? «Пойди, выбрось мусор, пока не разделся»).
А утром, когда он уже уходит на работу, его сын случайно проливает на его светлый тщательно выглаженный костюм стакан вишневого сока. И опять перед нами другой человек — грозный Родитель. Изменилось все: поза, словарный состав, интонация, мимика, жесты.
Изучая общение людей, Э. Берн описал три Я-состояния (Эго-состояния и Я-состояния — одно и тоже; часто встречается Эго Родителя, Эго-состояние Родителя, Я-Родителя, Родитель — все это ОДНО и ТОЖЕ — имеет одно и тоже значение), которыми располагает каждый человек и которые по очереди, а иногда вместе выходят на внешнюю коммуникацию. Я-состояния — нормальные психологические феномены человеческой личности: Родитель (Р) — Взрослый (В) — Дитя (Д). Все они необходимы для жизни. Дитя — источник наших желаний, влечений, потребностей. Здесь радость, интуиция, творчество, фантазия, любознательность, спонтанная активность. Но здесь же и страхи, капризы, недовольство. Кроме того, в Дитяти — вся психическая энергия. Ради кого живем? Ради Дитяти! Это, может быть, лучшая часть нашей личности.

Взрослый необходим для выживания. Дитя хочет, Взрослый выполняет. Взрослый переходит улицу, карабкается в горы, производит впечатление, добывает пищу, строит жилище, шьет одежду и т.п. Взрослый контролирует действия Родителя и Дитяти.
Если действие выполняется часто и начинает производиться автоматически, просто потому что так принято, здесь проявляется Родитель. Это автопилот, который ведет правильно наш корабль в обычных условиях, что освобождает Взрослого от принятия рутинных обыденных решений, это и тормоза, которые автоматически удерживают нас от опрометчивых поступков. Взрослый это наш Царь. Он живет для народа. Ему самому ничего не нужно. И если тебе что-то хочется, то, не начиная сразу это делать, обратись к Царю, т.е. подумай. И если он разрешит это делать, то тогда и следует исполнять свое желание. Как говорил Сенека, «кто хочет подчинить себе обстоятельства должен подчинить себя разуму».
Родитель — наша совесть. Девизы Дитяти — хочу, нравится; Взрослого — целесообразно, полезно; Родителя — должен, нельзя. И счастлив человек, если у него хочу, целесообразно и должен имеют одно и то же содержание! Например, я хочу писать эту книгу, целесообразно писать эту книгу, я должен писать эту книгу.

В функциональной модели Взрослый не подразделяется на составные части. Любое поведение характеризуется как взрослое, если оно является реакцией на ситуацию «здесь и теперь» с использованием всех ресурсов взрослой личности.

Контролирующий Родитель и Воспитывающий Родитель.
Когда я был ребенком, мои родители иногда говорили мне, что я должен, а чего не должен делать, контролировали или критиковали меня: «Иди спать! Не выбегай на дорогу! Высморкайся! Умный, глупый, хороший, капризный, честный, нечестный…». Когда я поступаю подобным образом, повторяя своих родителей, то нахожусь в Контролирующем (Критикующем) Родителе.
В других случаях мои родители оберегали и заботились обо мне. Например, я упал и поранил коленку, а они утешали меня и накладывали повязку. Когда я проигрываю такое поведение моих родителей, то нахожусь в Воспитывающем (Заботливом) Родителе.
Мы изображаем две части функционального Родителя, разделяя это эго-состояние на две половины, как и в случае с Ребенком.
Позитивный и негативный Контролирующий и Воспиты­вающий Родитель. Некоторые авторы по ТА различают позитивный и негативный подразделы в каждой части Родителя. (Иногда вместо указанных названий используются термины ОК и не ОК.) Они утверждают, что мы находимся в позитивном Контролирующем Родителе тогда, когда наши родительские директивы по отношению к другим людям искренне направлены на их защиту или поддержание их здоровья. Доктор может приказать пациенту: «Бросьте курить! Курение пагубно для вас». В этом случае он проигрывает одну из команд, которую воспринял еще ребенком от своих родителей: «Не переходи улицу перед близко идущим транспортом!».
Негативный Контролирующий Родитель описывает родительские поведения, игнорирующие другого человека. Босс, который кричит на свою секретаршу: «Вы опять сделали ошибку!», возможно, воспроиз­водит тон и жесты раздраженного школьного учителя, который говорил ему то же самое.
Позитивный Воспитывающий Родитель заботится и помогает, уважая человека, которому оказывает помощь. Негативный Воспиты­вающий Родитель оказывает помощь с позиции превосходства, игнорируя другого человека. Поведение позитивного Воспитывающего Родителя может быть выражено в следующем обращении к коллеге: «Тебе помочь? Если да, то дай мне знать». Негативный Родитель подходит к своему коллеге и говорит: «Послушай, я помогу тебе в этом», берет его работу и сам ее делает. «Мать-благодетельница» является классическим примером негативного Воспитывающего Родителя.
Упражнение. Вспомнив прошедший день, отметьте случаи, когда вы вели себя по отношению к другим как Контролирующий Родитель. В каких случаях вы исходили из позитивного Контролирующего Родителя? Негативного Контролирующего Родителя? Вспоминаете ли вы, какого родителя или парентальную фигуру копировали в каждом отдельном случае? Проделайте то же самое для случаев, когда вы были позитивным или негативным Воспитывающим Родителем. За одну минуту напишите слова, которые, по вашему мнению, описывают человека, находящегося в позитивном Контролирующем Родителе.

Дитя. Если желания Дитяти удовлетворять своевременно, они выглядят умеренными и исполнять их нетрудно. Задержка в удовлетворении потребности приводит или к исчезновению ее или к излишествам. Так происходит, например, когда человек ограничивает себя в еде: он становится обжорой или теряет аппетит.
Адаптивный Ребенок и Свободный Ребенок. Представьте себе, что я нахожусь в эго-состоянии Ребенка. Я поступаю, думаю и чувствую, как в детстве. Когда я был ребенком, то в течение длительного времени адаптировался к требованиям родителей или парентальных фигур. Для того чтобы нормально жить, я научился быть вежливым с соседями, хотя, возможно, они мне не очень-то и нравились. Когда я хотел высморкаться, то пользовался носовым платком, а не рукавом, хотя рукавом было удобнее. Очень рано в жизни я понял, что отцу больше нравлюсь спокойным, поэтому, когда он был поблизости, я вел себя тихо. Матери нравилось, когда я смеялся, и не нравилось, когда плакал и сердился. Поэтому, когда я был с матерью, то большую часть времени смеялся, даже тогда, когда мне было грустно и хотелось плакать или когда я сердился и хотел накричать на нее.
Теперь, будучи взрослым, я часто проигрываю эти способы поведения, которым следовал в детстве, чтобы оправдать ожидания родителей. Когда я поступаю подобным образом, то нахожусь в части Адаптивного Ребенка моего эго-состояния Ребенка.
В детстве были случаи, когда я восставал против этих правил и ожиданий, которые мои родители, возможно, навязывали мне. Когда отец поворачивался спиной, я корчил рожи маленькой соседской девочке. А иногда, когда оставался один, я хорошенько сморкался в рукав просто потому, что мне надоело пользоваться носовым платком. Временами мне было так плохо от того, что надо постоянно смеяться в присутствии матери, что я хмурился весь день. Когда я поступал подобным образом, то восставал против правил моих родителей. Вместо того, чтобы адаптироваться к их ожиданиям, я старался изо всех сил сделать все наоборот.
Во взрослой жизни я иногда продолжаю восставать подобным образом. Часто могу и не осознавать, что мое поведение является бунтом. Когда босс дает мне трудную работу, я могу обнаружить, что у меня нет времени, чтобы закончить работу в срок. На самом деле у меня ровно столько же времени, сколько и у других: двадцать четыре часа в сутки. Говоря боссу о том, что не выполнил задания, я, возможно, испытываю необъяснимое удовлетворение: «Вот так-то!». В четыре года я испытывал подобное чувство бунтарского удовлетворения, когда мать не могла заставить меня съесть последнюю ложку каши. Бунтуя подобным образом, я все еще следую детским правилам. Следовательно, все еще нахожусь в эго-состоянии Адаптивного Ребенка.
Некоторые ранние авторы ТА изображали бунтарство отдельным эго-состоянием, которое они называли Бунтующим Ребенком. В современных источниках также можно встретиться с этим термином. В нашей книге мы будем рассматривать бунт как часть набора поведений Адаптивного Ребенка.
Иногда в детстве я поступал вопреки родительским требованиям. В этом случае не адаптировался к ожиданиям родителей и не бунтовал против них. Я просто вел себя так, как хотел. Когда моя кошка сдохла, я плакал, потому что расстроился. Когда моя маленькая сестренка толкнула меня, я рассердился и тоже толкнул ее. Когда я, уже взрослым человеком, нахожусь в эго-состоянии Ребенка, то иногда веду себя так же свободно, как в детстве. В этом случае я нахожусь в части Свободного Ребенка моего эго-состояния Ребенка. Иногда для описания этой части эго-состояния используется термин Естественный Ребенок.
Таким образом, функциональная модель эго-состояния Ребенка подразделяется на Адаптивного и Свободного Ребенка.
Позитивный и негативный Адаптивный Ребенок. Будучи взрослыми, мы все много времени находимся в Адаптивном Ребенке, следуя тысячам правил о том, как жить и быть принятым в этом мире. В повседневной жизни мы сознательно не задумываемся об этих правилах: прежде чем перейти улицу, я смотрю налево и направо, поступая так, как советовал мне отец и учитель, когда я впервые самостоятельно пошел в школу. Когда во время обеда я прошу овощей, то говорю «пожалуйста». В детстве меня приучили к этому и я усвоил истину о том, что иначе люди могут посчитать меня невоспитанным и оставить без овощей. В подобных случаях поведение нашего Адап­тивного Ребенка работает на нас. Поэтому мы часто без труда достигаем желаемого для себя и других людей, сохраняя большое количество умственной энергии. Вообразите, что было бы, если бы каждый раз, садясь за стол, надо было бы думать о правилах поведения! Описывая эти способы поведения нашего Адаптивного Ребенка, мы имеем в виду позитивного (или ОК) Адаптивного Ребенка.
И наоборот, мы находимся в негативном (или не ОК) Адаптивном Ребенке, когда проигрываем детские паттерны поведения, которые более не соответствуют нашей взрослой ситуации. Возможно, будучи ребенком, я обнаружил, что самый лучший способ привлечь внимание отца или матери — дуться на них. И сейчас, будучи взрослым, я могу иногда дуться в надежде получить желаемое. В этом случае я не использую свою возможность выбирать, прямо попросив то, чего хочу. Возможно, в детстве я решил, что «высовываться» перед другими людьми небезопасно. Например, меня отшлепала мать за то, что «выставляюсь». Может быть, сверстники дразнили меня, когда я читал стихотворение в классе. И сейчас, будучи взрослым, если меня попросят выступить перед людьми, я могу покраснеть, начать заикаться и мямлить, при этом смущаясь и думая: «Я никудышный оратор!». На самом деле я совершенно свободно могу выступить перед людьми без всякого риска.
Все мы иногда проявляем паттерны поведения негативного Адап­тивного Ребенка. Далее вы узнаете почему. Цель изменения личности в ТА заключается в замене этих старых неэффективных паттернов на новые, которые полностью используют наши возможности выбора как взрослых людей.
Позитивный и негативный Свободный Ребенок. Поведения Свободного Ребенка можно также классифицировать как позитивные (ОК) и негативные (не ОК). Фраза «я в Свободном Ребенке» означает, что я веду себя, не обращая внимания на родительские правила или ограничения. Иногда они могут быть полезными для меня как взрослого человека и поэтому классифицируются как позитивные. Предположим, что в детстве я решил приспособиться к своим родителям, никогда не показывая, что сержусь. Во взрослой жизни я могу, не осознавая этого, следовать той же самой стратегии. Затаив гнев, я буду испытывать напряжение. Однако можно снять этот стресс, выразив свое чувство гнева. Например, ударяя неистово по подушке, я «выплеснул» энергию Свободного Ребенка, которую сдерживал в течение всех этих лет. После этого я, возможно, буду чувствовать себя лучше. Подобным образом многие из нас вступают во взрослую жизнь, продолжая сдерживать невыраженные чувства Ребенка, такие, как грусть, боязнь, потребность в ласке. Когда мы выражаем эти эмоции, то используем позитивное поведение Свободного Ребенка.
В ряде случаев поведение Свободного Ребенка явно негативно. Если я громко икаю на торжественном обеде, то удовлетворяю этим мои нецензурированные желания Ребенка. Однако было бы лучше, если бы я сдержал икоту. В более серьезной ситуации я могу проявить поведение негативного Свободного Ребенка, когда на полной скорости еду на мотоцикле по дороге с очень интенсивным движением, подвергая опасности свою жизнь и жизнь других людей.
Упражнение. Вспомните последние двадцать четыре часа. Отметьте случаи, когда вы были в позитивном Адаптивном Ребенке. Каким было ваше поведение в каждом случае? Можете ли вы вспомнить, какие детские ситуации вы проигрывали? Проделайте то же самое для случаев, когда вы были: в негативном Адаптивном Ребенке; в позитивном Свободном Ребенке; в негативном Свободном Ребенке. За одну минуту напишите слова, которыми, на ваш взгляд, можно описать кого-либо из ваших знакомых в позитивном Адаптивном Ребенке. Проделайте то же самое для описания: негативного Адаптивного Ребенка; позитив­ного Свободного Ребенка; негативного Свободного Ребенка.

Если окружающая действительность не меняется, организм переходит на автоматическое управление, и все желания Дитяти, его безопасность переходят в ведение Родителя. Привычные действия требуют минимальных затрат энергии, а запреты становятся малоощутимыми. Взрослый в этот момент может заняться другими проблемами. Действия выглядят целесообразными, даже разумными, но сознание в них практически не участвует, мышления здесь нет. Это становится очевидным, когда ситуация вдруг меняется, контроль Взрослого ослабевает, а ригидные, консервативные программы Родителя заставляют личность автоматически выполнять устаревшие, но в прошлом целесообразные действия. Так, молодая кокетливая девушка, автоматически пользуясь косметикой, становится еще более привлекательной. Проходит время, и, если Взрослый не контролирует действия Родителя, то те же приемы ее старят и делают уродливой.

Внимательно следите за своим Родителем. В документах в первых числах января многие еще несколько дней на документах в датах ставят прошлый год. Дорогой мой читатель, не обратили ли вы внимание, когда при переходе в другой кабинет или при переезде на другую квартиру в первое время ноги несут вас к старому адресу. Когда я был маленьким, я помню, как нам устанавливали газ и, как две бабушки упрямо варили пищу на керогазе. Все это действия консервативного Родителя. К этому же относится и тоска по старым добрым временам. Одна из задач Взрослого стирать устаревшие программы Родителя, подстраивать их к сегодняшнему дню. Тому, кому это не удается, кто тоскует по старым добрым временам, кто продолжает делать то, что уже не следует делать, представляет собой жалкое зрелище былого величия.

Давайте еще раз поучимся определять у себя и у других, как в зависимости от того, какая часть личности ведет общение, меняются сразу все: поза, жесты, мимика, словарный запас.
Представьте себе, как начинается ваш день.
Вы встаете, делаете гимнастику, затем водные процедуры и туалет. Мужчины что-то соскребывают со своего лица, женщины наоборот, что-то на него наносят. Затем вы идете завтракать и выходите на работу. Живете вы недалеко от дома, и ваш путь лежит через рощу. Обычно на работу вы идете пешком по проторенной дорожке. Все ваши действия четкие и плавные, настроение хорошее, вы с удовольствием вдыхаете запах свежего воздуха рощи, по которой вы идете. В уме вы продумываете, как будете проводить свой рабочий день. Здесь описан тот случай, когда Родитель, Взрослый и Дитя действуют слажено, согласованно, и довольны друг другом и жизнью. Родитель доволен, что вы выполняете правила гигиены, Дитя, тем, что вы его кормите и прогуливаете до рощи. Взрослый доволен Родителем, который выполняет рутинную работу и не пристает с нотациями и дает возможность спланировать действия, которые придется делать на работе.
Но вот вы слышите впереди запах сероводорода и видите перед собой канаву, наполненную сероводородной жидкостью. А вчера этого минерального источника еще не было. Автопилот (Родитель) дальше вести вас не может, нужно переходить на ручное управление. Инициативу берет на себя Взрослый. Так, как вчера идти, нельзя. Нужно или перепрыгнуть через канаву, или искать обходной путь. Но тут часто в общение начинает вмешиваться скептический и критикующий Родитель и трусливое Дитя. И вместо того, чтобы не мешать Взрослому искать обходной путь, ворчливый и скептический Родитель с той или иной силой энергии бурчит о том, что канализация в городе уже обветшала, а власти ничего не хотят делать. А если к этому голосу прибавятся стенания трусливого Дитяти о том, что теперь из-за очередного опоздания у него будут неприятности, то Взрослый становится полностью дезориентированным, да и сил (энергии) идти обходным путем уже нет.
Приходит такой человек на работу в растрепанных чувствах, работает с трудом, естественно делает ошибки и действительно. Начальство ругает. Дитя не может заснуть, и тут уже не до секса. Сексуальный партнер тоже недоволен. Тревога усилилась. Он уже не идет пешком, а едет на транспорте. А транспорт тоже плохо ходит, опять ворчание Родителя, суета Дитяти. Работать становится еще труднее… Попал человек в порочный круг! Рано или поздно заболеет, попадет в больницу. И болезнь становится для такого человека благом. К сожалению, в больнице ему помогут. Он отдохнет, окрепнет, но научат ли его больнице заткнуть глотку бурчливому Родителю, успокоить Дитя и укрепить Взрослого, который мог бы в трудных ситуация без потери времени и энергии взять управление на себя и выйти из трудной ситуации? Если да, то тогда следует приветствовать немедленное стационирование. Но не лучше ли подготовить себя к житейским бурям, пока еще не заболел?

А для этого в процессе общения нужно научиться видеть, какой компонент партнера участвует в коммуникации (общении) и, в первую очередь знать самому, какая часть личности правит бал.
Понаблюдайте за другими, послушайте, что они говорят и как говорят, и вам легче будет строить стратегию и тактику своего поведения.
Для ориентировки привожу вам следующие фразы и позы, а попробуйте определить позицию: Перст указующий, Поза в виде буквы Ф, слова и фразы: «Я решил покончить с опозданиями раз и навсегда», «Будете строго наказаны». «Сколько раз можно говорить!» «Неужели трудно понять, что…» Голова при этом опущена, губы поджаты, ноздри раздуты, стиснуты зубы. Ясно, что после слов «Неужели трудно понять», что там нужно понять, человек уже не слышит, если у него беспокойное Дитя. Нетрудно понять, что человек находится в позиции Родителя. А разумный разговор с человеком, который находится в Родительской позиции вести нельзя. Основная эмоция Родителя критикующего — гнев. Может быть раздражение, недовольство, реже удовлетворение. Но во всех проявлениях Родителя имеется оценка, обычно категоричная, не допускающая дискуссий и обсуждений и связанная с мировоззрением человека. Деятельность Родителя определяется обычаями, традициями, устоявшимися правилами, часто уже устаревшими.
Фразы «мне уже все надоело, осточертело», «когда же это все кончится», «мне страшно», «пропадите вы все пропадом» и пр. свидетельствуют о том, что у человека на первый план вышло неблагополучное Дитя, и с ним тоже вести продуктивное общение практически невозможно. Чрезмерное выражение своих чувств с интенсивным жестикулированием и выразительной мимикой, не имеет значение плач это, хохот и тревожные метания, свидетельствует о том, что верх в общении держит бесконтрольное Дитя. В общем, Дитя хочет, чувствует, переживает, восхищается, удивляется, любопытствует, творит. Наше внутреннее Дитя — это как раз то Дитя, ради которого мы должны жить. Наше внутреннее Дитя — наш основной заказчик. В этой позиции сосредоточена наша энергия. Деятельность Дитя определяется его желаниями. А вот выполнять эти желания должен компетентный Взрослый.
Позиция Взрослого характеризуется взглядом, устремленным на объект. Глаза или широко открыты, или слегка прищурены. В высказываниях Взрослого нет категоричности. В речи обычно бывают такие фразы: «С моей точки зрения …» «Следует обсудить этот вопрос». «Давайте подумаем». Речь тихая, спокойная. Категоричность в суждениях отсутствует. Основная эмоция Взрослого — это интерес. Во всех действиях Взрослого, связанных с живым интересом сзади за его спиной выглядывает любопытствующее Дитя. Действия Взрослого определяются требованиями реальности. Основная задача воспитания — это формирование Взрослой позиции. Чем выше уровень профессионализма, тем более выражена позиция Взрослого. Лучше всего она воспитана у профессионалов экстра класса. И если Взрослый хорошо воспитан и натренирован, то он в состоянии обуздать чрезмерные или несвоевременные желания Дитяти и противостоять устаревшим и невыполнимым требованиям Родителя.

Примеры и задания
Примеры изменения эго-состояний. Джейн ведет машину по дороге с сильным движением. Она постоянно наблюдает за положением и скоростью окружающих ее машин и следит за дорожными знаками. Она управляет автомашиной, реагируя «здесь и теперь» на то, что происходит вокруг нее. Джейн находится в эго-состоянии Взрослого. Внезапно другой водитель обгоняет Джейн и резко вклинивается впереди ее машины. В течение доли секунды Джейн испытывает страх от того, что произойдет столкновение. Она бросает взгляд на зеркало заднего вида и замечает, что дорога позади автомобиля свободна, снижает скорость, чтобы избежать столкновения. Все это время она находилась в эго-состояний Взрослого. Ее чувство страха соответствовало реагированию на опасность по принципу «здесь и теперь», помогая ей быстро реагировать, чтобы избежать столкновения.
Когда другой водитель, обогнав ее, пропадает вдали, Джейн качает головой и неодобрительно сжимает губы. Поворачиваясь к своему пассажиру, она говорит: «Таких водителей и близко нельзя подпускать к машине». В этот момент Джейн перешла в эго-состояние Родителя. В детстве она часто ездила рядом с отцом в машине, наблюдала за ним и слышала, как он неодобрительно высказывался по поводу ошибок других водителей, качая при этом головой и сжимая губы.
Минуту спустя Джейн сворачивает с дороги и останавливается у своего офиса. Она смотрит на часы и понимает, что опоздала на важную встречу со своим боссом. Она падает духом и какое-то мгновение испытывает чувство шока. Сейчас Джейн перешла в эго-состояние Ребенка, так как вспомнила свои давние ощущения, когда опаздывала в школу и испытывала страх от того, что ее может наказать учитель. Ее чувство шока является реакцией на эти старые воспоминания, а не на то, что случилось с ней сейчас как со взрослым человеком. В этот момент Джейн не осознает, что она проигрывает свое детство. Если бы вы спросили ее, напоминает ли эта ситуация какое-либо событие в ее детстве, она, возможно, вспомнит давнюю сцену в классе. И наоборот, может быть, она похоронила эти болезненные воспоминания так глубоко в своей памяти, что будет не способна их сразу же вспомнить. Для этого ей, возможно, потребуется длительное время и даже нужно будет пройти курс терапии, если она захочет воскресить эти воспоминания в своей памяти.
Когда Джейн сейчас вновь переживает свои детские чувства и мысли, она ведет себя так же, как и много лет назад, будучи школьницей. Ее сердце колотится, а глаза широко раскрыты. Затем через некоторое время Джейн говорит себе: «Минутку! Чего собственно я боюсь? Мой босс — умный мужчина. Он поймет, почему я опоздала. Во всяком случае мы компенсируем потерянное время, поработав немного во время перерыва». Джейн снова возвратилась в свое эго-состояние Взрослого. Она улыбается и смеется. Ее смех — это смех взрослой женщины, он отличается от нервного хихиканья испуганного ребенка.

Упражнение. Прежде чем продолжить чтение, вернитесь к вашим примерам, когда вы находились в последние двадцать четыре часа в эго-состояниях Ребенка, Родителя и Взрослого.
Эго-состояние ребенка. Подумайте о каждом случае, когда вы находились в эго-состоянии Ребенка. Запишите, какие чувства вы испытывали и о чем думали. Часто к мыслям Ребенка можно довольно легко подойти, спросив себя: «Что я думал о себе?». Отметьте, что вы думали о себе, о других людях и вообще о мире. Наконец, вспомните, как вы себя вели, когда были в Ребенке. Наилучшим способом для этого является проигрывание себя в Ребенке, глядя в зеркало. Возможно, вам удастся вспомнить, какие события в прошлом вы проигрывали. Сколько вам было лет в каждом из этих случаев?
Эго-состояние родителя. Аналогичным образом запишите чувства, мысли и поведение для каждого случая, когда вы находились в эго-состоянии Родителя. И снова проиграйте это событие, если хотите. Часто к мыслям Родителя легче всего подойти, спросив себя: «Что «говорят» во мне мать и отец?». Или другие родственники: тетя, дядя, дедушка? Проверьте, чтобы в тех случаях, когда вы были в Родителе, вы копировали бы поведение, мысли и чувства ваших родителей. Вам, вероятно, будет легко определить того человека, которого вы копировали в каждом отдельном случае.
Эго-состояние взрослого. Запишите набор связанных друг с другом поведений, мыслей и чувств для случая, когда вы были во Взрослом. Для того, чтобы отличить Взрослого от Ребенка или Родителя, спросите себя: «Соответствует ли это поведение, мысли и чувства взрослому подходу к ситуации, происходящей в данный момент?». Если да, то это реакция Взрослого.
Возможно, вы обнаружите, что в случаях, когда вы были во Взрослом, то могли отметить свое поведение и мысли, но не чувства. Будучи во Взрослом, большую часть времени мы находимся в реальной действительности «здесь и теперь», не испытывая чувств, но все же иногда переживаем и эмоции.
Как отличить чувства Взрослого от чувств Ребенка? Чувства Взрослого соответствуют реагированию на конкретную ситуацию. Вспомните момент испуга Джейн, когда машина резко вклинилась впереди ее машины. Эмоции Джейн обострили ее реакцию и помогли избежать аварии.
Если раньше вы не знали об эго-состояниях, то, возможно, будете сомневаться в том, какие из отмеченных вами поведений, мыслей и чувств свойственны Взрослому, а какие Ребенку или Родителю. Если это так, то не волнуйтесь. По мере дальнейшего чтения и выполнения упражнений у вас будет много возможностей развить в себе это важное умение — различать эго-состояния. Для здоровой и сбалансированной личности необходимы все три эго-состояния. Нам нужен Взрослый для решения проблем «здесь и теперь», что позволяет нам компетентно и эффективно решать жизненные вопросы. Для того чтобы уверенно чувствовать себя в обществе, нам необходим набор правил, которые содержатся в эго-состоянии Родителя. В эго-состоянии Ребенка мы получаем доступ к спонтанности и интуиции, тем чувствам, которыми обладали в детском возрасте.

В норме все части личности необходимы нам для выживания. В разные моменты жизни в зависимости от ситуации, то одна, то другая части личности выходят на внешнюю коммуникацию. Но бывают случаи, когда, то одна, то другая части личности берет верх, а другая часть личности блокируется и создается определенный тип человека, все действия, которого прогнозируемы. Харрис описал несколько типов таких личностей. Рисунки к типам личности показывают, как человек теряет свой ум.
1. Человек не умеющий играть
У человека этого типа заблокирована детская позиция, а все поведение определяется действиями контролирующего Родителя, который загрязняет позицию Взрослого. На схеме такая личность выглядит следующим образом:
Типичный пример такой личности описан А.П.Чеховым в рассказе «Человек в футляре». Герой рассказа от всех и от себя требует выполнений всех правил. Основной его тезис «Как бы чего не вышло!» Чехов Талантливо показывает, как этот человек затерроризировал не только себя, но и учеников и учителей всей гимназии. Такой человек не может веселиться, радоваться жизни, да и грустить он себе позволить не может. Весь ум такого человека направлен не на анализ ситуации, а на то, чтобы выполнить правило. К сожалению, таких людей много среди военных, учителей, священнослужителей, аристократов и начальников, которые не успели во время уступить свое место более гибкому сотруднику. И как много творческих личностей талантов и гениев они загубили, ибо у них уже не хватало ума для восприятия нового.

2. Человек без тормозов
У этого человека заблокирована позиция Родителя, который никак не влияет на поведение. Здесь идет загрязнение Взрослой позиции, требованиями Дитяти. Все поступки этого человека определяются быстро меняющимися желаниями. Все усилия Взрослого направлены на их удовлетворение, что в конечном итоге может пойти во вред личности. На рисунке такой человек выглядит следующим образом:
Такой человек в социуме очень неудобен, ибо он считается только со своими интересами. На него нельзя положится. Правил для него не существует. Это дети, которые воспитаны в стиле кумира семьи, которым родители удовлетворяли все их потребности. Таких людей можно встретить среди нашей молодежи, которая, игнорируя реальность, большую часть своего времени тратит не на приобретение специальности, а на развлечения, когда жизнь начинает предъявлять свои требования, и выясняется, что они ни к чему не приучены, а наслаждения хочется получить без особого труда, тогда они пополняют собою преступный мир. Нередко таким людям удается кое-чего добиться в социуме. Тогда мы можем встретить их среди начальников, у которых весь набор требований, находящихся в Родительском компоненте, направлен не на самоограничения, а на подчиненных. Их призывает не опаздывать, вести моральный образ жизни, возмущается всеми, даже малейшими нарушениями правил, которые допускают зависимые от них люди, но сами позволяют себе пьянки, разнузданные гулянья, развратное поведение. В общем, эти люди ведут двойной образ жизни. А вообще моя мораль должна удерживать меня, а не других. Так у этих людей их мораль пытается удержать в узде других. Но сами они этим правилам следовать не обязаны.

3. Взрослый, лишенный полномочий
У человека такого типа поведение определяется требованиями жесткого Родителя и капризного Дитя. Какая часть личности возьмет верх у данного человека предсказать трудно. Он весь раздираем противоречиями. В результате поведение его неэффективно.
Структура такого человека отражена на схеме:
Сам он свое поведение комментирует следующим образом: «Я понимал, что так поступать не следует, но ничего не мог с собой поделать». Люди такого плана часто заболевают. Если болезнь не научит человека целесообразному поведению, то он может подпасть под чье-то влияние. Ему может повести, если влияние хорошее. Чаще оно бывает как раз наоборот. Об этом мы будем говорить несколько ниже.

Контаминация. Иногда я могу принять содержание эго-состояния моего Ребенка или Родителя за содержание Взрослого. В этом случае считается, что мой Взрослый контаминирован. Происходит как будто бы вторжение одного эго-состояния в границы другого. На диаграмме эго-состояний мы обозначаем это закрашиванием накладывающихся друг на друга участков кружков. Эти закрашенные участки означают контаминацию.
На рис. апоказано содержание Родителя, вторгнувшееся во Взрослого — контаминация Родителем. На рис. б — контаминация Ребенком, а на рис. в — двойная контаминация, при которой Родитель и Ребенок накладываются на Взрослого.

Контаминация Родителем происходит тогда, когда я ошибочно принимаю Родительские девизы за реальность Взрослого. Когда они принимаются за реальные факты, Берн называл их предрассудками. Например: «Все шотландцы злые»; «Черномазые — лентяи»; «Бе­лые — эксплуататоры»; «Мир ужасен»; «Людям нельзя доверять»; «Если сначала у тебя что-то не получается, пытайся еще и еще». Если я считаю, что подобные высказывания являются отражением реальности, то я контаминирован.
Когда человек говорит о себе, употребляя безличные предложения, вместо того чтобы говорить «я», то, скорее всего, содержание его речи будет контаминировано Родителем. Например, Мейдж рассказывает о своей жизни: «Нужно делать то, что говорят, и не показывать людям свои чувства». Существует вероятность, что Мейдж обучилась этим двум девизам у своих родителей. Очевидно, они также полагали, что эти высказывания являются отражением реальности.
Контаминация Ребенком. При контаминации Ребенком я затума­ниваю мое взрослое мышление заблуждениями (детскими представле­ниями). Это фантазии, принимаемые за реальную действительность. Возможно, уходя с вечеринки, я слышу, что люди начинают смеяться. Я говорю себе: «Они смеются надо мной!» В этот момент проигрываю случай из раннего детства, когда, не задумываясь, решил: «Я хуже других. Но никто мне об этом не скажет». Я не осознаю, что это контаминация, и ошибочно принимаю эту детскую ситуацию за реальную действительность. Если бы я захотел, то мог бы вернуться в комнату и убедиться, на самом ли деле гости смеются надо мной. Если бы они честно сказали нет, то я бы вышел из контаминации, отделив мою Взрослую оценку данной ситуации от старых представлений о мире моего Ребенка. Я, вероятно, убедился бы, что люди в комнате смеются над анекдотом, который не имеет ко мне никакого отношения. Предположим даже, что они смеялись надо мной. Я вышел бы из контаминации, осознав следующее: «Ну и что? Если они хотят смеяться надо мной, это их дело. Я все равно ОК». Однако в тот день я, возможно, был не готов выйти из контаминации Ребенком. В этом случае, когда шутники сказали мне: «Мы смеялись не над тобой», я мог подумать: «Они лгут, чтобы не портить со мной отношения».
Берн иногда использовал слово «иллюзия» для описания этого вида заблуждений, которые обычно вызываются контаминацией Ребенком. Приведем несколько типичных иллюзий: «Я плохо пишу (считаю), владею иностранным языком»; «Я не нравлюсь людям»; «Я хуже других» («Я не такой, как все»); «Я не могу бросить курить». Когда содержание контаминации Ребенком вытекает из раннего детства, иллюзии могут быть еще более странными. Такое особенно часто случается тогда, когда в детстве человека были психические травмы. Например: «Я могу убить человека просто за то, что он стоит рядом со мной»; «Мама полюбит меня, если я умру».
Двойная контаминация бывает в том случае, когда человек проигрывает какой-то Родительский девиз, соглашается с ним, веря как Ребенок, и ошибочно воспринимает его за действительность. Например:
(Р) «Людям нельзя доверять», в сочетании с:
(Д) «Я никому никогда не верю». Или:
(Р) «Детей нужно видеть, но не слышать», в сочетании с:
(Д) «Чтобы нормально жить, я должен молчать».

Некоторые современные авторы ТА считают все контаминации двойными. Для них содержание двойной контаминации состоит из всех старых, искаженных убеждений, которые человек имеет о себе, других людях и о мире. В ТА они получили название сценарных убеждений.

Упражнение. Возьмите лист бумаги и озаглавьте его: «Я человек, который…». Затем за две минуты напишите все возможные способы закончить это предложение. После этого расслабьтесь и в течение некоторого времени осматривайте комнату, в которой вы находитесь. Для того, чтобы помочь себе «войти» во Взрослого, сядьте на стуле прямо. Ногами упритесь в пол. Посмотрите, что вы написали. Каждый вариант законченного предложения проверьте на то, является ли он отражением реальной действительности или контаминацией Ребенком. Если вы решите, что какие-то варианты исходят из контаминации Ребенком, подумайте, какова реальная действительность. Выделите контаминированные Ребенком слова и употребите слова Взрослого. Например, если вы написали: «Я человек, который не умеет ладить с людьми», то это предложение можно переделать и так: «Я разумный и дружелюбный человек и вполне способен ладить с людьми». Измените подобным образом все контаминированные Ребенком варианты.

А теперь возьмите другой лист бумаги. За две минуты напишите все девизы и убеждения, которые вы слышали от своих родителей или парентальных фигур. Как и раньше, «включите» Взрослого. Посмотрите ваш список Родительских девизов и убеждений. Отметьте, какие варианты отражают реальность, а какие контаминированы Родителем. Если вы решите, что некоторые варианты нуждаются в изменении в соответствии со взрослой реальностью, вычеркните их и замените на новые. Например, вы могли вычеркнуть: «Если у тебя сначала что-то не получается, пытайся еще и еще» и написать вместо этого: «Если у тебя сначала что-то не получается, измени то, что ты делаешь так, чтобы получилось». Это упражнение можно делать в часы отдыха.

Исключение. Здесь описано то, о чем выше уже писал Литвак.
Берн считал, что иногда человек «выключает» одно или более из своих эго-состояний, и назвал этот процесс исключением.

На рис. показаны три возможных случая исключения одного из эго-состояний. На диаграммах исключенное эго-состояние обозначено крестом и линией, отделяющей его от соседнего кружка.
Люди, которые исключили Родителя, не будут действовать в соответствии с готовыми жизненными принципами. Вместо этого они в каждой ситуации заново создают для себя собственные принципы. Они прекрасно используют интуицию Маленького профессора для оценки того, что происходит вокруг них. Эти люди — заправилы и воротилы: ведущие политики, преуспевающие бизнесмены.
При исключении Взрослого я «выключаю» свою взрослую способ­ность к апробированию действительности. Вместо этого слышу лишь внутренний диалог Родитель-Ребенок. В результате мои действия, чувства и мысли будут отражать их постоянную борьбу. Из-за того, что я не использую ресурсы Взрослого к тестированию реальности, мои мысли и поступки могут казаться даже странными, при этом существует вероятность того, что мне могут поставить диагноз психически больного.
При исключении Ребенка мы «выключаем» воспоминания детства. На вопрос: «Какое у тебя было детство?», такие люди ответят: «Я не знаю. Я ничего об этом не помню». Когда мы, будучи взрослыми, выражаем свои чувства, то часто находимся в эго-состояний Ребенка. Поэтому человека с исключенным Ребенком часто называют холодным или бесчувственным.

Если исключены два из трех эго-состояний, то действующее эго-состояние называют константным или исключающим. На диаграмме оно обозначается более жирным кругом. На рис. показаны три возможных случая.
Человек с константным Родителем будет жить только по родитель­ским принципам. На вопрос: «Как по вашему мнению можно осущест­вить этот план?», он ответит: «Я думаю, что это хороший план. Выполняйте его, вот и все». На вопрос: «Как вы себя чувствуете?», он ответит: «В такие времена надо сохранять спокойствие, не так ли?».
Согласно Берну, человек с константным Взрослым «не способен испытывать удовольствие». Вместо этого он «только и делает, что планирует, собирает и обрабатывает информацию».
Человек в константном Ребенке будет всегда действовать, думать и чувствовать, как будто бы он еще находится в детстве. При встрече с какой-нибудь проблемой чувства этого человека усиливаются и «выключают» как Взрослое тестирование реальности, так и Родитель­ские принципы. Такого человека другие люди будут рассматривать как незрелого или истеричного.
Исключение не бывает тотальным, напротив, оно будет зависеть от конкретной ситуации. Например, когда мы говорим о человеке с исключенным Ребенком, то имеем в виду тот факт, что он редко бывает в эго-состоянии Ребенка. Люди не могут жить без каких-то элементов эго-состояния Ребенка. Без элементов Взрослого они не могут действовать вне организаций, а без элементов Родителя не могут хорошо жить в обществе.

Мне представляется, что наиболее приспособлен к жизни интеллектуал, о структуре личности которого мы будем говорить позднее.
Но чаще всего к нам обращаются за помощью те лица, у которых все беды бывают от тирании Родительских программ.
Руководителям, родителям, учителям, в общем, всем нам стоит помнить, что программы Родителя, особенно приобретенные в раннем детстве, бывают очень устойчивы. Для их разрушения требуется много усилий, специальные приемы. Родитель в своих требованиях становится агрессивным, заставляет работать Взрослого, наносит вред Дитяти, за счет энергии которого существует и сам.

Проиллюстрирую это на одном примере.
Своим слушателям на одном из занятий я как-то посоветовал угощать своих гостей часа через два после прихода бутербродами, чаем, конфетами. Сразу же посыпались возражения: «Кто же тогда к нам ходить будет? Что будут о нас говорить? Как это так, придут гости, а я не приготовлю хорошего угощения?» Автоматизированные действия Родителя могут вызвать смех, когда личность попадает в ситуацию, где вести себя в соответствии с программами Родителя нельзя. Примером тому могут быть многие известные литературные произведения. Дорогие мои читатели, многие из вас знакомы с работами Марка Твена. В этом плане наиболее ярким примером является его произведение «Принц и Нищий». Нищий вдруг в одежде принца попадает в королевский двор. А принц в одежде нищего в лондонские трущобы. Возникают комедийные ситуации, а часто для нас и трагедийные для тех, кто попал в эту ситуацию, и продолжает вести себя по старому.

В реальной жизни давление Родителя бывает столь сильным, что все силы ума Взрослого направляются на выполнение неразумных дел, что приводит к неприятностям и трагедиям. Припомните хотя наши праздники. Закупается продуктов в десять раз больше, чем нужно, съедается в пять раз больше, чем это необходимо Дитяти. В любой больнице вам скажут, что больше всего поступает больных с инфарктом миокарда, прободными язвами желудка, алкогольными психозами после праздников. Да и для милиции праздники — это самые трудные дни. Как видим, не так уж безобидны жесткие программы Родителя, вышедшие из-под контроля Взрослого!
Еще одна опасность исходит от Родителя. В нем часто имеются мощные запретительные программы, которые мешают удовлетворять личности свои потребности, запреты: «Не вступай в брак до тех пор, пока не получишь высшего образования», «Никогда не знакомься на улице» и т.п. На какое-то время они сдерживают Дитя, но затем энергия неудовлетворенных потребностей разрушает плотину запретов. Когда Дитя (хочу) и Родитель (нельзя) друг с другом ссорятся, а Взрослый не может их помирить, развивается внутренний конфликт, человек раздирается противоречиями. А сколько трагедий разыгрывается между влюбленными из-за разницы в возрасте, образовании, национальности и пр. Я в данном случае имею в виду не внешние препятствия, а запреты внутреннего Родителя. Но «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет и выйдет из того не дело, только ж мука». Вот и живут многие люди как в известной басне Крылова, где Лебедь тянет в небеса, щука — в воду, а рак пятится назад. А воз и ныне там!
Обучающийся психологической борьбе в процессе занятий должен проанализировать содержание своего Родителя, разрушить ненужные ограничения и выработать новые навыки, а это вполне возможно. Но получается это не так быстро, как хотелось бы. К сожалению, многие, кто обращаются к нам за помощью, хотят добиться стойкого результата за 10-15 минут, в крайнем случае, за 1-1,5 часа.

Для примера возьмем несколько эпизодов из романа Д. Лондона «Мартин Иден». Молодой матрос Мартин Иден влюбляется в девушку из буржуазной среды Руфь Морз. У нее тоже возникло влечение к Мартину. Роман глубоко психологичен. Отдельные его эпизоды наглядно иллюстрируют борьбу Дитяти и Родителя, которая является сутью внутриличностного конфликта. На разных этапах Взрослый становится то на сторону Дитяти, то на сторону Родителя.
Рассмотрим сцену, где Мартин Иден впервые попал к Морзам. Он, прежде чем переступить порог, неловко сдернул кепку с головы. В просторном холле он как-то сразу оказался не на месте. Он не знал, что сделать со своей кепкой, и собрался уже запихнуть ее в карман, но в это время Артур взял кепку у него из рук и сделал это так просто и естественно, что парень был тронут.
Огромные комнаты, казалось, были тесны для его размашистой походки — он все время боялся зацепить плечом за дверной косяк или смахнуть безделушку с камина. Его большие руки беспомощно болтались, он не знал, что с ними делать. И когда ему показалось, что он вот-вот заденет книги на столе, он отпрянул, как испуганный конь, и едва не повалил табурет у рояля. Капли пота выступили у него на лбу, и, остановившись, он вытер лицо носовым платком, обвел комнату сосредоточенным взглядом, но в этом взгляде все еще была тревога, как у дикого животного, опасающегося западни. Он был окружен неведомым — боялся того, что его ожидало, не знал, что ему делать.
Что здесь интересно с точки зрения структурного анализа? Мартин Иден попал в незнакомую обстановку. В программе его Родителя не было необходимых для данной ситуации автоматизированных шаблонов поведения. Его Взрослый взял управление на себя. И хотя он выглядел неловко, именно он мыслил, а не Артур, хотя его поведение было «просто и естественно», так как шло от Родителя.
Но вот пришла Руфь. Она говорила свободно и легко (работа Родителя Руфи). Из дальнейшего изложения видно, что она, не вдумываясь, пересказала мнение своей среды. Но вдруг она поймала его пылающий взгляд. Еще ни один мужчина не смотрел на нее так, и этот взгляд смутил ее. Она запнулась и умолкла. От нее вдруг ускользнула нить рассуждений. Этот человек пугал ее, и в то же время ей почему-то было приятно, что он на нее так смотрит (задавленное Родителями Дитя выходит в жизнь). Привитые воспитанием навыки (Родитель) предостерегали ее против опасности и силы этого коварного обаяния; но инстинкт (Дитя) звенел в крови, требуя, чтобы она забыла, кто она и что она, и устремилась навстречу гостю из другого мира.
И пока Мартин Иден говорил, Руфь смотрела на него с восхищением. Его огонь согревал ее. Она впервые почувствовала, что жила, не зная тепла. Ей хотелось прильнуть к могучему, пылкому человеку, в котором клокотал вулкан силы и здоровья (желание Дитяти). Желание это было так сильно, что она с трудом сдерживала себя. (Это ее удерживали Взрослый и Родитель). Но в то же время что-то и отталкивало ее от Мартина. (Работа внутреннего Родителя). Отталкивали эти израненные руки, в кожу которых словно въелась житейская грязь, эти вздувшиеся мускулы, шея, натертая воротничком. Его грубость пугала ее. Каждое грубое слово оскорбляло слух (не слух, а Родителя). И все-таки ее влекла к нему какая-то, как ей казалось, сатанинская сила. Все, что так твердо устоялось в ее мозгу, вдруг стало колебаться (атака Дитя на Родителя Руфи). Его жизнь опрокидывала все ее привычные условные представления. Жизнь уже не казалась ей чем-то серьезным и трудным, а скорее игрушкой, которой приятно поиграть, повертеть во все стороны, но которую можно и отдать без особого сожаления. «Вот и ты играй, — говорил ей внутренний голос, (то есть, голос Дитяти), — прижмись к нему, если тебе так хочется, обними его за шею». Ее ужаснула легкомысленность этих побуждений, но она напрасно заставляла себя думать о своей чистоте, своей культуре — обо всем том, что отличало ее от него. Посмотрев кругом, Руфь увидела, что и остальные слушают его как завороженные, но в глазах своей матери она прочла тот же ужас, восторженный, но все же ужас, и это придало ей силы (получила поддержку от Родителя матери). Да, этот человек, пришедший из мрака, — порождение зла. Руфь была готова положиться на суждение матери, как привыкла полагаться всегда. Пламя Мартина перестало ее жечь, и страх, который он ей внушал, потерял остроту. (Родитель «задавил» Дитя).
Мартин Иден влюбился в Руфь и решил стать своим в их среде. Ему удалось перестроить программу своего Родителя, обогатить знаниями своего Взрослого. Через год на званом вечере Руфи Мартин беседовал с главным бухгалтером минут пятнадцать, и Руфь не могла нарадоваться на своего возлюбленного. Его глаза ни разу не засверкали, щеки ни разу не вспыхнули, и Руфь изумлялась спокойствию, с каким он вел беседу (работает Родитель, которому немного помогает Взрослый). Но вот беседа заинтересовала его. Мартин не размахивал руками, но Руфь придирчиво отметила особый блеск в его глазах, что голос его постепенно начинает повышаться и краска приливает к щекам (действие Дитяти). Но Мартин очень мало думал сейчас о внешних приличиях! Он увидел, как сведущ и как широко образован его собеседник (совместная работа Взрослого и Дитяти, которому ненавязчиво помогает Родитель).
Постепенно, по мере формирования новой программы Родителя, Взрослый Мартина все больше освобождается от рутинной работы и начинает разбираться в ситуации и в своей возлюбленной. Мартин понял, что для Руфи «радость творчества» — пустые слова. Она, правда, часто употребляла их в беседе, и впервые Мартин услыхал о радости творчества из ее уст. Она читала об этом, слышала на лекциях университетских профессоров, даже упоминала, сдавая на степень бакалавра искусств. Но сама она была чужда оригинальности мысли, всякого творческого порыва и могла лишь повторять то, что заучивала с чужих слов. Поэтому она не могла оценить творчества своего жениха, не могла себе представить, что можно стать писателем, не имея диплома (действие Родителя, который мешает видеть жизнь в истинном свете).

Еще несколько нарезок из книги Д. Лондона «Мартин Иден».
Адаптивное, Бунтующее, Естественное Дитя. Мартин
Никогда еще не поднимался он на такие жизненные высоты, и, наблюдая и слушая, он старался поменьше обращать на себя общее внимание, отвечая односложно: «да, мисс» и «нет, мисс», если она обращалась к нему; «да, мэм» и «нет, мэм», если к нему обращалась ее мать. Он едва удержался (АД), чтобы не сказать ее брату: «да, сэр», как полагалось по правилам морской дисциплины. Он чувствовал, что тем самым поставил бы себя в приниженное положение, а этого не должно быть, если он хочет добиться ее. Да и гордость его восставала против этого (Бунтующее Дитя). Ей-богу, думал он, я не хуже их, и если они знают многое, чего я не знаю, то и я могу всему этому научиться. Но в следующий миг, когда она или ее мать говорили ему: «мистер Иден», — он забывал свою гордую строптивость и сиял от восторга (Естественное Дитя). Он был сейчас цивилизованным человеком и обедал в обществе людей, о которых раньше только читал в книжках. Он словно сам попал в книгу и странствовал по страницам переплетенного тома.
Но сидя за столом и уподобляясь скорее кроткому Ягненку, чем дикарю, описанному Артуром, Мартин не переставал ломать голову над тем, как ему быть (Взрослый). Он вовсе не был кротким ягненком, и его властная натура не мирилась с второстепенной ролью. Он говорил только тогда, когда это было необходимо, и речь его очень напоминала его переход из гостиной в столовую, когда он спотыкался и наталкивался на мебель. Мартин рылся в своем многоязычном лексиконе, боясь, что Нужные слова он не сумеет произнести как следует, а иные, знакомые ему, окажутся грубыми или непонятными. Все время его угнетала мысль, что эта связанность речи вредит ему, мешает выразить то, что он на самом деле чувствует и думает. Кроме того, невольная узда стесняла его независимый дух точно так же, как крахмальный воротничок давил его шею. Мартин опасался, что долго не выдержит. Чувства и мысли, обуревавшие его, настоятельно стремились вылиться наружу и принять определенную форму; и в конце концов он забыл, где находится, и старое, знакомое слово, одно из тех, которыми он привык пользоваться, сорвалось с его языка. (Переход от АД к БД)

Переход от Адаптивного Дитяти к Естественному Дитяте. Мартин
Он вдруг умолк с раскрытым ртом, потрясенный собственным ничтожеством, чувствуя, что недостоин даже дышать одним воздухом с нею. И в то время как Артур, подхватив разговор, в двадцатый раз стал рассказывать о приключении на пароме, — как на него напали какие-то пьяные хулиганы и как Мартин Иден бросился на них и спас его, — герой этого приключения, насупив брови, молча думал о том, что выставил себя болваном, и еще больше прежнего терзался вопросом, как же нужно вести себя в обществе этих людей. Он явно делал все время не то, что надо. Он был не их породы и потому не умел говорить их языком. Все это было несомненно. Подделываться под них? Но игра, наверное бы, не удалась, да и вообще притворство было не в его натуре. В ней не было места для обмана и фальши. Будь что будет, но он должен оставаться самим собою. Сейчас он не может говорить их языком, но со временем сможет: в этом он был убежден непоколебимо. А пока — не молчать же ему! — он будет говорить своим языком; разумеется, смягчая выражения, чтобы его речь не шокировала их и была им понятна. Больше того, он не хочет своим молчанием дать повод думать, что ему ясно то, что на самом деле ему совершенно неясно.

Адаптивное Дитя Мартин
Мартин старался избегать грубых слов и неправильных выражений и поэтому говорил медленно и лучше формулировал свои мысли. (приспосабливание Дитяти с помощью Взрослого к новому социуму). Он держался за обедом гораздо непринужденнее, чем в первый раз, почти год тому назад, но сохранил скромность и некоторую застенчивость, что очень понравилось миссис Морз, которая была в то же время приятно поражена происшедшей в нем переменой.

Адаптивное Дитя. Руфь
Смущенная, встревоженная (Естественное Дитя не смущается — смущается именно Адаптивный Ребенок, так как считает, что ведет себя не так, как от него требует социум) его взглядом, она несколько раз теряла нить разговора и с немалым трудом вновь собирала обрывки мыслей. Обычно она не затруднялась в разговоре и теперь объясняла свое состояние исключительностью своего собеседника. Она была очень восприимчива ко всякого рода впечатлениям, и в конце концов не было ничего удивительного, что этот пришелец из другого мира смущал ее.

Заботливый (Опекающий) Родитель. Руфь Морз
Руфь, взглянув на Мартина через плечо, прочла на его лице то, что он чувствовал. Это было совсем другое лицо, с большими сверкающими глазами, которые будто проникали за пелену звуков и там ловили биение живой жизни и исполинские призраки фантазии. Она была потрясена. Грубый, неуклюжий парень исчез. Плохо сшитый костюм, израненные руки и обожженное солнцем лицо по-прежнему были перед ней, но теперь все это казалось ей лишь тюремной решеткой, сквозь которую она видела великую душу, беспомощную и немую, ибо не было слов, которые могли выразить взволновавшие ее чувства. Но все это Руфь видела лишь одно мгновение; неуклюжий парень появился снова, и она рассмеялась над своей фантазией. Однако впечатление от этого мгновения сохранилось, и когда Мартин неловко подошел к ней, чтобы проститься, она дала ему томик Суинберна и еще томик Броунинга, — как раз сейчас она изучала Броунинга в курсе английской литературы. Мартин вдруг показался ей таким мальчиком, когда пробормотал слова благодарности, что она невольно почувствовала к нему материнскую нежность и жалость (ЗР). Она забыла и грубого парня, и пленную душу, и мужчину, который так по-мужски смотрел на нее, радуя и в то же время пугая своим взглядом. Она видела перед собою лишь мальчика.
Он последовал за нею, так же неуклюже переваливаясь на ходу. Но когда они уселись в гостиной, Мартин, против ожидания, почувствовал себя довольно непринужденно. Она всячески старалась создать у него это ощущение непринужденности и делала это так деликатно и бережно, что стала ему еще во сто крат милее. Сначала они поговорили о книгах, о Суинберне, которым он восхищался, и о Броунинге, который был для него непонятен. Руфь направляла разговор, а сама все думала о том, как бы помочь ему. Она часто думала об этом после их первой встречи. Ей непременно хотелось помочь ему. Она чувствовала нежность и жалость к нему, но в этой жалости не заключалось ничего обидного: это было никогда не испытанное ею прежде, почти материнское чувство. Да и могла ли это быть простая, обычная жалость, если в человеке, ее вызывавшем, она настолько чувствовала мужчину, что одна его близость порождала в ней безотчетный девический страх и заставляла сердце биться от странных мыслей и чувств.

Бунтующее Дитя Мартина.
Мартин пришел на Ритуал. И ему бы следовало засунуть Дитя подальше (как указывает выше Литвак), ведя светские разговоры по линии Родитель-Родитель. Но для этого Адаптивное Дитя должно быть терпеливым. Терпение у Мартина кончается и вылазит обратная сторона Адаптивного Дитяти – Дитя Бунтующее против правил и светских норм. Мартин, который успешно развил свою личность и стал гораздо умнее всех, с кем общался, начинает спорить, не соглашаться с Мистером Морзом:
«Морзы показали Мартину сливки своего круга, и он не пришел от них в восторг. Нищий батрак, он все же был головою выше всех тех, кого встречал в гостиной у Морзов. Выкупив из ломбарда свой костюм, Мартин являлся к этим людям и чувствовал себя среди них, как принц, принужденный жить среди пастухов.
— Вы ненавидите и боитесь социалистов, — сказал он однажды за обедом мистеру Морзу,- но почему? Вы ведь не знаете ни их самих, ни их взглядов.
Разговор о социализме возник после того, как миссис Морз пропела очередной дифирамб мистеру Хэпгуду. Мартин не выносил этого самодовольного пошляка и всякий раз терял терпение, когда разговор заходил о нем.
— Да,- сказал Мартин,- Чарли Хэпгуд подает надежды, об этом все говорят, и это правда. Я думаю, что он еще задолго до смерти сядет в губернаторское кресло, а то и сенатором сделается.
— Почему вы так думаете?- спросила миссис Морз.
— Я слышал его речь во время предвыборной кампании. Она была так умно-глупа и банальна и в то же время так убедительна, что лидеры должны считать его абсолютно надежным и безопасным человеком, а пошлости, которые он говорит, вполне соответствуют пошлости среднего избирателя. Всякому человеку лестно услышать с кафедры свои собственные взгляды.
— Мне положительно кажется, что вы завидуете мистеру Хэпгуду,- сказала Руфь
— Боже меня упаси!
Ужас, мелькнувший в глазах Мартина, заставил миссис Морз настроиться на воинственный лад.
— Не хотите же вы сказать, что мистер Хэпгуд глуп?- спросила она ледяным тоном.
— Не глупее среднего республиканца,- возразил Мартин,- или среднего демократа. Они все или хитры, или глупы, причем хитрых меньшинство. Единственные умные республиканцы — это миллионеры и их сознательные прислужники. Эти-то отлично знают, где жареным пахнет, и знают почему.
— Вот я республиканец,- сказал с улыбкой мистер Морз, — интересно, как вы меня классифицируете?
— Вы бессознательный прислужник.
— Прислужник?!
— Ну, разумеется. Вы член корпорации. У вас нет знания рабочего класса и нет юридической практики в уголовных делах. Ваш доход не зависит ни от мужей, бьющих своих жен, ни от карманников. Вы питаетесь за счет людей, играющих главную роль в обществе; а всякий человек служит тому, кто его кормит. Конечно, вы прислужник! Вы заинтересованы в защите интересов тех капиталистических организаций, которым вы служите.
Мистер Морз слегка покраснел.
— Должен вам заметить, сэр,- сказал он, — что вы говорите, как заядлый социалист.
Вот тогда-то Мартин и сделал свое замечание по поводу социализма:
— Вы ненавидите и боитесь социалистов. Почему? Ведь вы не знаете ни их самих, ни их взглядов.
— Ну, ваши взгляды во всяком случае совпадают со взглядами социалистов, — возразил мистер Морз.
Руфь с тревогой поглядела на собеседников, а миссис Морз радовалась, что ее враг навлекает на себя немилость главы дома.
— Если я называю республиканцев глупыми и говорю, что свобода, равенство и братство — лопнувшие мыльные пузыри, то из этого еще не следует, что я социалист, -сказал Мартин улыбаясь. — Если я не верю в Джефферсона и в того невежественного француза, который его воспитал, то опять-таки этого недостаточно, чтобы называться социалистом. Уверяю вас, мистер Морз, что вы гораздо ближе меня к социализму; я ему в сущности заклятый враг.
— Вы, конечно, изволите шутить? — холодно спросил мистер Морз.
— Ничуть. Я говорю совершенно серьезно. Вы верите в равенство, а сами служите капиталистическим корпорациям, которые только и думают о том, как бы похоронить это равенство. А меня вы называете социалистом только потому, что я отрицаю равенство и утверждаю как раз тот принцип, который вы, в сущности говоря, доказываете всей своей жизнью. Республиканцы — самые лютые враги равенства, хотя они и проповедуют его где только возможно. Во имя равенства они постоянно нарушают равенство. Поэтому-то я называю их глупцами. А я индивидуалист. Я верю, что в беге побеждает быстрейший, а в борьбе сильнейший Эту истину я почерпнул из биологии, или по крайней мере мне кажется, что я ее почерпнул оттуда. Повторяю, что я индивидуалист, а индивидуалисты вечные, исконные враги социалистов.
— Однако вы ходите на социалистические митинги, -раздраженно произнес мистер Морз.
— Конечно. Так же, как разведчик ходит во вражеский лагерь. Как же иначе изучить противника? А кроме того, мне бывает очень весело на этих митингах. Социалисты — прекрасные спорщики, и хорошо ли, плохо ли, но они изучили кое-что. Любой из них знает о социологии и о всяких других «логиях» гораздо больше, чем обыкновенный капиталист. Да, я раз десять был на социалистических митингах, но от этого не стал социалистом, так же как от разглагольствований Чарли Хэпгуда не стал республиканцем.
— Не знаю, не знаю, — нерешительно сказал мистер Морз, — мне почему-то кажется, что вы все-таки склоняетесь к социализму.
«Черт побери, — подумал Мартин, — он не понял ни одного слова! Точно я говорил с каменной стенкой! Куда же делось все его образование?»»

Взрослый Мартина не может обеспечить для Руфи необходимого материального положения. А когда Мартин попал в скандальную историю, внутренний Родитель Руфи и актуальные родители победили ее Дитя. Наступил разрыв отношений.
Для Мартина это кончилось трагически. Прежний Родитель был разрушен и не мог его защитить так, как защитил Руфь ее Родитель, хотя и лишил счастья. Одного творчества для его Дитяти было недостаточно. Оно лишилось привычного круга общения, не приобрело нового, рухнула любовь. Наступил острый коммуникативный голод, хотя людей вокруг было много. Мартину не удалось уберечь свое Дитя от депрессии.
Упражнение 1. Когда принимаете решение, подумайте, какие части вашей личности (Родитель Взрослый или Дитя) принимают решение. Если выяснится, что чаще это бывают Дитя (Хочу) или Родитель (должен), то вам следует тренировать взрослый компонент (целесообразно).
Упражнение 2. Научитесь различить в себе и других позиции Взрослого, Дитя и Родителя. Отнесите нижеприведенные слова к той или иной позиции. 1) «Неужели трудно понять…»; 2) «Сколько раз вам можно объяснять, что …»; 3) «С моей точки зрения…»; 4) «Мне все это уже осточертело! Не буду я больше делать!».
Нетрудно понять, что первые 2 фразы это возгласы Родителя, 3-я — Рационального взрослого, а 4-я — капризного Дитяти. Постарайтесь, как можно больше тренировать в себе взрослую позицию.
Упражнение 3. Вечером, делая обзор своему дню, напишите, сколько времени в какой позиции вы находились. Норма: 75% — позиция Взрослого; 12,5% — позиция Дитяти; 12, 5% — позиция Родителя.

Если информация оказалась для Вас интересной или полезной, Вы можете поддержать мой научно-образовательный проект, развитием которого я занимаюсь с июня 2011 года, щелкнув 1-2 раза по рекламе от гугла (которая идет вверху справа, по середине или в конце статьи; кликать желательно 1 раз в 5-7 дней) или же перечислив любую сумму денег на любой из указанных реквизитов:

Номер Яндекс-кошелька 410011188544707

Номера кошельков системы WebMoney
R205274311238 (для перевода Рублей)
Z302112294428 (для перевода Долларов)
E186152531138 (для перевода Евро)
U394282857424 (для перевода Гривен)
B294345348664 (для перевода Белорусских рублей)

Денежные переводы от системы Western Union. Для оформления перевода необходимо предварительно связаться со мной по емейлу y.lemekhov@gmail.com, скайпу y.lemekhov или через социальные сети ВКонтакте или Фейсбук для получения всех необходимых данных.

ТОЛЬКО ДЛЯ ЖИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ. Карта Приват-Банка Гривневая
Банк ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Получатель ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»
Расчетный счёт 29244825509100
МФО 305299
Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570
Номер карты 5168757282814500 Лемехов Юрий Александрович (Лємєхов Юрій Олександрович).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.